Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
«Овцы – это мафия»
Каждый новый губернатор в Дагестане, придя к власти, пытается провести инвентаризацию, чтобы оценить, какое ему богатство в руки свалилось. Самое трудное — посчитать людей и баранов.
Каждый новый губернатор в Дагестане, придя к власти, пытается провести инвентаризацию, чтобы оценить, какое ему богатство в руки свалилось. Самое трудное — посчитать людей и баранов.
– Была у меня даже такая статья: “Фальшивая овца все стадо портит”, – говорит экономист Маир Пашаев. – Что вы смеетесь? Чистая правда. У нас официально овец раньше было 5,7 миллиона. После пересчета – 4,7 миллиона. Но это тоже ерунда. С приписками. Максимум два с половиной.

– Да у вас официальных пастбищ всего-то 1,6 миллиона гектаров, – возражаю я. – Знаю я этих овец! У меня муж мечтал купить овцу на дачу вместо газонокосилки. Пока умные люди не объяснили, что она сожрет все: газон, огород, сад, а потом – и меня с мужем. Ей минимум гектар нужен.

– Это верно, гектар. Да, пастбищ нет, да и “выхлопа” нет. У нас раньше были “окна” в таможне, через которые шла контрабанда. В этих схемах были задействованы наши чиновники. В Иран поставлялась не дагестанская, а ставропольская и калмыцкая баранина под брендом дагестанской. Свою жалко, она на горных пастбищах кормится. Как в шутке: “Зачем я, корова, тебя продаю? Такая буренка нужна самому”.

Иран был посредником. Закупал по семь долларов за килограмм и за восемь продавал в Эмираты. Когда к власти в Дагестане пришел Владимир Васильев, начали зажимать чиновников и “окна” на таможне захлопнулись. Из Азербайджана и Ирана явились торговцы: “Где наши овцы?” В Иране уже убойные цеха построили, вложили серьезные деньги.

– А что, овец гнали живыми через границу?

– Конечно. В грузовиках, только без паспортов. Теперь каждая овца едет с документом, и у нас якобы вырос экспорт баранины в 25 раз. Конечно, не вырос. Откуда ему вырасти? Это по документам он вырос. А вот внутренние цены на баранину подскочили: от 200 до 350 рублей за килограмм.

– А в чем смысл всей этой разводки? В дотациях от государства в 200 рублей на овцу?

– Ну не каждый год и не всегда 200, а по 150. Разве это деньги?

– 2 миллиона несуществующих овец – это 400 миллионов рублей дотаций в год.

– Ну это же не деньги для государства, – снисходительно говорит господин Пашаев. – Получит фермер какие-нибудь 15–20 тысяч рублей в год. Вам что, жалко? Мы тут людей не можем посчитать, а вы про овец. У нас про это в республике шутят: считать надо вместе овец и баранов.
– Но, насколько я знаю, из-за приписок у вас платят пенсии умершим, медицинские услуги, социальные дотации.

– Ну и что? Зато Дагестан поставляет России самый ценный ресурс: людей! У нас демография приличная. В Москве, да и по всей России на заработках до миллиона дагестанцев. Верно, что у нас теневая экономика – от 40 до 60 процентов, а в сфере торговли даже больше. Но что вы хотите? Мы только сейчас выходим из затяжного штопора. Мы пережили две войны в Чечне, оказались отрезанными от всего мира, фактически в блокаде. Здесь логистический тупик. Нами заканчивается Россия. Регион был в полувоенном состоянии и в инвестиционной коме.

Плохо, что у нас люди деньги на ерунду тратят. Большие дома, заборы, ворота, джипы (нигде столько джипов не найдешь). Инвестируют в салоны красоты, кафе, рестораны, банкетные залы. Это все непроизводственная сфера. А вкладывать надо, к примеру, хоть в консервные заводы. В советское время было 34 консервных завода, а сейчас – от силы 4–5. А у нас такие прекрасные натуральные продукты.

Здесь десять электростанций, но теперь мы вынуждены даже докупать электроэнергию из-за роста населения и сферы услуг. Нет экономики добавленной стоимости, то есть нет продукции второго-третьего передела. Мы продаем сырье, полуфабрикат. Нет своих брендов, даже консервных.

– Но у вас такие горы! Немыслимая красота! Где же туристы? А Дербент? Из него же можно сделать туристическую сказку, если хотя бы мусор вывезти.

– Да вы же первая жалуетесь, что в гостиницах запах канализации. И это правда. Есть серьезные проблемы с питьевой водой. Нет никакой инфраструктуры. До местных просто не доходит, что туризм – это отличный бизнес. Дайте нам время.

Мой друг Магомед всегда хмурится, когда я говорю про дотации:

– А сколько вам медалей и блестящих спортивных побед принес Дагестан?! У нас на полном серьезе говорят: выиграть чемпионат мира – это ерунда. Вот ты попробуй выиграй чемпионат Дагестана по вольной борьбе.

– Да вы просто драться любите! – кричу я. – У вас все мужики с переломанными носами ходят.

– Зато все вежливые. У нас любой бизнесмен в костюме и белой рубашке любому обидчику ответит профессиональным ударом. Здесь мальчиков с детства приучают давать отпор. Ну хорошо: золотых приисков тут нет. Зато спортивным золотом мы обеспечиваем Россию по полной.
2 февраля 2021
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях