Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
В ЯКУТИИ

На огненной черте:

как борются с лесными пожарами

Сегодня в зоне задымленности из-за лесных пожаров в Якутии оказались 107 населенных пунктов – за сутки их число увеличилось на треть. Дым якутских пожаров уже накрыл север Хабаровского края и дотянулся до Сахалина, где начали отмечать превышение в воздухе загрязняющих веществ. Справиться с разгулом стихии пока не удается, хотя на тушение огня брошены большие силы. Основная причина – чрезвычайно жаркая и сухая погода.

Глобальные изменения климата якутяне сейчас видят воочию, ощущают своими легкими. 22 июля ветер в Якутске ненадолго поменялся с западного на южный, и жители города впервые за неделю увидели голубое небо. Но через час-полтора ветер привычно потянул со стороны пожаров, и все опять затянуло дымом.

– В Якутии с каждым годом становится жарче. Мы живем в самое жаркое и засушливое лето, которое было в истории метеонаблюдений с конца XIX века. Это данные метеослужбы. У нас средняя температура июня за 20 с лишним градусов, тогда как средняя должна быть 15 градусов. По Якутску был зафиксирован максимум 37 градусов. В июне выпало менее двух миллиметров осадков при норме 37 миллиметров. В мае было в два раза меньше дождей. Все пересохло. Любое стекло служит катализатором для возникновения пожаров, – говорит глава республики Айсен Николаев.

В этих условиях за неделю число крупных пожаров удалось сократить более чем на 100. Но из-за сухих гроз возникают новые, и небольшие очаги быстро разрастаются. За минувшие сутки, к примеру, ликвидировали девять пожаров, а обнаружили 28 новых.

Кроме того, в течение месяца и более, несмотря на все усилия, не удается погасить очень крупные очаги возле села Магарас Горного района, рядом с селом Сюльдюкар Мирнинского и в окрестностях некоторых других населенных пунктов. Огонь часто переходит в верховой и легко перемахивает через минерализованные полосы. В таких ситуациях выручает только встречный пал.

Пожар у Сюльдюкара, обнаруженный 22 июня, уже прошел 80 тысяч гектаров, в том числе 57 тысяч га леса. Трудно представить себе такие масштабы, но все-таки: чтобы остановить огонь и защитить село, люди вырыли ров протяженностью 22 километра.

В республику стянуты беспрецедентно большие силы. Ежедневно на пожарах работают более 2,3 тысячи человек. Это сотрудники лесопожарных формирований Якутии, Рослесхоза, МЧС, привлеченное местное население и добровольцы. В регион направлены три самолета Бе-200 МЧС России, два воздушных танкера Ил-76 Минобороны, вызывающий осадки самолет “Циклон”, задействованы 14 вертолетов. За сутки, по данным республиканского оперативного штаба, были вызваны искусственные дожди, а авиация МЧС и Минобороны сбросила на горящий лес полторы тысячи тонн воды. Но даже такие объемы – капля в море, когда действуют 227 пожаров, а пройденная ими площадь превышает полтора миллиона гектаров.

Еще одна проблема в том, что специализированные самолеты этим летом могут действовать только в Западной Якутии, поскольку вся авиационная группировка базируется в городе Мирном. Даже в центре республики, не говоря уже о ее восточных районах, нет аэродромов, где можно было бы обслуживать такие воздушные суда.

– Аэропорт Якутска в связи с реконструкцией ВПП не может принять самолеты такого типа, как Бе-200 и Ил-76. Поэтому они сейчас базируются в аэропорту Мирного. Конечно, они оттуда могут долететь до центральной части Якутии, но, сделав всего несколько сбросов воды, будут вынуждены вернуться обратно. В связи с этим в целях эффективности оперативным штабом республики принято решение использовать эти самолеты в западной группе улусов, – разъясняет руководитель департамента лесного надзора и охраны лесов республики Владимир Иванов.

На разгул стихии люди, конечно, реагируют по-разному. Многие раздражены. Но сотни жителей сел и Якутска идут добровольцами – помогать тушить огонь. Кто-то на выходные, кто-то задерживается надолго. Люди собирают деньги, закупают на них оснащение для тех, кто днями и ночами находится в горящей тайге. Добровольцев и желающих помочь лесным пожарным материально так много, что они создали свой добровольческий штаб, который работает согласованно с официальным республиканским.

Постепенно вырабатывается понимание того, что с бедой можно справиться только вместе. Об этом много пишут в социальных сетях.

– В стихийном бедствии виноватого не найдем, не надо искать. А то, что решительные, горячие сердцем люди без лишних слов идут помогать, собирают вещи и морально поддерживают начинания – это дело. Уважаю и преклоняюсь перед ними, – отмечает якутянка Татьяна Бурцева.

– Как говорят специалисты, именно специалисты, нынешние пожары опасны, потому что они в большинстве своем верховые. А это уже стихийное бедствие. В этом случае лучший пожарный - это дождь, при том проливной и продолжительный, а не на час и два. И слава богу, что у нас нет угрозы сейчас населенным пунктам, потому что принимаются все меры. Однако до конца пожароопасного сезона тревога не снимается, но не надо сеять панику. Работы по тушению ведутся и никого на произвол судьбы не бросили и не бросят, – пишет Виолетта Баскарова.

Несмотря на большие масштабы пожаров и сложнейшие условия, в которых их приходится тушить, огню не дают прорваться в села.

– Благодаря скоординированным действиям нам удалось не допустить перехода огня на населенные пункты. Такой угрозе с начала сезона подверглись 35 поселений в 14 районах. На сегодня прямой угрозы от лесных пожаров населенным пунктам нет, – подчеркивает глава Якутии.

В рамках совещания с членами правительства по вопросам борьбы с лесными пожарами президент России Владимир Путин заслушал доклады главы МЧС Евгения Зиничева, главы Якутии Айсена Николаева и представителей других регионов, после чего дал ряд поручений по усилению борьбы с лесными пожарами.

Айсен Николаев предложил создать в Якутии региональный центр по борьбе с лесными пожарами, а также попросил рассмотреть вопрос о выделении республике дополнительной лесопожарной техники. Президент поддержал эти инициативы.

Кроме того, Владимир Путин согласился с мнением Айсена Николаева по вопросам изменения порядка финансирования охраны лесов и поручил правительству как можно быстрее внедрить новую методику оказания финансовой помощи регионам. “Я так понял, методика уже подготовлена, нужно просто отследить, чтобы она исполнялась и внедрялась активнее” – обратился глава государства к членам правительства.

Для повышения эффективности охраны лесного фонда президент предложил передать полномочия по защите лесов на территориях с низкой плотностью населения и большой площадью лесов на федеральный уровень. Он подчеркнул, что реализация этих инициатив станет реальным системным решением проблемы лесных пожаров.

Министерские добровольцы

В Якутии на тушение лесных пожаров поедут добровольцы из министерств республики. Об этом сообщил на заседании регионального оперативного штаба председатель Госкомитета по безопасности РС(Я) Дмитрий Лепчиков.

Он отметил, что будет организовано два выезда. 28 июля на тушение пожаров от органов исполнительной власти будут направлены сотрудники министерства спорта, а 30 июля на пожары выедут работники региональных минфина, минстроя и министерства по развитию Арктики и делам народов Севера.

На совещании были обсуждены вопросы трансферта добровольцев. Как отметил первый замглавы Верхневилюйского улуса Семен Михалев, добровольные помощники пожарных должны отработать не менее десяти дней. По данным оперативного штаба, сейчас силами более 1,8 тысячи человек на территории республики ведется тушение 48 лесных пожаров. За минувшие сутки удалось ликвидировать 34 очага на площади 352 тысячи гектаров. Еще 13 локализовано, но при этом обнаружено 15 новых очагов.

Намерены узаконить сельхозпалы

С начала пожароопасного сезона в республике пришлось отбивать от огня 35 сел и поселков. Многие связывают частое возникновение и стремительное распространение лесных пожаров вблизи населенных пунктов с запретом на проведение сельскохозяйственных палов.

Сельхозпалы были запрещены постановлением правительства России в 2015 году. Попытки якутян добиться того, чтобы для северного региона сделали исключение, к успеху не привели. В Москве считают: наивная вера населения республики в повышение урожайности лугов за счет пожогов ни на чем не основана. Запрет остается в силе, а в Якутии по-прежнему уверены, что сжигать сухую траву надо: за короткое северное лето она не успевает перегнить и лишь мешает пробиться новой поросли, являясь одновременно растопкой для пожаров.

– Вокруг населенных пунктов теперь настоящий порох из сухой травы и кустарников. Лесные пожары распространяются с невиданной силой, - отмечает депутат парламента республики Виктор Федоров.

Федоров не является специалистом сельского хозяйства или лесной отрасли. Он коммерсант. Но вот и глава села Магарас Горного района Владимир Текеянов считает, что во времена, когда пожоги травы разрешались, жить рядом с лесом было безопаснее. Магарас - самое настрадавшееся от горящей тайги село. Больше месяца оно находится в кольце лесных пожаров. Мужикам давно пора заготавливать сено, а они вынуждены тушить огонь. Но, как ни удивительно, глава этого села тоже ратует за возврат сельхозпалов:

– Наши деды устраивали их осенью, и весной нечему было так полыхать. А сейчас прошлогодняя сухая трава, листья за секунды сгорают, – отмечает он.

Ученые к дедовскому опыту относятся скептически, предпочитая ориентироваться на собственные изыскания. В 2018 году сотрудники Якутского НИИ сельского хозяйства провели эксперимент (он был продолжен в 2019-м, и власти региона не пожалели на это пяти миллионов рублей). В нескольких местах они разделили минерализованными полосами обширные луговины, и на одних участках выжгли сухую траву, а на других оставили.

По результатам исследований экспериментаторы пришли к следующим выводам: “Установлено, что ранневесеннее выжигание ветоши, вследствие низкой интенсивности горения и при сохранении влажности поверхностных горизонтов устраняет опасность уничтожения гумусового слоя почвы. Все это создает благоприятные условия для прорастания семян и дальнейшего их развития в степных и луговых ценозах за счет удаления опада сухих травянистых остатков, что увеличивает число всходов… Отмечено, что проведение сельскохозяйственного пала способствует усилению процессов гумификации при увеличении общей численности микроорганизмов, обусловливает резкое усиление микробиологических процессов. Наиболее интенсивно развиваются микроорганизмы, участвующие в минерализации органического вещества и превращении соединений азота в почве. При этом доля микроскопических грибов уменьшается”.

“Бесконтрольные пожоги стали стихией. Пока не получается ни остановить ее, ни ввести в организованное и безопасное русло”.

Иллюстрацией к этим заключениям стали фотографии, на которых экспериментальные луга напоминают шахматную доску. Ярко-зеленые, некогда выжженные клетки чередуются с бледно-желтыми –там молодая поросль долго не могла пробиться сквозь пожухлую траву. Опыты показали: не проводя сельхозпалы, якутские кормозаготовители немало теряют. Но это эксперимент. В жизни же все не совсем так. Многие селяне по-прежнему выжигают луга. А поскольку пожоги запрещены, делают это тайно, в одиночку. Такие палы легко переходят на лес – их некому окарауливать. Более того, нередко сгорает даже заготовленное сено.

– В прошлом сентябре город Якутск был в дыму вплоть до октября как раз из-за сельхозпалов, которые неправильно проводили в заречных районах, в результате чего возникли очень большие пожары. Из-за этого сгорело несколько тысяч тонн сена, и стоял сильный смог на огромной территории, – напомнил о событиях годичной давности глава республики Айсен Николаев.

Однако он тоже не считает запрет правильным, отмечая, что пожоги старой травы проводить надо, но они должны быть контролируемыми и безопасными.

– Надо их делать в более ранние сроки весной и в более поздние – осенью. Мы пересмотрим правила подхода к сельхозпалам и примем необходимые нормативно-правовые акты, – заключил руководитель республики.

Принцип сдвигания сроков продиктован изменениями климата. Весна в Якутию в последние годы стала приходить раньше, а осенью теплые дни стали держаться дольше. Испокон веков сельхозпалы в весенние дни проводили, когда луга уже подсыхали, а в тени деревьев еще лежал снег. И в конце сентября тоже бывают такие периоды: на открытых пространствах первый снег тает и выветривается, а в тайге уже белым-бело. Такие дни люди и использовали для пожогов. Но природа изменилась, а народный календарь палов остался прежним. За пожоги наказывают, возбуждают уголовные дела, но селяне все равно жгут сухую траву, стараясь повысить плодородие лугов.

В нынешнем году первые возгорания в Якутии были зафиксированы в мае. Все они возникли вблизи населенных пунктов и по вине людей, в том числе тех, кто выжигал на своих угодьях сухую траву, не имея никаких возможностей в одиночку остановить огонь у кромки леса. Как и сами лесные пожары, бесконтрольные пожоги стали стихией. Пока не получается ни остановить ее, ни ввести в организованное и безопасное русло.

Сторонники сельхозпалов считают, что даже летом, когда никому уже не придет в голову с помощью огня удалять прошлогоднюю траву, расположенные вокруг сел невыжженные сенокосы и пастбища опасны. Раньше луга были препятствием на пути вызванных сухими грозами пожаров – на них нечему было гореть. Сейчас они покрыты горючим материалом.

– Когда были сельхозпалы, на следующий год огонь шел по ним медленнее, и удавалось быстрее “поймать” его. Под видом защиты лесов мы теперь на самом деле подвергаем их большей опасности, и все это на границах поселений, – отмечает депутат Виктор Федоров.

Полосу подготовил Владимир ТАЮРСКИЙ, РГ
3 августа 2021
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях