Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Кодекс чести академика Виктора Сычева
Вот уж кто совсем не любит официоз, так это Виктор Гаврилович Сычев, академик РАН, академик Международной академии плодородия имени Митчерлиха (Германия), Украинской академии аграрных наук, почетный академик еще нескольких региональных и зарубежных университетов, один из ведущих агрохимиков как на мировой арене науки, так и на нашей, российской. Иначе и быть не может, ведь именно он почти четверть века возглавляет Всероссийский научно-исследовательский институт агрохимии имени Д.Н. Прянишникова, является президентом уникального международного научного объединения – Содружество агрохимиков и агроэкологов, симпозиумы которого проходят в разных странах мира с периодичностью раз в два года, лично внес немалый вклад в теоретические разработки отрасли, а еще больший – в развитие идей основоположника отечественной агрохимии, его имя и носит институт, а также своего предшественника на этом посту, академика РАН и тоже агрохимика В.Г. Минеева, достойно принял эстафету поколений.
Человек без галстука

Вот уж кто совсем не любит официоз, так это Виктор Гаврилович Сычев, академик РАН, академик Международной академии плодородия имени Митчерлиха (Германия), Украинской академии аграрных наук, почетный академик еще нескольких региональных и зарубежных университетов, один из ведущих агрохимиков как на мировой арене науки, так и на нашей, российской. Иначе и быть не может, ведь именно он почти четверть века возглавляет Всероссийский научно-исследовательский институт агрохимии имени Д.Н. Прянишникова, является президентом уникального международного научного объединения – Содружество агрохимиков и агроэкологов, симпозиумы которого проходят в разных странах мира с периодичностью раз в два года, лично внес немалый вклад в теоретические разработки отрасли, а еще больший – в развитие идей основоположника отечественной агрохимии, его имя и носит институт, а также своего предшественника на этом посту, академика РАН и тоже агрохимика В.Г. Минеева, достойно принял эстафету поколений.

И все-таки официоз – это не его. В большинстве случаев – это человек без галстука, без "парада". Просматриваешь фотографии его заграничных поездок, встреч с самыми видными учеными, корифеями в своих областях, так на их фоне это и по внешнему виду, и по манере одеваться всегда "самый молодой". Куртка-ветровка, кепка, джинсы… Почти всегда еще и улыбка на лице – вечный атрибут молодости, сил, успеха. Среди маститых и седовласых – так, случайно вроде встал в группу фотографирующихся… Не иначе. Так что нынешний юбилей – 65 лет – "накрыл" его как дождь среди ясного неба, на бегу, на лету… Да и юбилей, по его словам, какой-то непонятный, ни то ни се… Про себя, видимо, добавил: тьфу, вот морока, еще и отмечать надо. Эх, хорошо было в те годы, когда конец июля совпадал с экспедициями, дальними поездками, на худой конец, с охотничьим сезоном где-то "на северах". Там, в поле, в палатке, у подножия горы, разумеется, без всякого официоза, праздновался юбилей запросто, у костра с шулюмом, с чаем в алюминиевых кружках, когда и чем покрепче.

И все-таки – юбилей. Некая черта, которая, хочешь ты того или нет, но как бы подводит итоги сделанного, некая "мера весов": а так ли прожил? не сломался? не пошел по проторенной другими и всегда более легкой полосе? не сбился ли со своего курса? Так и еще резонный вопрос: вроде лаврами не обделен, так не успокоился ли, не перешел в режим этакого благостного самодовольства?.. Для ученого – это когда чуть меньше собственного участия, чуть больше соавторства, "руководства". Вот-вот, собственного лица не потерять за маской титулованного величия, статусного "покоя".

Главный ли итог? Или промежуточный?

Нет, это уже не о юбилее вовсе. Но так чудно – подарком к нему! Неделю тому назад Госдума во втором чтении приняла поправки в закон о плодородии земель сельхозназначения. Сколько ж лет наука, и в первую очередь ВНИИ агрохимии, билась над разрешением этой проблемы: забота о плодородии почв России должна стать национальной идеей, общегосударственной заботой, задачей номер один в нашем столь стремительно меняющемся мире с невиданными ранее природными катаклизмами, вызовами экономических и политических кризисов, а ныне – еще и пандемий. Шутка ли, почти повсеместно вся площадь России стала зоной рискованного земледелия. Общепризнанные технологии не дают гарантированный урожай. Селекционно-генетические "битвы" уже поставили ряд стран на колени, в зависимое положение от мировых производителей. А наши собственники и арендаторы сельхозугодий остались практически неподотчетны в плане поддержания полноценного плодородия почв.

Так вот, поправки к закону как раз и установили раз и навсегда главнейший постулат: мониторинг плодородия ложится на плечи государства. Именно об этом заявлял еще четверть века тому назад Виктор Гаврилович, в его докторской диссертации эта тема прошла красной линией. Только "государев контроль", иного быть не может! Так разве только в диссертации Сычев это отстаивал? Сколько международных и отечественных конференций проведено им на эту тему, сколько статей, программ, сколько докладов им написано, озвучено и в отраслевые министерства передано! Итак, услышано, взято на карандаш, прошло обкатку и экспертизу, отработано правительством – браво, Михаил Мишустин! – и наконец, одобрено Госдумой. Вот это подход! Долгожданный закон! Истинно "государево решение"!

Поздравляем с данным законом и нашего академика-юбиляра! Дело всей жизни нашло – извиняюсь за тавтологию – воплощение в жизни. Думается, более глобального в рамках всей страны достижения агрохимии как науки в наши дни просто не было! Была всеобщая химизация, был Сталинский план преобразования природы, был расцвет целой сети агрохимстанций, лабораторий, подразделений "Агрохимии", но в наши постперестроечные годы это первое, буквально эпохальное достижение.

Человек одной цели

Даже трудно проследить, как, каким образом выкристаллизовался, воспитался, если хотите, этот уникальный характер – целостный, единый? Не знаю… Хуторской кубанский мальчишка, который в 9–10 лет остался круглым сиротой, на попечении своих старших братьев и сестер… Где сейчас, кем стали его однокашники, которые вместе с ним разгружали уголь и лес по ночам на ж/д вокзале, работали летом на совхозных полях, а бывало, что и обносили сады и бахчи? Казалось бы, той босоногой шпане дорога-то одна: какое-то сельское ПТУ, курсы водителей, а то и колония. Нет же, учился мальчишка только на отлично, всерьез увлекался футболом. И, несмотря на это, уходит из школы после восьмого класса, правда, в знаменитый Брюховецкий сельскохозяйственный техникум, который "взрастил" в своих стенах целое поколение корифеев кубанской нивы. Днем учится, а по ночам – те же вагоны, за выгрузку которых платили сущие копейки. Какая там наука, мысль одна – скорее встать на ноги, не сидеть на шее старшего брата.

Вот и выпуск, получен долгожданный диплом – иди по специальности и работай, ученый-агроном, как-никак. Так нет же, со своим красным дипломом на свои честно заработанные Виктор уже в Москве, поступает в Тимирязевку. Конкурс в том году даже среди "краснодипломников" немалый. В комиссии седовласые старцы – глаза разбегаются. Химию, всего один предмет, надо стать только на пять. Обрадовался было – билет знает назубок. Так рано обрадовался – это ж профессура Тимирязевки. Десятки вопросов посыпались со всех сторон! Пока не прогнали по всему курсу, "отлично" не поставили!

Учеба – заветная и невероятная. Но как жить и как учиться на стипендию в 30 рублей? Виктор устраивается дворником при институте, а еще ночным сторожем на ближайшую пилораму. Днем учеба, вечером – уже собственно научные исследования в лаборатории, на опытной станции, в вегетационном домике. Рано утром – уборка территории, а ночью сторожит, но на самом деле в тишине своей "коптерки" рисует графики к полевым опытам, строит диаграммы, заполняет таблицы.

Казалось бы, Москва, столица, самые лучшие студенческие годы – сколько всего можно было увидеть, театры, музеи, гастроли артистов со всего мира. Но молодость есть молодость, все успевалось!

А со второго курса – любовь. Как и полагал хуторской гарный паренек: первый поцелуй – значит, предложи руку и сердце. Милая девочка Таня, что станет единственной супругой, родит прекрасных дочек Светлану и Танюшку – в честь мамы. И новые трудности: комната в семь метров в аспирантском общежитии, две маленькие дочки, и только ночью, когда все спят, пишет Виктор свою первую диссертацию.

Цельность натуры. И ни сомнений, ни колебаний, ни компромиссов в мелочах. Почти целую жизнь вместе – 33 года, а потом… расстанутся. Почему? Идеалисты – оба? Просто чтобы не было обид, мелочных бытовых неувязок, обмана. Честно, чисто – как и жили.

А может быть, просто Виктор Гаврилович – человек одной идеи? Составил для себя свод кодексов, заповедей, правил – по нему и живет. Все, что против правил, должно быть исключено… На первом месте – некая нравственная высота, тот возведенный в постулат стиль полного отрешения от всего суетного, мирского, преходящего, несущественного, который отличает иноков и монахов. Только для дочек-внучек – исключение, и дни совместные на даче – лучшие в году.

Пространство для идеи

Итак, человек обрек себя на служение одной идее, имя ее – Наука. Пространство этой идеи – отдельная тема. Случайно или продуманно, как-то спланированно – не знаю. Но вот кабинет академика. Хотя нет, сначала – приемная. Очень светло, тихо, зеленые растения – как в оранжерее. Тут же – голубое на зеленом – большой аквариум с рыбками. Кажется, даже музыка или радио – какой-то тихий звуковой фон. И эта зелень, бьющая в глаза, журчанье воды в аквариуме, эти рыбки-водоросли – здесь, в этой серой дождливой Москве. Истинно – "приют для души" ученого агронома.

Кабинет. Старинный портрет Прянишникова. Карта России во всю стену. Дипломы-награды института. На столе – полный порядок, видимо, раз и навсегда заведенный. Зато рядом еще один рабочий стол – буквально весь заставлен стопами новых книг – продукция собственного издательства "Плодородие", среди книг и последние номера одноименного журнала, который входит в реестр ВАК. Еще – книжные шкафы, в которых немало интересного найдет и агрохимик, и политик, и эколог и историк-социолог.

Кстати, журнал "Плодородие" – любимое детище академика. Как не побоялся Виктор Гаврилович тогда, двадцать лет тому назад, когда сплошь и рядом закрывались и банкротились самые известные и "раскрученные" периодические издания, ввязаться в эту новую для себя ипостась?! Продумал все: от обложки до содержания, от фотоиллюстраций до "исторической составляющей" – и не прогадал. Первый номер журнала отечески приветствовал президент Россельхозакадемии Г.А. Романенко: славное событие для всей России, которая обрела ныне самый главный, самый востребованный с красноречивым названием рупор – "Плодородие". Долгие лета журналу! Сегодня это ведущее научно-аграрное издание России! А сам академик все эти двадцать лет – бессменный главный редактор. Нагрузка, надо сказать, немалая – чтобы поставить свою подпись под номером, весь материал надо вычитать, отобрать самое стоящее, а бывает, и кое-что проверить. Номера – на загляденье! Красочные, популярно написанные, всегда вызывающие отклик в душе.

Есть еще одно пространство для идеи – собственная квартира. Холостяцкой ее не назовешь, ибо порядок неправдоподобно идеальный. Правда, о статусе и деятельности своего хозяина она ровным счетом ничего не расскажет. Как в гостинице – в прямом и переносном смысле. Ни газет на журнальном столике, ни рубашки на стуле, ни хоть единой вещички не на своем месте. Идеально и от этого даже скучно. Но – коллекция чайных ложечек из всех стран мира, какие-то тематические сувениры – тоже из дальних странствий. И это – все. Правда, есть еще подобие тренажерного зала – отголосок молодости, когда выступал за сборную по футболу Тимирязевки.

Эх, золотые годы! Кроме футбола, а все годы левый нападающий, еще и многоборье, посещал сразу четыре секции, коронная дистанция – стометровка, кстати, рекорды бил только так. Как потом спортивная подготовка пригодилась на таежной охоте! Выйти один на один на медведя, пусть даже и ружье в руках, при воспоминаниях и то мороз по коже… А тогда, на охоте, что уж говорить, и волосы дыбом порой…

Но в квартире – ни одного " отголоска". Вспомнилось, на молодых фотографиях где-то промелькнул старинный подсвечник, и уже в зрелые годы – деревянная трубка в руке (неужели курил?). Значит, был когда-то интерес к антиквариату. Нет, отмел и это в своей жизни как несущественное, не отвечающее "идее".

Так что кодекс жизни таков: наука, наука и еще раз наука. Одержимость этой идеей – полная, затмевающая собой все остальное. Служение. На грани самоотречения. На грани монашеского пострига. Вот так!

Думается, а вообще-то людям есть место в судьбе этакого одинокого волка, отшельника? Додумывать не буду, только то, что знаю. Взять его старшего брата, кажется, Николаем зовут, вернее, звали, два года назад ушел из жизни… Так вот Виктор Гаврилович с давних уже пор взял за правило – энную сумму денег ему выплачивать ежемесячно и безвозмездно. За что? почему? Таково его решение, и это не обсуждается. Бывало так, что семье своей не хватает до зарплаты дотянуть, но "братова доля" отправлялась переводом исправно.

Где бы ни был, но в дни Радоницы-поминовений – обязательно на Кубани, в родной Кубанской Степи, бывшее название совхоза так и закрепилось за поселком. Есть время на эти поездки, нет ли – это тоже не обсуждается. За рулем все тот же старенький водитель, с которым прошли уже тысячи километров, какие-то 19 часов на дорогу. Пусть даже в ночь-полночь обратно…

Не буду называть имена, не особо корректно, но такой еще факт. Даже самые именитые, самые титулованные ученые на склоне лет порой оказываются не у дел. И голова варит, и идей научных – целый багаж, но так уж складываются обстоятельства, что в родных своих коллективах они становятся персонами нон-грата. Нет, претензий нет, но снижают нагрузку до самой унизительной, мол, работай, только почти бесплатно, обходят наградами, не приглашают на научные конференции. Не одного, не двоих – почти своих же учителей! – приглашал Виктор Гаврилович в свой институт. И – на целую жизнь, еще на десятилетие продлевал корифеям российской науки плодотворную, деятельную творческую стезю!
28 июля 2020
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях