Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Неотложные меры по Нечерноземью
Алексей Майоров 19 января провел заседание Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике. В ходе обсуждения сенаторы рассмотрели вопрос о неотложных мерах развития агропрома и сельских территорий в Нечерноземной зоне России до 2030 года.
Алексей Майоров 19 января провел заседание Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике. В ходе обсуждения сенаторы рассмотрели вопрос о неотложных мерах развития агропрома и сельских территорий в Нечерноземной зоне России до 2030 года.

С информацией по этому вопросу выступили первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию С.Г. Митин, директор ФГБНУ Федеральный исследовательский центр “Почвенный институт имени В.В. Докучаева”, академик Андрей Иванов.

Сенаторы указали, что состояние дел в этом огромном регионе имеет важнейшее значение для судеб России. Именно поэтому профильный Комитет СФ уделяет этой теме первостепенное внимание, вопрос находится на парламентском контроле, сказал законодатель.
Также в ходе мероприятия был рассмотрен ряд проектов федеральных законов, в том числе “О внесении изменений в Земельный кодекс РФ и другие законодательные акты в части установления возможности размещения жилого дома, предназначенного для проживания членов КФХ на земельном участке сельхозназначения, входящем в состав имущества крестьянского (фермерского) хозяйства”, “О внесении изменений в статью 11 Водного кодекса РФ и статью 5 Федерального закона “О введении в действие Водного кодекса РФ” (в целях устранения избыточного требования об оформлении решения о предоставлении в пользование болот для целей разведки и добычи полезных ископаемых) и другие. По итогам заседания Комитета приоритетными направлениями развития агропромышленного комплекса и сельских территорий Нечерноземной зоны Российской Федерации признаны:

– формирование зон специализации и товарного производства сельхозпродукции, сырья и продовольствия, для производства которых в регионе имеются благоприятные природно-климатические условия и по которым Нечерноземье обладает конкурентными преимуществами перед другими регионами страны. В растениеводстве это: рожь, ячмень, овес, лен-долгунец, картофель, овощи, техническая конопля, гречиха. В животноводстве особое внимание следует обратить на производство молока, мяса КРС, развитие овцеводства и козоводства, коневодства, оленеводства, пчеловодства;

– принятие первоочередных мер по упорядочению землепользования, обобщению опыта и освоению адаптивно-ландшафтных систем земледелия, разработке Программы технологической модернизации аграрного производства в Нечерноземье;

– преодоление неблагоприятных экологических последствий чрезмерной концентрации животноводства и противоречия с системами земледелия, разработка адекватных нормативов и рекомендаций по размещению животноводческих предприятий различной специализации и ограничениям концентрации животных в зависимости от экологических, социально-экономических и демографических условий;

– восстановление и наращивание площадей мелиоративных земель, включая: 1) инвентаризацию земельных угодий и расположенных на них мелиоративных систем с использованием геоинформационных технологий, 2) разработку новых стандартов, строительных норм и правил проектирования мелиоративных проектов, 3) расширение площадей осушенных земель и объемов известкования кислых почв, развитие биологической мелиорации;

– приоритетное развитие малых и средних сельхозорганизаций, крестьянских (фермерских) хозяйств, сельскохозяйственных потребительских кооперативов, стимулирование товарности личных подсобных хозяйств и их постепенной перерегистрации в субъекты предпринимательской деятельности. Целесообразно переключить государственную поддержку с крупного бизнеса на малые формы хозяйствования, создать кооперативную сеть переработки и сбыта их продукции, а также развивать сотрудничество между крупными компаниями интегрированного типа и малыми хозяйствами на принципах так называемого контрактного сельского хозяйства;

– диверсификация экономической деятельности сельхозпроизводителей и развитие малого и среднего предпринимательства в несельскохозяйственной сфере (переработка сельхозпродукции, аграрный и сельский туризм, производство местных строительных материалов, лесное хозяйство, сбор и переработка дикорастущих грибов и растений, народные ремесла и промыслы и др.);

– форсированное развитие сельских территорий путем поддержки жилищного строительства, социальной, инженерной и цифровой инфраструктуры села;

– приоритетная поддержка депрессивных сельских регионов, отличающихся низким уровнем социально-экономического развития села;
– улучшение доступа сельхозпроизводителей нечерноземных регионов на рынки Москвы и Санкт-Петербурга.

На заседании Комитет СФ с основным докладом выступил директор Почвенного института академик А.Л. Иванов. Печатаем доклад в полном объеме.

Уважаемый Алексей Петрович! Уважаемые коллеги! Добрый день!

В первую очередь замечу, что значимость проблемы, за которую взялся Консорциум ученых-профессионалов, который мне выпала честь возглавлять, обусловлено целым рядом экстремальных обстоятельств, требующих такого же комплекса мер – неотложных, экстраординарных. Слова из телевизионного обращения к гражданам России Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина в марте 2020 года: “Россия впервые в новом тысячелетии столкнулась с беспрецедентными вызовами на фоне глобальных проблем” – здесь, без преувеличения, уместны.

Сейчас окончательно понятно, что тенденции глобализации, доминировавшие в последнее десятилетия, обернулись глобальными же проблемами и актуализировали обратные (изоляционные) процессы. Пандемия COVID-19 явилась лишь спусковым механизмом кризиса, разом обострившим назревшие проблемы глобализации, системный финансовый кризис и мировой кризис природопользования.

Принятый ранее курс на импортозамещение, взятый после известных событий 2014 года, как ответная мера на санкции коллективного Запада (окончательно разрушившие либертарианский миф о международном разделении труда и кооперации) был шагом в верном направлении. Обеспечение собственной продовольственной безопасности становится доминантой.

Товарное продовольствие имеет шансы стать основным конвертируемым активом и альтернативой даже энергоносителям, обеспечивая вес на международном уровне и стабильность внутри страны.

В этой связи, заниматься в очередной раз, во внеочередном порядке, проблемами преобразования Нечерноземной зоны России учитывая ее цивилизационное значение для России будущего, чудовищное состояние социума, демографии, миграции производительных сил, состояния природных и почвенных ресурсов, придется безотлагательно.

Нечерноземье и народы, его населяющие, хранящие язык, культуру и традиции нации, больше всех пострадало от различных компаний в середине ХХ века. За счет него осуществлялись перманентные реформы 90-х и начала ХХI века. Оно всегда было заложником всех крупных народно-хозяйственных кампаний. Был небольшой период 1974–1990 годов, когда Нечерноземье “вздыбилось”, но одновременно преобразовывалось – во время реализации Постановления ЦК КПСС и Совмина СССР от 20 марта 1974 года № 206 “О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР”. Мы стоим накануне 50-летия этой кампании. И это одна из причин инициативы.

Освоение Нечерноземья вызвало всплеск “деревенской литературы” (В. Белов, Б. Можаев, отчасти В. Солоухин, С. Залыгин и др.). Парадокс – но они же, на волне развала мелиорации, оказались косвенно причастны к развалу российской деревни. В 80-х годах началась кампания по дискредитации мелиорации на фоне глобальных преобразований, происходящих в стране. Мелиорация была подвергнута “всестороннему осуждению” и, по существу, разгромлена с помощью СМИ и общественности. Последствия чего мы лицезреем сейчас. Нигилизм в части мелиорации и химизации все еще сохраняется.
Первой от либерализации экономики пострадала Нечерноземная зона, которой был нанесен наибольший экономический ущерб.

Не откажу себе в удовольствии процитировать глубокоуважаемого мною крупного государственного деятеля Полад-заде Полада Аджиевича, который в частных беседах и в замечательной книге, написанной на великолепном русском языке, “Вода животворящая (записки профессионала)” высказал мнение о том, что развал СССР, по большому счету, начался с развала мелиорации и свертывания работ по проекту переброски части северных рек на юг.

Мы начали работу в июле 2020 года. Интерес к проблеме оказался огромен.

Отмечено, что за время реализации программы –1974–1990 годы – в Нечерноземной зоне передано хозяйствам для сельскохозяйственного производства около 13 млн. га мелиорированных земель, культуртехнические работы проведены на 7,8 млн. га, оросительные системы созданы на площади 1 млн. га. Одновременно было построено более 14 тыс. км внутрихозяйственных дорог, более 1,5 тыс. прудов и водохранилищ, 28,4 тыс. км сельских водопроводов, введены жилые дома общей площадью более 7 млн. кв. м, школы, дома культуры и др.

В период с 1981 по 1990 годы началось освоение систем земледелия, а с 1986 года – интенсивных агротехнологий. В итоге к концу 1990 года по сравнению с 1965 годом производство зерна выросло в 1,6 раза, мяса – в 1,8 раза, молока – в 1,3 раза, яиц – в 3,7 раза.

Однако полностью, как я уже говорил, программа не была реализована.

Попытки стабилизации производства предпринимались и впоследствии Федеральными целевыми программами, которые также не были выполнены. На 2010 год продуктивность осушаемых земель составила 2,2 т.к.е./га при средней урожайности на богаре 1,9 т.к.е./га.

Очередная попытка прорыва была предпринята в 2013 году в виде постановления Правительства РФ № 922 “О Федеральной целевой программе “Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения России на 2014–2020 годы”.

Однако и она изначально не сбалансирована. Особый феномен – разрыв мелиорации и освоения земель.

Термин “природопользование” основоположниками которого были великие В.В. Докучаев и В.И. Вернадский, в 80–90-х был заменен на “природоустройство”, безотносительно экономического адреса и учета биосферных функций почв и ландшафтов, по принципу “Течет вода Кубань-реки, куда велят большевики”.

Еще один вызов – глобальный климат.

Приведу свежий анализ из Версии 2.0. любезно предоставленный Гидрометцентром и Главной геофизической обсерваторией (проф. Вильфанд Р.М., Катцов В.М.), касательно природно-климатических изменений и будущего сельского производства и социума Нечерноземья.

Первое. Прогнозы-сценарии МГЭИК. Изменение продолжительности волн холода и тепла становятся контрастными и усиливаются на всей территории России, включая Нечерноземье. При этом длительность волн холода сократится, а волн тепла существенно увеличится. За 30–40 лет изменились в Нечерноземье базовые показатели, которые считались “константными”, такие как сумма эффективных температур (> 10 °С) и ГТК по Селянинову. Они явно становятся более благоприятными. При этом север потеплел больше, чем северо-восток, особенный артефакт – Вологодская область (Ʃ Ʃt > 10 °С увеличилась на 380, ГТК соответственно также улучшился).

Тренд урожайности явно положителен благодаря улучшению теплообеспеченности территорий. Оно позволило продвинуть к северу до широты Владимира, Рязани и Саранска границы возделывания таких теплолюбивых и ценных культур, в том числе С-4-фотосинтеза. Улучшение условий зимовки способствовало увеличению урожайности озимых.

Особо подчеркну, лишней земли для производства продовольствия у нас, как ни парадоксально, нет! (130 млн. га). Поэтому заниматься очередным освоением Нечерноземья – всерьез и надолго обязанность всех ветвей власти, бизнеса и науки.

Именно эта территория и будет контролировать продовольственную безопасность страны в ближайшей перспективе (бежевый цвет).

Это очень важно еще и в силу того, что диктат со стороны ЕС и др. к России, искренне и наивно, подписавшей ряд конвенций, соглашений, протоколов, ужесточился. Обсуждался вопрос о создании Киото – плантаций на сомкнутых лесных пространствах земель с.-х. назначения. Это недопустимо, представляет угрозу продовольственной безопасности, так же как отмена категорий, земель и пр.

Каковы почвенные ресурсы Нечерноземной зоны РФ? К европейской части относятся 32 субъекта страны. Почвенный фонд Нечерноземной зоны составляет около 127,5 млн. га, что составляет почти 8% площади почвенного Фонда Российской Федерации. С севера на юг выделяются субарктический и умеренный климатический пояса без сухого периода года.

В пределах субарктического климатического пояса получили развитие почвенно-растительные зоны арктических пустынь и тундр с преобладанием арктических почв и глееземов, тундровых подбуров). В умеренном поясе располагаются зоны: северной тайги с доминированием буро-таежных и бурых лесных кислых, глееподзолистых почв; средней тайги с подзолами, подзолистыми и глееподзолистыми почвами; южной тайги с преобладанием дерново-подзолистых почв.

Сельскохозяйственная освоенность Нечерноземной зоны России разная.

1. Зона очагового и узковыборочного освоения. Площадь сельскохозяйственной освоенности составляет менее 5% общей площади.

Основа сельского хозяйства – использование естественных кормовых угодий (пойменные заливные и низинные луга).

2. Зона выборочного сельскохозяйственного освоения, где земли сельскохозяйственного назначения занимают от 5 до 20%. Пашня здесь составляет 20–40% сельскохозяйственных угодий.

3. Зона с высокой сельскохозяйственной освоенностью (от 20 до 50%) охватывает большую часть регионов Нечерноземья. Внутри этой полосы встречаются районы с песчано-супесчаными почвами, где сельскохозяйственная освоенность составляет менее 20%, освоенность земель с дерново-подзолистыми почвами превышает 50%.

4. Южная зона со сплошной сельскохозяйственной освоенностью (более 60%), зона включает большую часть Рязанской области, Тульскую, Орловскую области, небольшие части Брянской, Калужской, Московской областей, большую часть Республики Мордовия, значительную часть Нижегородской области, Чувашской и Удмуртской Республик, часть Республики Марий Эл, южные половины Кировской и Пермской областей. В составе сельскохозяйственных земель преобладает пашня, среди естественных кормовых угодий большую часть составляют пастбища.

Проблема использования земельных ресурсов в Нечерноземье постоянно обостряется. Главные причины связаны с преобладающим экстенсивным, истощительным земледелием и его разрушительными последствиями по отношению к почвам и ландшафтам, с неквалифицированным и нерачительным применением средств химизации и мелиорации, с последствиями чрезмерной концентрации животноводства в животноводческих комплексах и ущербного пастбищного хозяйства, а также усиливающимся негативным влиянием промышленности, горнорудных предприятий, лесоразработки, городов и др.

Одномоментно были заброшены миллионы гектаров земель.

Урбанизация территорий, прилегающих к крупным городам, в России приобрела экстремальный характер массовой застройки территорий с окультуренными почвами, особенно в Московской и Ленинградской областях.

Землепользованием занимаются 14 ФОИВов.

Справедливости ради – создана новая цифровая база геоинформационных данных “Почвы сельскохозяйственных угодий РФ”. Она разработана ФИЦ “Почвенный институт им. В.В. Докучаева”. По сути, это новая генерация интегрированных отраслевых баз данных федерального уровня, имеющих цель почвенно-информационного сопровождения государственной политики сельхозпроизводства в части рационального использования и охраны почв.

Семантическая часть БД создана на базе Единого государственного реестра почвенных ресурсов России (ЕГРПР, 2014).Общее число типологических единиц качества почв пахотных угодий РФ составляет около 10 000. Геометрическая часть БД состоит из 57 678 картографических единиц качества почв, сгенерированных в среде QGIS. Всего архив содержит 24 тыс. карт и 22 тыс. очерков объемом около 8 терабайт.

Значительная неоднородность почвенно-климатических условий предполагает сельскохозяйственное освоение Нечерноземной зоны методом конкретных территориальных проектов, группировки земель, а также проектов систем земледелия и агротехнологий конкретных агроландшафтов Нечерноземья.

Этому посвящена часть 2 Рекомендаций. Она исчерпывающая, уникальна, содержит исключительно отечественные приоритеты.

В рекомендациях предлагается принципиально новая основа землепользования, которая развивается в теорию и практику проектирования сельскохозяйственных ландшафтов, не только собственно агроландшафтов, но и водохозяйственных, мелиоративных, рекреационных, животноводческих (особенно!) агропромышленных, селитебных и др. Здесь мы имеем свои школы и большое преимущество.

В ней же содержится анализ перспектив развития традиционных для России культур: ржи, льна, конопли, а также пчеловодства и сбора дикоросов и др. промыслов с детальным исследованием специфики участков планируемого землепользования.

Пока не раскрыта степень участия бизнеса, при высокой его заинтересованности. Должны быть обозначены условия его участия, преференции, которые государство при этом могло бы дать.

Итак, что мы имеем:

– Нечерноземье – центр страны. Регион имеет огромное стратегическое значение, здесь зародилась российская государственность. В Нечерноземье производится половина ВВП страны, в том числе четверть ВВП, создаваемого в сельском хозяйстве; сосредоточено более 40% всего населения и 27% сельского;

– в регионе накоплен значительный агропромышленный потенциал, работают ведущие аграрные НИИ и вузы, уровень мелиорированности почв выше, чем в среднем по стране, хотя значительная часть мелиоративного фонда требует реконструкции. Конкурентным преимуществом ведения сельского хозяйства является хорошая влагообеспеченность, что позволяет получать гарантированные урожаи даже в острозасушливые годы;

– с учетом изменений климата и возрастания риска наступления засух в южных регионах страны, Поволжье и Центральном Черноземье, значение сельского хозяйства Нечерноземья в обеспечении продовольственной безопасности страны будет возрастать.

Однако сегодня сельское хозяйство в регионе развивается медленнее, чем в стране в целом. Такому анализу посвящена часть 1 Рекомендаций. Если в 1991 году доля Нечерноземья в валовой продукции сельского хозяйства составляла 34,3%, то в 2018 году – 24,4%. Это произошло в основном за счет растениеводства, где удельный вес нечерноземного региона снизился с 34,4 до 19,5%. Доля Нечерноземья в животноводстве тоже снизилась, но гораздо меньше – с 34,2 до 30%. После продовольственного эмбарго (2014 года) ситуация несколько стабилизируется, но эту тенденцию надо закрепить.

В наибольшей степени удельный вес Нечерноземья снизился по таким продуктам, как рожь, овес, ячмень, гречиха, лен-долгунец, картофель, для производства которых в регионе имеются хорошие природно-климатические условия и которые традиционно здесь возделывались.

В животноводстве заметно снижение доли региона в производстве молока, говядины, баранины и свинины.

Особую озабоченность вызывает более интенсивное по сравнению с другими регионами сокращение численности сельского населения Нечерноземья. Основным фактором, влияющим на сокращение численности сельского населения в последние три года (2017–2019 годы) в Нечерноземье, является естественная убыль населения. Она произошла во всех регионах, кроме Москвы, Мурманской области и Ненецкого автономного округа. Миграционный прирост сельских жителей, наблюдавшийся в целом по Нечерноземной зоне в этот период, лишь на 3,4% возместил естественную убыль сельского населения.

Это приводит к социальному опустыниванию сельских территорий. Всероссийские сельскохозяйственные переписи 2006 и 2016 годов показали, что в Нечерноземье больше, чем в среднем по Российской Федерации, доля сельских домохозяйств с заброшенными земельными участками и пустующими домами. Если в целом по РФ эта доля составляет 13,7%, то в Нечерноземье – 20,1%. Особенно велика эта доля в Псковской, Брянской, Ивановской, Смоленской, Тверской, Костромской, Кировской и Архангельской областях.

Нечерноземное село отстает от среднероссийских показателей по обеспеченности социально-инфраструктурными объектами сельских населенных пунктов. Основными причинами этого является недостаточно развитая инфраструктурная сеть и более “мелкодисперсная” система сельского расселения.

Между тем субсидии на мероприятия по устойчивому развитию сельских территорий из федерального и регионального бюджетов в расчете на одного сельского жителя в Нечерноземье, к сожалению, меньше, чем в среднем по России.

АПК и сельские территории Нечерноземья требуют особого государственного регулирования и поддержки. Однако органы управления не придают региону должного внимания. В Стратегии пространственного развития России Нечерноземье как приоритетный макрорегион не выделено. В 2018 и 2019 годах области и республики Нечерноземья входили в перечень регионов опережающего развития приоритетных территорий в рамках Госпрограммы развития сельского хозяйства, но в 2020-м они исключены, кроме Калининградской области и отдельных районов Арктической зоны. Повышающие коэффициенты при выделении субсидий остались для Нечерноземья только в рамках проекта поддержки фермерства и кооперации.

При таких подходах к развитию Нечерноземья его проблемы не решить.

Мы выделили приоритетные направления развития агропромышленного комплекса и сельских территорий Нечерноземья (часть 3):

– формирование зон специализации и товарного производства сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, для производства которых в регионе имеются благоприятные природно-климатические условия и по которым Нечерноземье обладает конкурентными преимуществами перед другими регионами страны. В растениеводстве это: рожь, ячмень, овес, лен-долгунец, картофель, овощи, техническая конопля, гречиха. В животноводстве особое внимание следует обратить на производство молока, мяса КРС, развитие овцеводства и козоводства, коневодства, оленеводства, пчеловодства;

– принятие первоочередных мер по упорядочению землепользования, обобщение опыта и освоения адаптивно-ландшафтных систем земледелия, разработка Программы технологической модернизации аграрного производства в Нечерноземье;

– преодоление неблагоприятных экологических последствий чрезмерной концентрации животноводства и противоречия с системами земледелия, разработка адекватных нормативов и рекомендаций по размещению животноводческих предприятий различной специализации и ограничениям концентрации животных в зависимости от экологических, социально-экономических и демографических условий;

– восстановление и наращивание площадей мелиоративных земель, включая: 1) инвентаризацию земельных угодий и расположенных на них мелиоративных систем с использованием геоинформационных технологий, 2) разработку новых стандартов, строительных норм и правил проектирования мелиоративных проектов, 3) расширение площадей осушенных земель и объемов известкования кислых почв, развитие биологической мелиорации;

– приоритетное развитие малых и средних сельскохозяйственных организаций, крестьянских (фермерских хозяйств, сельско-хозяйственных) потребительских кооперативов, стимулирование товарности личных подсобных хозяйств и их постепенной перерегистрации в субъекты предпринимательской деятельности. Целесообразно переключить государственную поддержку с крупного бизнеса на малые формы хозяйствования, создать кооперативную сеть переработки и сбыта их продукции, а также развивать сотрудничество между крупными компаниями интегрированного типа и малыми хозяйствами на принципах так называемого контрактного сельского хозяйства;

– диверсификация экономической деятельности сельскохозяйственных товаропроизводителей и развитие малого и среднего предпринимательства в несельскохозяйственной сфере (переработка сельскохозяйственной продукции, аграрный и сельский туризм, производство местных строительных материалов, лесное хозяйство, сбор и переработка дикорастущих грибов и растений, народные ремесла и промыслы и др.);

– форсированное развитие сельских территорий путем поддержки жилищного строительства, социальной, инженерной и цифровой инфраструктуры села;

– приоритетная поддержка депрессивных сельских регионов, отличающихся низким уровнем социально-экономического развития села;

– улучшение доступа сельскохозяйственных производителей нечерноземных регионов на рынки Москвы и Санкт-Петербурга.

Рекомендации по развитию АПК и сельских территорий Нечерноземья, в первоочередном и неотложном порядке ранжированы по значимости для федеральных и региональных органов исполнительной власти.

Они обозначены как “Проект”. Именно их, как нам представляется, в большей степени следует обсуждать. Что мы и предлагаем делать. Пока же просто продемонстрируем.

В заключение считаю своим долгом выразить особую благодарность редакционной комиссии, ФОИВам и научным (более 20) учреждениям, предоставившим материалы для подготовки документа, всему многочисленному коллективу авторов (более 60 человек), обладающих не только глубокими профессиональными знаниями, но и активной гражданской позицией.

В обсуждении выступила вице-президент РАН академик И.М. Донник. Подвел итоги председатель Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию А.П. Майоров.

На снимках: заседание Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике; директор института, академик Андрей Леонидович Иванов; первый зампред Комитета СФ Сергей Герасимович Митин; вице-президент РАН академик Ирина Михайловна Донник.

Валерий САВЕЛЬЕВ.

26 января 2021
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях