Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Российскому селу – воздух под крылья!
В конце далекого VI века от Рождества Христова литературно одаренный византийский император Маврикий Стратег писал, что жившие на севере славяне обладают большим количеством “разнообразного скота и плодов земных, собранных и лежащих кучно, в первую очередь всяких разновидностей проса и пшеницы”. А спустя почти 400 лет, уже в Х веке, видный восточный путешественник Ибн Якуб свидетельствовал, что “славянская земля обильна всевозможными жизненными припасами, а сами славяне – народ весьма хозяйственный, занимающийся земледелием усерднее, нежели какое-либо иное племя”.
В конце далекого VI века от Рождества Христова литературно одаренный византийский император Маврикий Стратег писал, что жившие на севере славяне обладают большим количеством “разнообразного скота и плодов земных, собранных и лежащих кучно, в первую очередь всяких разновидностей проса и пшеницы”. А спустя почти 400 лет, уже в Х веке, видный восточный путешественник Ибн Якуб свидетельствовал, что “славянская земля обильна всевозможными жизненными припасами, а сами славяне – народ весьма хозяйственный, занимающийся земледелием усерднее, нежели какое-либо иное племя”.

С тех пор утекло много воды. Но главное, ключевое, корневое осталось неизменным: российская деревня по-прежнему нацелена на то, чтобы снабжать огромную страну продуктами питания и техническими культурами. Вместе с тем и сами сельские территории остро нуждаются в поддержке со стороны науки, промышленности, городов, федеральной и местной властей и, конечно, муниципальных структур. О принципах устойчивого и успешного развития таких территорий мы решили побеседовать с кандидатом экономических наук Валерием Фроловым – руководителем группы петербургских ученых, в течение многих лет работающих над различными проблемами Нечерноземной зоны РФ.
– Валерий Иванович, сегодня много и громко говорят о роли села. Что это – дань моде (запоздалая реакция на принудительные “индустриальные приоритеты” большевистской эпохи) или тут все же есть объективный, содержательный момент?

– Думаю, что преобладает рассудочное восприятие отношений между городом и деревней. Во-первых, Россия как великая мировая держава должна быть полностью обеспечена продовольственными товарами, для чего наличествуют все необходимые факторы – от человеческого до природно-климатических. С перекосами советского периода покончено, но осуществить это следует не только на словах, но и на деле. Весьма “кстати” пришлись здесь и западные санкции, которыми Америка с Европой вознамерились покарать строптивую Россию. Самой собой, из подобной утопии выйти ничего не может: она, скорее, подтолкнет русский экономический подъем – наше масштабное импортозамещение. Так же, как это произошло после победы в Великой Отечественной войне.

Страна была сильно разорена и обескровлена, но при всем том появились блестящие технические новинки как в оборонной, так и в гражданской отраслях. Появились “марки”, о коих нельзя было и мечтать где-нибудь на предвоенных этапах. И к 1948 году Советский Союз преодолел разруху, залечил свои раны и вышел на невиданные ранее технологические рубежи. Да, висел гирей на шее грозный тоталитарно-диктаторский режим, неплохо, воздадим должное, показавший себя в экстремальных ратных условиях (и на фронте, и в тылу). Но для спокойной, мирной, созидательной жизни сталинская матрица – во всяком случае, в старых формах – уже не подходила.

– Достаточно привести известную, не без горечи, фразу вождя об административном “центростопе” – некоей психологической блокировке, зачастую мешавшей отраслевым министрам подписывать необходимые бумаги, которые месяцами без пользы и смысла пылились в сейфах и ящиках рабочих столов…

– А блокировка заключалась в простой вещи – элементарном страхе, что ты, министр, поставишь подпись под чем-нибудь “не тем” и сию минуту угодишь во враги народа. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. О методичном же выкачивании соков из деревни, откуда еще задолго до войны убрали крепких, работящих мужиков, и упоминать больно. Но даже в такой атмосфере народное хозяйство набирало обороты, а страна расправляла державные плечи. Вот, наверное, наглядная иллюстрация диалектического закона единства и борьбы противоположностей. Поэтому нынешний Запад, грезящий набросить на нас свое ковбойское лассо, рискует обрести противоположный результат – неожиданно мощное возвеличение России. Уж коли мы росли на тоталитарном прокрустовом ложе, то в рамках президентской демократии (при наличии частной собственности и свободы предпринимательства) тем паче выстоим и упрочим свои позиции.

Теперь позвольте коснуться второй причины общественного внимания к сельской жизни. Всем ведомо, что мир охвачен тяжелой коронавирусной эпидемией. И если пресловутые санкции направлены точечно против России, то мрачный призрак ковида невозбранно бродит по всей планете, перелетая через моря, горы и пустыни, с континента на континент. Массы людей, опасаясь пандемии, воздерживаются от привычных или престижных поездок, от дальних путешествий, как бы приковывают себя к конкретному месту.
– Возрождается настоящий средневековый “идеал” постоянства в пространстве?

– Да, и это налагает отпечаток на наш ежедневный быт. Уходя в отпуск, мы не думаем об экзотических курортах в Анталии или на Лазурном Берегу – мы рассчитываем скромно отдохнуть поближе к дому родному, где не встретишь губительных бацилл. Так возрастает удельный вес утопающих в зелени пригородных поселков, куда можно за полчаса добраться на машине или электричке и где не грех снять удобную, сравнительно дешевую дачу с электричеством, водопроводом, канализацией, а если повезет – то и с газовой колонкой. Само собой, “ближний” отдых родился у нас не со вчерашнего дня: издавна под небом обширной и живописной Ленинградской области – примерно с апреля-мая до середины октября – наслаждались природными красотами и дышали свежим воздухом около двух миллионов горожан. Кто-то в садоводствах, а кто-то – на съемных квартирах или во времянках. Этакая тенденция будет по понятным резонам усиливаться, особенно для семей с маленькими детьми.

– На ум сразу приходит мысль о двух стержневых функциях современного села…

– Речь надо вести, во-первых, о его производственно-кормящей, продовольственной функции и, во-вторых, о его эколого-рекреационно-сервисной, оздоровительной миссии. Обе они тесно переплетены, ибо никто не поедет отдыхать в населенный пункт, где грязно, неухоженно, где нет магазинов и рынков, где отсутствуют банкомат, почта, кафе, медпункт, полицейская служба. Но нет худа без добра! Смертельно надоевший всем коронавирус вкупе с сумасбродными санкциями “разогревает” динамику русского села, разнообразит его задачи, углубляет его будничную деятельность. Жизнь требует пошевеливаться, и мы обязаны приспосабливаться к ее “директивам”. Отстать – значит склонить голову перед надменными международными “передовиками” и попасть под колеса тех, кто, спеша, движется вслед за нами. В мире – не секрет! – развернулось суровое соревнование государств, блоков, систем, и излишней жалости к отставшим ждать не приходится. Выживай как хочешь!

– Наши ученые все чаще рассуждают об устойчивом развитии сельских территорий. Очевидно, такой взгляд связан не только с привходящими обстоятельствами вроде санкций и ковида, но и с осознанием вековой ценности российского села, его перспективной значимости для страны и народа?

– На протяжении десятилетий человек – жертвенный факелоносец Данко, торивший дорогу к прогрессу и счастью! – чувствовал себя гордым покорителем флоры и фауны. Даже в школьных учебниках для младших классов живописалось о “борьбе человека с природой”. Борьбе самоотверженной и победоносной, в ходе которой Homo sapiens подчинял земной, подземный, водный, подводный и все прочие “миры” на нашей грешной планете. Так складывалась шапкозакидательская психология целых поколений, а на практике “чеканилась” опасная модель бесконтрольно-стремительного вовлечения природных ресурсов в расширявшуюся промышленную деятельность, строительство транспортной инфраструктуры и хранение производственных и бытовых отходов.

Столь бездумная линия – во всех без исключения странах (линия, ущерб от которой долго не улавливался и, соответственно, не критиковался) – нанесла существенный ущерб окружающей среде и весьма зависимому от нее человеческому здоровью. К концу ХХ века люди, что называется, лоб в лоб столкнулись с кричащими противоречиями между неуемными потребностями мирового сообщества и неспособностью биосферы насытить таковые биологически приемлемым способом.
– То есть встал вопрос об устойчивом и безопасном марше человечества?

– Именно так. Выяснилось, что нужен не “прыжковый” рост экономики, а переход к производству на основе безотходных технологий, вторичного употребления сырья и использования местных, расположенных поблизости возобновляемых источников энергии. Не случайно иные профессионалы характеризуют устойчивое развитие как поступательное движение, при котором воздействие на окружающую среду остается в пределах хозяйственной емкости биосферы (проще говоря, ее возможностей восстанавливаться естественным путем), что позволяет поддерживать воспроизводство жизненных благ и рода людского в преемственности поколений.

– Убежден: с особой остротой данная проблема ощущается в сельских районах…

– Село – колыбель и опора русской государственности, и забота о нем является заботой о Великой России как таковой. Селу нужна тончайшая, филигранная организация социально-экономической и бытовой деятельности людей. Та, что биосферно-безопасным образом отлаживает в долгосрочной перспективе рост населения и высокое качество жизни. Цепочку “производство – транспорт – потребление” целесообразно выстроить так, чтобы люди пользовались окружающими природными богатствами, по-сыновнему ограждая их, как надежным щитом, от хищнического растранжиривания и давая зеленому миру возможность беспрепятственно восполнять свои ресурсы. Это подразумевает охрану человеческого здоровья и биологического разнообразия без какого-либо вреда для окружающей среды.

– Однако, как говаривал хитроумно-злокозненный Мефистофель, теория, мой друг, суха, а древо жизни пышно зеленеет. Да и старая русская мудрость гласит: скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Легко ли претворить подобные миропреобразовательные замыслы в нашу грешную жизнь?

– Ой, нелегко! Но сие не значит, что невозможно в принципе. Да, снимем розовые очки: есть изрядное число трудностей, которые придется преодолевать не без кровавых мозолей. Известно, например, что отрицательное воздействие на окружающую среду у нас выше, чем в западных странах. До 16% российской территории – чуть не шестую ее часть! – следует отнести к экологически неблагополучным зонам.

Правда, эти тревожные факторы привлекают в последние годы внимание государственной власти. Выступая 21 апреля перед членами Федерального Собрания, президент Владимир Владимирович Путин заявил о необходимости создать отдельную отрасль по утилизации углеродных выбросов, добиться их ощутимого снижения и ввести здесь жесткий контроль и мониторинг. Кроме того, глава государства указал: “За предстоящие 30 лет накопленный объем чистой эмиссии парниковых газов в России должен быть меньше, чем в Евросоюзе. Это – сложная задача, имея в виду размер нашей страны, особенности ее географии, климата и структуры экономики. Однако абсолютно уверен, что такая цель с учетом нашего научно-технического потенциала абсолютно достижима”.

– Что ж, добрый маршрут!

– Вы заметили нарочитое повторение слова “абсолютно”? Мне по душе данная искусная тавтология! Российское село может задышать, наконец, полной грудью. Группа ученых, занятая развитием сельских территорий, подготовила несколько проектов для населенных пунктов в Новгородской и Тверской областях, сельского поселения и муниципального района в Ленинградской области. Специалисты рассчитывают на поддержку этих планов за счет программных средств Минсельхоза РФ. Мы – за меньшую этажность сельской жилой застройки. Мы – за подъем приусадебных и фермерских хозяйств, за расцвет народных промыслов. Мы – за постоянное использование традиционно русских природных материалов, издревле применяемых в строительстве. Вот фундамент здорового деревенского быта и производительного деревенского труда. Хочется, чтобы жители села, да что там – всей громадной России! – знали о рукотворной волшебной палочке, способной привести нас к устойчивому развитию, при котором экономика, экология и технологии гармонично сбалансированы на благо страны и каждого человека.

Беседовал Яков ЕВГЛЕВСКИЙ.
11 мая 2021
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях