Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Золотые зерноотходы, или Новоегорлыкский беспредел
Недавно страна отметила День работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. В этом году он, конечно, омрачен пандемией, но для селян Дона, добившихся во второй раз таких высоких результатов, это действительно праздник. О чем и говорят предварительные итоги всего года.
Недавно страна отметила День работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. В этом году он, конечно, омрачен пандемией, но для селян Дона, добившихся во второй раз таких высоких результатов, это действительно праздник. О чем и говорят предварительные итоги всего года.

А вот труженики СПК(СА) “Русь” и бывший его руководитель И.В. Пластун столкнулись с другим опасным вирусом под названием “ Новоегорлыкский беспредел”. О своей ситуации они решили рассказать на страницах газеты “Сельская жизнь”.

С марта 2010 года в течении пяти лет я работал председателем СПК(СА) “Русь” в Сальском районе. За эти годы хозяйству удалось добиться неплохих результатов. В собственность СПК было приобретено 1300 гектаров земли сельхозназначения, обновили технику, установили охладители на молочно-товарной ферме, в растениеводстве начали применять новые технологии. В итоге повысили урожайность зерновых, удои молока. Средний заработок составлял к 2015 году 16 тыс. рублей, увеличили и арендную плату пайщикам. Но в 2015-м меня переизбрали. И новый руководитель– А.И. Ломинога – из личной ко мне неприязни, таким образом, провел ревизию моей деятельности, что по ее итогам в декабре 2016 года возбудили против меня уголовное дело из-за недостачи зерноотходов по ч. 1 статьи 201 УК РФ. При том, что акт приема-передачи хозяйства не составлялся, а ревизию производили без моего участия. Меня обвинили в том, что, занимая должность руководителя СПК (СА) “Русь”, я, вроде бы, в устной форме дал указания завхозу бригады № 9 произвести отгрузку зерновых отходов водителям без оформления соответствующих документов для дальнейшей передачи третьим лицам. Общая масса такого битого зерна с пылью, якобы, составила 62 тонны 042 килограмма на сумму 202380 рублей.

И тут начались удивительные вещи: список моих указаний был представлен следователю в виде записи карандашом со множественными исправлениями. В бригаде № 9 по распоряжению А.И. Ломинога составлен акт. Но в уголовном деле распоряжение о создании комиссии для проведения ревизии с указанием номера документа и даты – отсутствуют. Нет их и в акте ревизии от 17.04.2015 года. Отсутствует в акте и подпись одного из членов комиссии – П.С. Шляхта. В нашей беседе он сказал, что при взвешивании зерноотходов не присутствовал, в суде не опрашивался. Другой член комиссии В.В. Подгорный в суде заявил, что при взвешивании зерноотходов также не присутствовал. А на вопрос: “Почему вы расписались?”, – ответил, мол, сказали расписаться, я и расписался. Еще один член комиссии О.А. Логвиненко в суд вообще не вызывалась и не допрашивалась. Отсутствуют также акты взвешивания с указанием номера машины, ее веса, данными водителя.

Возникает вопрос: а производилась ли ревизия с перевеской товара, или просто был составлен акт о недостаче согласно устного распоряжения А.И. Ломинога? Мне сначала было непонятно, почему в материалах уголовного дела все документы представлены в двух экземплярах. Потом понял, что этим самым подгонялась сумма ущерба под статью в УК. Среди них акты оприходования зерноотходов на сумму 322702 рубля и на 1622700 рублей и справки о цене зерноотходов – 3 рубля и 5 рублей за килограмм.

Следователем Д.М. Хилай в материалах дела представлен второй акт ревизии от 17.04.15 г., где уже стоят подписи всех четырех членов комиссии. Однако в новом документе с печатью и штампом кооператива “Копия верна”, документ заверен подписью А.И. Ломинога. Это копия чего? И как она может быть верна, если в материалах уголовного дела присутствует оригинал без подписи П.С Шляхы? И почему суд на это несоответствие не обратил внимание? Это нарушение было включено впоследствии в мою апелляционную жалобу, и уже после вынесения приговора акт ревизии без подписи Шляхты был заменен.

На это беззаконие была подана апелляционная жалоба – о подмене документов в материалах дела. К ней были представлены фото актов ревизии. Следователем Д.М. Хилай вынесено постановление от 22.07.2016 г., где указано: назначить по настоящему делу экспертизу бухгалтерских документов, поручив проведение ее аудитору С.В. Луневу. Из вышесказанного понятно, что это личный аудитор следователя, который в уголовном деле представил сразу два аудиторских заключения № 007/САЗ от 12.07.16 г. и № 007/САЗ от 1.08.2016 г.

По ним для поднятия цены зерноотходов СПК(СА) “Русь” якобы производили переоценку на сумму 1300000 рублей, сфабриковав документацию, и зерноотходы стали золотыми. Когда в суде аудитору был задан вполне резонный вопрос: какими документами руководствовался он при расчете цены зерноотходов, то Лунев сослался на справку № 489, предоставленную СПК(СА) “Русь”. Только вот незадача: заключение аудитора датировано 01.08.2016 года, а справка была изготовлена четыре месяца спустя – в декабре 2016 года.

И на это противоречие суд вновь не обратил внимания. Аудитор сделал выводы, основываясь на документах, предоставленных ему СПК(СА) “Русь”, заверенных его руководителем А.И. Ломинога, но законность их происхождения не проверял. И сам тут же указал: заключение не выражает мнение о достоверности бухгалтерской отчетности и финансовой информации СПК(СА) “Русь”. То есть аудитор не ручается за объективность своих заключений, которые базируются на предоставленной ему предприятием, заинтересованным в исходе дела, информации. Тем более, что СПК(СА) “Русь” его работу оплатило. Как может суд опираться в своих выводах на подобную экспертизу, выданную не судебным экспертом?

Ознакомление с материалами уголовного дела следователь Хилай организовал в 19 час. вечера, и я не смог полностью ознакомиться с вещественными доказательствами. Судья дала мне возможность на их осмотр в зале суда, во время заседания. Все вещдоки держала в руках и перелистывала для меня прокурор. И, конечно же, я не мог не заметить множество исправлений, подчисток.

Среди них были журнал отпуска продукции урожая 2014 года в другие подразделения кооператива. Он сшит, опечатан, страницы пронумерованы, но подпись там стоит зам. главбуха, а не главного бухгалтера, что недопустимо. Ведь это свидетельствует, что журнал расшивался и в него вносились какие-то изменения. О чем мною было заявлено в суде, но судья посчитал мое утверждение несостоятельным. Главный бухгалтер отказалась участвовать в их грязных махинациях, за что и поплатилась. Была отправлена на “заслуженный отдых”.

Были в деле накладные и квитанции на зерноотходы с завышенной ценой, но они представлялись суду без моей подписи, и суд почему-то им поверил. Заметил я и другой факт: отчеты за январь – апрель были написаны другим почерком, хотя бухгалтера бригады № 9 мы не меняли, не отправляли в отпуск, и она не брала больничный. Получается, что для правдоподобности переоценки они внесли изменения в отчеты “О движении материальных ценностей по бригаде № 9 СПК(СА) “Русь” за январь, февраль, март, апрель 2015 года. Согласно отчетам, переоценка коснулась только зерноотходов, а другую продукцию оставили без переоценки. Как будто все было переоценено специально для суда. Это называется подделкой документов.

Может быть, именно поэтому я вначале был лишен возможности знакомства с вещдоками. А после вынесения приговора вещдоки, хранившиеся при уголовном деле, решено вернуть кооперативу. Этим самым следствие и суд избавились от сфальсифицированных документов. Вместе с новым адвокатом нам удалось добиться, чтобы дело было рассмотрено Ростовским апелляционным судом. Изучив полностью дело, прокурор, присутствовавший на первых трех заседаниях, вынес предложение: отменить решение Сальского суда и отправить дело на доследование. В итоге прокурора поменяли, судья посчитал доводы наших апелляционных жалоб несостоятельными и неубедительными.

На этом деле можно было бы, не добившись справедливости, поставить крест. Но в марте нынешнего года пришла пора очередного отчетно-выборного собрания СПК СА) “Русь”. И чтобы скрыть все свои махинации, А.И. Ломинога устраняет возможных претендентов на пост руководителя. Он фальсифицирует материал и способствует возбуждению против меня нового уголовного дела. По прошествии 7 лет и по истечению срока исковой давности (не приняв никаких действий по возврату возможной задолженности, если таковая все-таки была), руководство СПК(СА) “Русь” подает иск о якобы совершенном мной преступлении по ч. 4 статьи 159 УК РФ. Вроде бы я в неустановленном месте, в неустановленное время изготовил фиктивные договора купли-продажи, товарно-транспортные накладные и похитил товара на 2 млн. рублей.

Ознакомившись с предоставленными нам документами, мы подали следователю ходатайство о проведении судебно-бухгалтерской экспертизы и представили ряд вопросов. Следователь представил нам постановление о назначении судебно-бухгалтерской экспертизы документов и поручает ее проведение вновь тому же своему аудитору Луневу. Не имея профессиональных навыков в данной работе, Лунев выдает необходимые для следствия заключения. Заказчик СПК(СА) “Русь” производит оплату и виновные будут наказаны.

На ходатайство произвести судебно-бухгалтерскую экспертизу бух. документов государственной организацией следователем отказано. В письменной мотивировке отказа тоже отказано. Представленные нами вопросы для включения их в судебно-бухгалтерскую экспертизу тоже не приняты. И как, скажите, с этим бороться?

Хотя все мы свидетели, как тот же А.И. Ломинога, добравшись до кресла, своими действиями подводит к банкротству самое крупное хозяйство в Сальском районе Ростовской области. Избавляется от молочно-товарных ферм, от членов кооператива, создавая им невыносимые условия труда, при мизерной зарплате. В феврале 2018 года, избавляясь от единственной овцетоварной фермы, руководитель А.И. Ломинога уволил по статье чабанов С.С. Чуб и О.В. Стош вроде бы за прогул, но при этом не были выплачены расчетные, то есть расчет произвели, выдали трудовые книжки на руки, но деньги не выплатили по сегодняшний день.

Неугодных ветеранов труда без каких-либо оснований лишает натуральной оплаты. В данный момент все труженики СПК(СА) “Русь” находятся в трудовых или вынужденных отпусках за свой счет. Сторожевая служба работает, но сторожей заставили написать заявление на сокращенную рабочую неделю, хотя работают в день они по 14 часов, а в табель ставят 7 часов. При этом за переработку никто не платит. Зарплата сторожа составляет 7000 рублей в месяц. Как можно прожить человеку зимой на такую зарплату?

Идет на нарушение договорных обязательств перед пайщиками путем задержки арендной платы или отказом в ее получении. У ветеранов труда на глазах у всех закупает зерно по заниженным ценам после уборки урожая, а деньги выдает в мае следующего года. Это подтверждается судебными тяжбами и многочисленными заявлениями в прокуратуру. И ходят бедные старушки к нему с просьбой отдать их честно заработанные, но А.И. Ломинога или прячется, или обещает выдать в скором времени, но потом забывает. И при этом реализовывать арендную плату кому-то на сторону препятствует любыми способами. В ноябре 2020 года только начали выплачивать деньги пайщикам за зерно.

Вот такой у нас Царь. Жаловаться на действия руководителя А.И. Ломинога бессмысленно, потому что кто жалуется, того либо увольняют по статье, или вынуждают написать заявление об уходе, либо возбуждают против них уголовные дела, что я испытал на собственной шкуре. Вот труженики и молчат, боясь потерять единственное место работы, хотя сказать могли бы многое. Но мы оптимисты и все-таки надеемся, что пресса или телевидение, вместе с народом, и кто стоит на его стороне, пресекут незаконные действия руководителя клана А.И. Ломинога по разрушению как хозяйства СПК(СА) “Русь” , так и нашего села Новый Егорлык Сальского района. Мы надеемся, что законность у нас восторжествует, о чем мы вас проинформируем.

С уважением,
И. ПЛАСТУН, С. ЧУБ, О. СТОШ.
22 декабря 2020
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях