Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Когда слова чиновников никак
не сходятся с реальностью
Минсельхоз России публикует информацию о встречах министра Патрушева, утаивая при этом от общественности мнение собеседника. А ведь речь идет о принципиально различающихся позициях.
Минсельхоз России публикует информацию о встречах министра Патрушева, утаивая при этом от общественности мнение собеседника. А ведь речь идет о принципиально различающихся позициях.

Свежий пример: встреча министра Дмитрия Патрушева с губернатором Забайкалья Александром Осиповым. Информацию об этом можно прочитать на сайте МСХ РФ. А вот на сайте правительства Забайкальского края за 4 июня предпоследний абзац звучит по-другому. Различия существенные. Так, Александр Осипов позволил себе ряд критических и аргументированных замечаний:

“Многие федеральные меры поддержки сельхозпроизводителей в России нацелены на крупные компании и практически не работают на территории Забайкальского края – региона с большим аграрным потенциалом, но особенным климатом и преобладанием КФХ над крупномасштабным сельхозпроизводством. Мы очень надеемся, что совместно с Министерством сельского хозяйства сможем внедрить на территории края действенные инструменты для поддержки и развития растениеводства, животноводства, мелиорации, сможем активнее вводить в оборот новые пахотные и пастбищные земли, нарастить экспорт продукции за пределы Забайкальского края”, – заявил губернатор.

Конституция РФ, в том числе и после недавних поправок в нее, подтверждает и даже усиливает позицию о том, что сельское хозяйство является предметом совместного ведения Федерации и субъекта. На деле же получается, что Минсельхоз РФ откровенно игнорирует интересы регионов в распределении ресурсов. Причина, на мой взгляд, в том, что чиновники до сих пор никак не могут понять, что это не они кормят страну, а некоторые из них сели аграрной России на шею, считая, что любое их решение – как приказ в армии. Безответственность и вседозволенность получили постоянную прописку в центральном аппарате Минсельхоза.

Разобраться, кто именно лоббирует такие сомнительные, с точки зрения экономики, решения, ущемляющие интересы регионов, смахивает на головоломку. Разгадать ее в этой чиновничьей карусели – задача практически невыполнимая.

Вряд ли министр читает и тем более редактирует пресс-релизы и некоторые другие документы на сайте ведомства. Да от него этого и не требуется. Он известный управленец, в прошлом банкир, а потому, скорее всего, опирается на мнения по АПК своих подчиненных.

Может, первый заместитель министра Хатуов? Маловероятно. У нас Д.Х. Хатуов в последнее время специализируется по части громких скандалов. Особенно он отличился недавно, когда заявил на всю страну о том, что местное население, то бишь россияне, не умеют и не хотят работать в сельском хозяйстве. Он словно не в курсе, что на Руси аж с Х века успешно занимаются растениеводством (“СЖ” № 17 от 7–13 мая, стр. 6). Зато мигранты, с точки зрения замминистра, которые с тех же пор и по сей день занимаются кочевым животноводством, справятся с задачей лучше. А потому их требуется завезти в Россию в количестве полумиллиона человек.

Но кто-то же формирует эту ошибочную позицию? Пусть ответом на этот вопрос займутся в правительстве России. А пока возьмем на себя смелость утверждать, что вопрос, поднятый губернатором Осиповым, актуален для всей страны, но особенно для тех регионов, где сельхозпроизводство сосредоточено в основном у фермеров. И это, по большому счету, нищие национальные окраины страны. Тыва, Алтай, Бурятия, Хакасия, Чукотка, субъекты Северного Кавказа и т.д. Везде там преобладают в отрасли фермеры. Вместо того чтобы исправить ситуацию, в “штабе отрасли” замалчивают истинное положение дел и тем самым пытаются скрыть острейшую проблему в агропроме.

На Северном Кавказе сельское население составляет в большинстве регионов от 60 до 90% жителей, если не считать, вслед за Росстатом, включение в последние годы сельских муниципальных округов в городские. И сельхозпроизводством в этих регионах в основном занимаются личные хозяйства и фермеры. Практически они производят 90% аграрной продукции в своем субъекте. А куда у нас идут 80% государственных субсидий? Только в регионы Центральной России, в основном через агрохолдинги. Тут невольно вспоминается столетней давности знаменитая работа В.И. Ленина о развитии русского капитализма, который, осваивая новые рынки, консервирует отставание национальных окраин России. Жаль, что спустя век страна повторяет эти фатальные ошибки.

У этой проблемы есть и более серьезные последствия. В субъектах СКФО свыше миллиона безработных, в основном амбициозная молодежь. И от ощущения своей ненужности на родине, безысходности эти молодые люди участвуют во множестве международных конфликтов, причем на обеих сторонах, лишь бы заработать на кусок хлеба! Если в Центральной России сельский житель может поискать работу в ближайших городах-миллионниках, то на Кавказе такой возможности нет и люди оказываются словно в капкане. Но почему для них не создать рабочие места внутри страны, в родных селах и аулах? А для этого, как предлагает глава Забайкалья, “надо внедрить действенные инструменты поддержки”. Но у нас почему-то этого не происходит. Ответ простой: с фермерами чиновникам надо “возиться”, с ними надо работать! И эта перспектива несимпатична начальникам из Москвы.

Куда проще действовать так, как на Ставрополье. Сюда по Госпрограмме соцразвития села уже второй год подряд направляется свыше миллиарда рублей и, кроме вороватых вице-губернаторов, которых сажают чуть ли не ежемесячно, никто не знает, на что и как расходуются эти средства. Еще одно интересное сравнение: Ростовская область получает по этой программе порядка 160 млн. рублей, Калмыкия около 70 млн.

Недавно министр Патрушев побывал на выставке племенных овец в Ставропольском крае. Ему отрапортовали о достижениях отрасли. О проблемах поведали вскользь, полушепотом. А ведь таких проблем предостаточно в регионах, и одна из острейших для субъектов, занимающихся овцеводством – обустройство быта чабанов. Но почему же в рамках той же госпрограммы нельзя ввести раздел и выделить средства для создания в кошарах элементарных санитарно-гигиенических бытовых условий? Почему на временные стоянки – они, как правило, расположены в степях, в десятках километров от населенных пунктов – не приобрести вагончики, пробурить скважины и т.д.?

Почему в рамках той же Госпрограммы социального развития села не создать мотивационные механизмы по переселению на тот же Дальний Восток избыточного населения из южных регионов. Ведь опыт же есть. И не только из столыпинских времен.

После депортации кавказских народов, в ходе Великой Отечественной войны, в опустевшие населенные пункты приглашались граждане, в том числе и из Центральной России. Им оплачивали проезд, выделялись деньги на обустройство, людей довозили на транспорте до конкретных населенных пунктов. И таким образом в течение нескольких месяцев, весной и летом 1944 года опустевшие регионы были заселены. Странно, что об этом не знают в МСХ РФ, где в последние годы скопилось много выходцев из разных доблестных служб, которые как раз и занимались всеми этими выселениями-переселениями.

Можно ли надеяться, что губернатор Забайкалья не заблуждается, полагая, что совместно с Минсельхозом России удастся найти “действенные инструменты поддержки отрасли в регионах с преобладанием фермерского производства”? Вряд ли, если судить по итоговой коллегии МСХ, на которой в очередной раз принципиальный разговор о реальных проблемах отрасли заменили докладами о мифических достижениях и жалобах на правительство, которое сокращает финансирование.

А традиционного выступления аудитора Счетной палаты не прозвучало. Думать, что с арестом по надуманному основанию ревизора, который указал на недостатки в работе ведомства, проблемы исчезнут, – это иллюзия. Проблемы будут только нарастать в такой чувствительной сфере, как продовольственная безопасность.

Алексей МОРГУН,
политический обозреватель.
22 июня 2021
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях