Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Год в роли вице-премьера
Из интервью заместителя Председателя Правительства РФ Виктории Абрамченко телеканалу НТВ.
Из интервью заместителя Председателя Правительства РФ Виктории Абрамченко телеканалу НТВ.
– Виктория Валерьевна, правительству Мишустина 21 января исполняется год, вы год в роли вице-премьера. Какие выводы и уроки полученные, сделанные в 20-м году, по вашему мнению, перекочуют в год текущий?

– В качестве выводов я бы, наверное, назвала несколько таких тезисов. Первое – это бережное отношение друг к другу, бережное отношение к ресурсам. Это мой личный вывод, исходя из опыта 20-го года.

Второй вывод – это скорость принятия решений. Мы существенно изменили подходы к управлению в целом, и к принятию решения на уровне правительства.

Теперь это другие скорости, другое качество работы. И третье – это цифровизация, оно тоже коснулось всех и каждого.

– Ну, а как вы относитесь к тезису, который гласит, что сейчас, именно в 21-м году, мы будем наблюдать снижение влияния коронавирусного фактора на экономику?

– Но это естественное течение всех пандемий, я не специалист в этой области, но доверяю нашим коллегам, которые отвечают за здравоохранение, за санитарно-эпидемиологическое благополучие. И конечно же, прогнозы наши отраслевые, прогнозы наших коллег говорят о том, что, да, 21-й год – это год переломный, в лучшую сторону.

– Ну, в такие тревожные годы, понятное дело, на первый план выходят те вещи, которые страна может произвести и обеспечить себя сама. С этой точкой зрения все ли у нас в порядке, или есть поводы для беспокойства?

– С этой точкой зрения все в порядке. Хочу заверить вас и кто нас смотрит, мы достигли и превысили пороговое значение Доктрины продовольственной безопасности. По мясу и мясным продуктам. По сахару, по растительному маслу, по картофелю. У нас есть небольшое отставание по нескольким направлениям.

В первую очередь, это, конечно, семена. И в семенах у нас есть несколько культур, по которым необходимо нарастить объемы и вместе с нашей наукой добиться хороших результатов. Это – подсолнечник, это сахарная свекла. Еще одно направление – это ветеринарные препараты, кормовые добавки. Вот по этому направлению точно так же следует нарастить объемы.

– Но вы когда говорите о том, что мы превысили показатели доктрины, а это в процентах как-то выражается?

– По зерну, например, у нас больше 160 процентов. По растительному маслу точно так же, существенное превышение. По картофелю до 10 процентов пороговых значений.

– Эксперты прогнозируют, что в этом году урожай зерновых будет в общем на уровне последних нескольких лет, составит примерно 125 миллионов тонн. При этом, правда, снижают прогноз по пшенице, вместо 78 семь миллионов тонн мы якобы в этом году соберем. Есть опасения какие-то состояния озимых. А на какие цифры в правительстве ориентируются?

– Ну, я назову сначала цифру этого года. У нас в этом году урожайный год, 2020-й, да. Мы собрали 133 миллиона тонн, это второй рекордный урожай, который мы наблюдаем за новейшую историю. А на текущий год, 21-й, сельскохозяйственный год, мы прогнозируем 131 миллион тонн. И если говорить о состоянии озимых, оцениваем сегодня как хорошее и удовлетворительное.

Уходили в зиму с показателем около 81 процента такого хорошего состояния озимых. Все подкормки необходимые были выполнены, и площадь сева составила больше 19 миллионов гектаров. Так что никаких опасений на сегодняшний день нет.

– Чуть-чуть вернусь к ситуации в целом в сельском хозяйстве. В принципе, это одна из отраслей, которая всегда драйвером была развития экономики, а последние годы особенно. И в 2020-м коронавирус – вроде все на уровне было. А три процента, да?

– Больше трех процентов.

– Больше трех процентов. Этот год мы можем пройти с учетом того, что влияние коронавирусного фактора снижается с каким-то плюсом?

– Да, мы закладываем тоже по всем направлениям более высокую планку, и достигнем ее. Например, четыре наших направления в 20-м году показали просто такой существенный рост в плане импортозамещения.

Это птица, это производство свинины, производство птицы, производство яблок, и рекорд поставили зимние теплицы – 1,3 миллиона урожай по зимним теплицам. Поэтому в 21-м году мы прогнозируем хорошие показатели.

– В прошлом году, насколько это было в открытых источниках, регионы довели до аграриев сто процентов почти федеральных субсидий. Какой это возымело эффект?

– Первое – мы накормили и обеспечили себя основной группой продовольствия – это продукция животноводства, в том числе производство молока увеличили на 2,5 процента.

А еще одно направление очень важное для нас – это экспорт. Накормив себя, излишки нужно продать. И продать эффективно и успешно. Поэтому экспорт продовольствия в 20-м году превысил 28 млрд. долларов. Это очень хороший показатель.

– И мы планируем развивать это направление, я так понимаю, наращивать темп?

– Наращивать темп, и к 24-му году превысить 34 миллиарда.

– А вот с точки зрения поддержки тех людей, которые заняты в сельском хозяйстве, какие сервисы правительство планирует развивать, чтобы можно было проще получать меры поддержки и т.д.?

– Действительно, аграриям важно получить достаточный объем поддержки, но и вовремя получить эти деньги.

И мы договорились с нашими коллегами в Министерстве сельского хозяйства, что как раз с учетом опыта пандемии 20-го года, тотальной цифровизации мы научились работать с большими массивами данных. Научились предоставлять в короткие сроки государственные базовые, массовые государственные услуги, и село не осталось в стороне. Так вот в этом году, в 21-м году, мы реформу цифровизации начинаем как раз с мер государственной поддержки. Это льготные кредиты, это поддержка фермеров в рамках агростартапов, это льготный лизинг, и все это будет происходить в пилотном режиме в 13 субъектах уже в этом году.

Коснется в итоге всех сельхозтоваропроизводителей.

– Речь идет о регионах, которые достаточно традиционно занимаются сельским хозяйством без каких-то таких серьезных рисков?

– Конечно. Ну, по дальневосточникам хочу сказать, мы затронули этот вопрос, пандемия показала, когда Китай закрыл границы, что нам недостаточно овощей на Дальнем Востоке. И нужно было срочно принимать меры. Во-первых, системные для того, чтобы появились новые тепличные комплексы на Дальнем Востоке, и меры разовые здесь и сейчас для того, чтобы овощи, например, из Сибирского округа сумели доставить на Дальний Восток. Логистическая такая составляющая не съела весь эффект в стоимости конечной этих овощей.

Вот такие меры тоже предприняли, и восемь новых тепличных комплексов будут строиться на территории ДФО начиная с 23-го года.

– По цене нам примерно понятно, сколько один такой комплекс обходится?

– Разные, стоимость разная у всех комплексов. Это очень, кстати, хорошее замечание, было у нас желание адаптировать их для того, чтобы типовые проекты одинаково стоили в каждом из субъектов-дальневосточников. Например, на Сахалине и на Камчатке, из-за того, что другая логистика, просто стройка будет дороже.

– Когда мы говорим об агропромышленном комплексе, это же в общем не только технологии, не только денежные ресурсы, это же еще и люди. Что можно сказать с точки зрения заботы о развитии сельских территорий? У правительства есть такие планы?

– Мы в этом году первый год реализовываем государственную программу “Комплексное развитие сельских территорий”. В год тоже пандемии и тяжелых таких процессов, связанных с привлечением трудовых ресурсов на стройки, абсолютно на все стройки, 330 объектов, которые связаны с созданием социальной инфраструктуры, инженерной инфраструктуры, с фельдшерско-акушерскими пунктами, то есть с первичным звеном здравоохранения на сельских территориях и с объектами культуры. Вот такие объекты удалось построить.

И еще одно направление в рамках комплексного развития сельских территорий – это наша гордость, ипотечная программа “Сельская ипотека”. Вы знаете, что ставка кредита по этой программе – до 3%, от 0,1 до 3%, и мы смогли в этом году выдать кредитов больше 80 млрд. рублей и помогли 45 тысячам семей.

– А вы чувствуете вот этот вот, может быть, какой-то перелом, новую тенденцию, в плане того, что люди из городов поехали на село?

– Действительно, такое есть, и это показывает в том числе аналитика по рынку недвижимости. У нас существенно вырос спрос на индивидуальные дома, которые расположены либо в сельской местности, либо в населенных пунктах с численностью населения до 30 тысяч человек. Конечно же, это отрадно и заставляет нас думать не только о том, что нужно создавать там среду благоприятную, для того чтобы люди могли работать, проводить туда необходимую инфраструктуру, но и думать о том, каким образом вывозить мусор с этих территорий, потому что это еще одна проблема, с которой мы столкнулись в 2020 году.

Полностью поменялась логистика, и количество мусора, которое вдруг люди стали в пандемию производить, увеличилось приблизительно на 20%.

– Есть такой чувствительный достаточно вопрос, он касается цен на сельскохозяйственную продукцию для потребителя. А их постоянно пугают: то с гречкой что-то происходит, то ржи у нас не будет, то говядина подорожает, и так далее, и тому подобное. Вы лично, как человек, который курирует это направление в правительстве, видите какие-то предпосылки для серьезных или не очень серьезных ценовых колебаний?

– Вы знаете, что в декабре были подписаны соглашения...

– Да, по целому ряду...

– По двум направлениям. Это подсолнечное масло и сахар. Предметом этих соглашений является сдерживание цен, причем это два фактора. Это отпускная цена производителя и цена в розничной сети. На сегодняшний день больше 7 тысяч участников таких соглашений, подписантов. Мы мониторим постоянно, что происходит в крупных торговых сетях, что происходит в магазинах у дома. На сегодняшний день могу сказать, что все участники данных соглашений соглашения соблюдают. Но если где-то возникает напряжение, в субъектах Российской Федерации, Федеральная антимонопольная служба тут же включается и реагирует, оперативно реагирует на такие сигналы.

Что касается другой категории. Это тоже потребители зерна, сырьевой группы – мукомолы и хлебопеки. О них мы тоже позаботились, подумали, выпустили оперативно два акта правительства, которые предусматривают для мукомолов компенсацию закупки зерна, как сырья.

А для хлебопеков предусматривалась компенсация на сумму выпущенного хлеба. Сейчас эти меры уже работают. Поэтому направления, связанные с подсолнечным маслом, с сахаром, с мукой, которая является не только сырьем для производства хлеба, но точно так же используется производителями макаронных изделий. И хлеб – это пристальная зона внимания.

Отдельное направление – наше животноводство. Сейчас в фокусе нашего внимания птицеводы. Задача поставлена на то, чтобы внимательно следить Министерству сельского хозяйства за ростом себестоимости продукции, не допустить никаких перекосов с точки зрения государственного регулирования, обеспечить стабильность этой подотрасли, в первую очередь в рамках закупки зерна как кормов для соответствующей птицы.

Что еще очень важно? В нашей стране с учетом климатических условий очень мало производится высокобелковых кормов. А высокобелковые корма – это самый минимум зависимости от импортного материала. Вот наша задача – обеспечить достаточное количество высокобелковых кормов в Российской Федерации. Это направление связано в первую очередь с производством сои. Это в первую очередь два макрорегиона – Дальневосточный и Южный федеральные округа, вот там и будут заниматься производством сои и переработкой сои, для того чтобы чистая соя, не ГМО-соя, наша отечественная, шла на переработку и уже непосредственно поступала по адекватным ценам для наших животноводов, и птичников в том числе.

– А что происходит с оборотом агрохимикатов, пестицидов в нашей стране? Все ли удалось взять под контроль? Мы можем говорить о том, что вот нежелательных и запрещенных тем более к обороту на нашей территории средств или продуктов больше нет?

– Мы 8 лет пытались подойти к этому вопросу и только в конце 20-го года преодолеть все сопротивления удалось.

– Серьезное лобби было?

– Конечно. Но производством пестицидов и агрохимикатов занимается в том числе большая транснациональная корпорация. Прозрачное и адекватное национальным задачам и интересам Российской Федерации регулирование отсутствовало как класс.

В итоге сейчас закон подписан, он вступает в силу через шесть месяцев. Сейчас ведомство сосредоточено на подготовке подзаконных актов. К чему это приведет? Это приведет к тому, что мы поймем, какие пестициды из зарубежных, в какой формуле агрохимикаты поступают на российский рынок. И мы сможем контролировать всю цепочку, вводится система прослеживания каждой партии на российском рынке.

И это приведет еще к тому, что наша продукция будет более конкурентоспособной на мировых рынках, поскольку мы сможем отвечать, какой пестицид или агрохимикат применялся при производстве конкретного продукта или сельскохозяйственной культуры, и отвечать нашим зарубежным партнерам относительно качества и безопасности этой продукции.
26 января 2021
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях