Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Газификация по-российски, или Не в трубе дело
На большой итоговой пресс-конференции Владимира Путина в прошлом году, совмещенной с “прямой линией”, президент сам отобрал и задал себе вопрос, который приготовила ему и я, аккредитованная на этом мероприятии журналистка, правда ссылаясь при этом на другой регион. Но глобальной сути дела это в принципе не меняло. Главе государства задали вопрос о газификации деревень в Вяземском районе Смоленской области, поступивший в колл-центр на “горячую линию”. Смолянка Галина Климова написала, что в деревни Коммуна и Мясоедово трубы высокого давления подвели еще в 2015 году, а газа до сих пор нет. “Этот вопрос должен быть решен, – подчеркнул Владимир Путин, на глазах у всей страны обращаясь к ней. – Что касается ваших деревень, обещаю, в ближайшее время мы это сделаем”.
На большой итоговой пресс-конференции Владимира Путина в прошлом году, совмещенной с “прямой линией”, президент сам отобрал и задал себе вопрос, который приготовила ему и я, аккредитованная на этом мероприятии журналистка, правда ссылаясь при этом на другой регион. Но глобальной сути дела это в принципе не меняло. Главе государства задали вопрос о газификации деревень в Вяземском районе Смоленской области, поступивший в колл-центр на “горячую линию”. Смолянка Галина Климова написала, что в деревни Коммуна и Мясоедово трубы высокого давления подвели еще в 2015 году, а газа до сих пор нет. “Этот вопрос должен быть решен, – подчеркнул Владимир Путин, на глазах у всей страны обращаясь к ней. – Что касается ваших деревень, обещаю, в ближайшее время мы это сделаем”.

Президент затем отметил, что уровень газификации в России сейчас составляет 71,1%. В этом году на нее дополнительно было истрачено (“Газпромом”) 22 млрд. рублей, а всего общий объем составляет 56 млрд. “И что важно, в 1,7 раза объем газификации больше для села, чем для поселков городского типа и для городов. То есть в опережающем порядке мы будем газифицировать именно сельскую местность. И очень надеюсь, что к 2025 году у нас уровень газификации достигнет порядка 90%. Конечно, по техническим возможностям, потому что есть территории, где она практически невозможна из-за отсутствия инфраструктуры”. Губернатор Смоленской области Алексей Островский, в свою очередь, на следующий день проинформировал жителей региона о том, что поручение президента “обязательно к исполнению и, безусловно, будет выполнено в 2021 году”.

Извечный, похоже, для огромной России все-таки этот вопрос… Но, как говорится, обещанного у нас и 20 лет ждут. На пробуксовку программы газификации страны в июне этого года (и ранее) Путин уже обращал внимание. В последний раз президент поручил тогда до 1 октября 2020 года найти источники финансирования для бесплатного подключения россиян к газу. А само подключение сделать по принципу одного окна в МФЦ. Может, наконец на этот раз возьмутся по-настоящему? Ведь известная уже всем, наверное, истина: пока “Газпром” гонит топливо в Европу, больше половины российских сельчан вынуждена по старинке обходиться дровами. Почему же протянуть газ в деревню сложнее, чем в ту самую Европу? Кто жмет не на газ, а на тормоз?

Так уж повелось, что наступление светлого газифицированного будущего в стране годами откладывали до очередной круглой даты. Власти постоянно бросали громкие обещания, говоря о доступе людей к такому нехитрому благу цивилизации, как магистральный газ. Причем до сих пор этот газ не пришел не только в глухие деревни “в три дома”, но и в довольно крупные населенные пункты. А его отсутствие является смертным приговором для многих из них. Например, на густонаселенной Кубани можно годами видеть, как пустеют хутора и станицы, куда не пришло “голубое топливо”, – люди просто переезжают туда, где есть газ, а значит, и минимальный набор бытовых удобств.

Почему газификация “энергетической сверхдержавы” постоянно откладывается? Космическая и ядерная страна не может обеспечить своих граждан элементарными удобствами? Ведь ясно же, что это не только сделает комфортнее их быт, но и придаст импульс всему развитию определенного региона: вместе с газом придут и инвесторы. И бесперспективная деревенька со строительством там какого-нибудь завода станет перспективной. А свободных земель у нас полно – можно строить животноводческие комплексы, выращивать пшеницу. Но чтобы бизнес захотел тут развиваться – нужна газификация. В среднем же по России с учетом крупных городов уровень газификации составляет около 70%, а если брать только сельскую местность, то и 50%. Причем “белые пятна” на газовой карте России расположены порой в самых цивилизованных, казалось бы, местах. Например, в Переславском районе Ярославской области, Плещеево озеро в 200 км от Москвы – туристический рай, а уровень газификации по району – всего 30%.

“Главная проблема – ответственность за газификацию страны находится на разных уровнях, – говорит директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. – За магистральную газификацию, то есть за доведение газа до региона, отвечает “Газпром”, разводка до конкретных населенных пунктов – задача местных органов власти, у которых денег, как правило, нет. А до конкретного дома – это уже забота населения, у которого с финансами вообще негусто”.

Проблема к тому же концептуальная, болезненная, и причин – масса. Главный аспект – неумение расставлять приоритеты. Сопряжено это в первую очередь с тем, что экспорт газа приносит “Газпрому” больше выгоды, чем продажа его на внутреннем рынке. Соответственно, и главные инвестиции газовый монополист делает на “европейском направлении”. Хотя с точки зрения социальной политики, государственной стратегии концерн должен развиваться равновелико, как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Глава “Газпрома” Алексей Миллер, когда возникали сложности на внешних рынках, не раз заявлял, что у компании есть огромный потенциал для роста газового рынка внутри страны.

И здесь ключевой момент – принцип равнодоходности, на который прежде делалась ставка. Иначе говоря, пытались выравнять цены на газ, продающийся на внешнем и внутреннем рынках. Но до сих пор тенденции удешевления “голубого топлива” в Европе не просматривается. “Газпром” и сейчас не слишком заинтересован в развитии внутрироссийской газотранспортной системы. Кроме того, у компании огромные расходы не только на западном направлении, но и на том же восточном. Например, на развитие одного только газового месторождения в Чаянде требуется более 1,2 трлн. рублей. При этом “Газпром”, говорят эксперты, не может синхронно вести многие свои программы одновременно. Или то, или другое…

Основную прибыль компания, безусловно, делает на продаже газа за рубеж, а российскому населению топливо идет по цене порой ниже себестоимости. Потому “Газпром” и ведет газификацию России, откровенно говоря, по остаточному принципу. К тому же система у нас в стране выстроена так, что газ выгодно продавать в районах, близких к месту его добычи, а чем дальше находится населенный пункт от месторождения, тем больше прибыли съедается транспортировкой. Поэтому даже в некоторых достаточно населенных российских районах многие села и даже города (!) остаются без газа.

В России 153 тыс. населенных пунктов, и тянуть газ в каждый из них – неразумная трата денег, до сих пор считают некоторые эксперты. А на Дальнем Востоке, говорят, это нереально в принципе. Там просто нет газопроводов, если не считать построенного из Владивостока на Сахалин. Да, есть регионы, где будто бы практически каждый населенный пункт газифицирован. Их всего два – Татарстан и Подмосковье. Впрочем, и тут с многочисленными оговорками. В основном это оправдывает себя благодаря высокой плотности населения и большому газопотреблению.

Директор Института энергетической политики Владимир Милов высказывал мнение, что повышение цен на газ в последние годы делает актуальным вопрос: а нужна ли россиянам вообще такая газификация? Ведь в некоторых районах перевод электростанций и котельных на газ становится бессмысленным – уголь там стоит дешевле “голубого топлива”. В свою очередь, растущие цены на газ тянут за собой вверх стоимость электроэнергии, тепла, услуг водоснабжения.
Между тем на практике все чаще можно наблюдать другую, действительно парадоксальную картину: газ подводят к поселку или деревне, но жители не спешат воспользоваться долгожданным “подарком” газовиков. Потому что “народное достояние” самому народу просто не по карману. Прокладка газопровода к каждому дому обходится в сотни тысяч, иногда даже свыше миллиона рублей, которые кормят региональных газовиков и огромное число частных подрядчиков.

Это и есть неподъемная для бедного сельского населения России проблема – та самая стоимость подключения к газовой “трубе”, которую непосредственно к домам оно должно оплачивать само. Поэтому полно таких житейских историй в разных регионах, в редакцию приходят письма из тех же Тверской и Владимирской областей, когда труба доходит до поселка, а жители не подключаются. В Подмосковье, например, стоимость подключения дачного товарищества – 20 тыс. долларов. В том же районе Красного села, считающемся частью Санкт-Петербурга, газа в некоторых поселках тоже нет.

Последний материал, посвященный этому жизненно важному вопросу, был из села Юматово в Республике Башкортостан, знаменитого своим санаторием с кумысолечением, производимым тут же из кобыльего молока. Газификация будто бы прошла там еще при советской власти, но с тех же пор некоторые улицы этого селения (в нашем случае, например, Лесная), с жителей которых были даже собраны деньги на подключение к трубе, так и остались без газа. На дворе сегодня ХХI век, а от властей только чистейшей воды отписки, которых к своему письму в редакцию сельчане приложили множество. А ведь из подобных улочек в деревнях и поселках и складывается наша Россия. Ведь система поддержки граждан, которые не могут потянуть расходы на газификацию, в стране фактически отсутствует. На Западе, например, широко применяется кредитование населения на подобные нужды. У нас же ставки по “газовым” кредитам составляют около 20% годовых. Кто пойдет на такие кабальные условия? Пенсионеры, молодые семьи с детьми? Стране необходима продуманная схема газификации небогатых регионов. Иначе ситуация как была, так и останется тупиковой.

Пока же “Газпром” был мало заинтересован во внутреннем российском рынке. И все его “социальные” программы по газификации велись только из-за постоянного давления государства. Что должно измениться,чтобы газификацию подталкивал не президент, а бизнес? В регионах, возглавляемых активными губернаторами с большим административным ресурсом, эти программы худо-бедно, но как-то идут. А там, где с губернатором не повезло, никакого движения нет. Иллюстрацией парадоксальности ситуации может служить и Ямало-Ненецкий автономный округ, где находятся крупнейшие в мире месторождения газа. А сам округ, оказывается, не газифицирован даже наполовину.

И вот последнее решение, озвученное на пресс-конференции президентом, о завершении технически возможной сетевой газификации страны через (очередные!) 10 лет. По мнению независимого эксперта нефтегазового рынка Александра Полыгалова, такая форсированная газификация принесет наконец пользу и самому “Газпрому” (ведь половина суммы будет вливаться из федерального и региональных бюджетов), который уже давно ищет некую новую парадигму в сравнении с той, в которой он жил в прошлом десятилетии. В условиях турбулентности спроса и цен на газ, реалий российско-украинских отношений после 2014 года, санкций, попыток с разных сторон атаковать “Северный поток – 2” и прочих многочисленных рисков внутренний газовый рынок остается и действительно выглядит тихой гаванью. Похоже, самый надежный “народный” рынок “Газпрома” дождался масштабных инвестиций. А потому и инвестиции в газификацию регионов вырастут. И совсем скоро в СМИ появится информация об ударных темпах работы. А вот дойдут ли эти средства до людей в виде обеспечения их газом – еще вопрос…

А вообще, что там газификация, – по данным Росстата, более 20% российских домохозяйств не имеют доступа даже к центральной канализации. А на селе – так и вовсе две трети. Представьте, почти половина семей в наших российских деревнях пользуется выгребными ямами, а каждая пятая и вовсе не имеет канализации – ведро или “скворечник”. Зато слишком много в последнее время мы говорим о социальной миссии государства. Но так ли это и в чем тогда она? Опять поживем – увидим…

ДЛЯ СРАВНЕНИЯ

Россия – лидер по мировым запасам газа, но эти богатства нас совсем не греют. Повторюсь с конкретикой: даже в Ямало-Ненецком автономном округе, на территории, где находятся крупнейшие месторождения, в частности Уренгойское, Ямбургское, Заполярное, уровень газификации не достигает и 50%, что значительно меньше среднего по стране показателя.

В то же время (мы ведь любим сравнения) и вот Иран, второй на планете по запасам газа, уже довел уровень газификации своей сельской местности до 78%, а в городах – до 96%. Туркменистан – наш бывший брат под белым солнцем пустыни – добился практически 100%-й газификации еще в конце прошлого века. При этом долгое время население этой среднеазиатской республики получало “голубое топливо” бесплатно.

Однако даже не самые значительные резервы энергоносителя не мешают разным государствам успешно снабжать им своих граждан. Так, в Узбекистане уровень газификации составляет 85%, хотя в недрах страны скрывается не более 0,8% мировых запасов. А Азербайджан со своими 0,6% добился показателя в 92%. Похоже, для них всех – “своя рубашка ближе к телу”…

Ольга ИВАНОВА.
19 января 2021
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях