Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Размышления о страховании
и не только
В нашей газете уже несколько раз обсуждались вопросы страхования в сельском хозяйстве. Честно скажу, вообще, не знаю как сейчас происходит этот запутанный процесс. Расскажу только о тех случаях, которые имели место в то время, когда я работал директором совхоза (АОЗТ, ЗАО) племенного завода “Сумино” Волосовского района Ленинградской области (1985–2014).
В нашей газете уже несколько раз обсуждались вопросы страхования в сельском хозяйстве. Честно скажу, вообще, не знаю как сейчас происходит этот запутанный процесс. Расскажу только о тех случаях, которые имели место в то время, когда я работал директором совхоза (АОЗТ, ЗАО) племенного завода “Сумино” Волосовского района Ленинградской области (1985–2014).
Наверно, уже не очень точно могу назвать год, когда был страховой случай. Но сам процесс помню досконально. Первый случай произошел вроде в 1986 году. Было хорошее лето, и к концу августа на одном нашем поле площадью примерно 100 гектаров почти созрел очень хороший для тех лет урожай пшеницы (наверное, 35–40 ц с га). И мы с главным агрономом объехали это поле, прикидывая, что через неделю его уже можно будет убирать. Нина Ивановна (главный агроном) мне доложила, что напольная сушилка полностью готова к приемке зерна. Срочно нужно доставить печное топливо для работы сушильных генераторов (для подогрева воздуха, если будет влажная погода). Конечно, следующим же утром печное топливо было завезено в две 25-тонные емкости на сушилку. Цена этой низкосортной солярки (печного топлива) была 4 коп. за кг (сейчас, наверное, 40 руб. за литр – точно не знаю). А на следующую ночь по всей территории Волосовского района узкой полосой с запада на восток прошел тороидальный смерч (почти такой же, как и тот, что погубил студентов Уральского политеха на перевале Дятлова в 1959 году). И вот что странно – там где смерч шел над лесом, он прорубил узкую (метров 20–30) просеку. А над нашим пшеничным полем как будто танцевал в разные стороны. Большая часть почти зрелой пшеницы погибла. Ну что делать? Редко, но бывает, хорошо, что люди не погибли. Звоню в районное управление сельского хозяйства, затем в областное. На следующий же день из области приезжает комиссия из трех человек из отдела растениеводства (в те годы заведующим аграрным отделом Ленинградского обкома КПСС был В.А. Зубков, известный ныне экс вице-премьер). Объехали поле с погибшей пшеницей, все засняли на видеокамеру (тогда это была редкость), попросили главного экономиста сделать прикидочный расчет убытков, написали акт, который подписали все члены комиссии, я, главный агроном и главный экономист. Через неделю (!) на счет совхоза из областного управления поступила очень приличная сумма страхового платежа, которая полностью и с избытком покрыла понесенные убытки за потерянный урожай. Эти деньги были выплачены, как я потом узнал, из резервного фонда Министерства сельского хозяйства СССР. (Наверное, тогда туда еще не добрались Скрынник, Ткачев, Плотников.) Кстати никаких страховых взносов весной совхоз не платил. Государство само определяло, кому нужно помочь из этого резервного фонда. Вот бы сейчас так! Но тогда на село направлялось до 20% бюджета, а сейчас 0,9%, как говорят, почувствуйте разницу.
Еще было несколько случаев с коровами. Все – при СССР. Один раз от молний погибли пять нетелей, которые стояли в загоне на улице. Второй раз опять же в прогулочном дворе по какой-то причине треснул железобетонный столб и оборвался провод под напряжением. Погибли три коровы. Все убытки были также возмещены быстро и полностью. Только комиссия была из областного отдела животноводства. Уже в 1990 году тоже смерч разрушил шиферную крышу на ферме. Разломало около 200 листов шифера. Вот тут уже комиссия из области осмотрела место, где валялся колотый шифер, и одна смелая женщина из отдела животноводства попросила ее поднять на поврежденную крышу. Что делать? Высота – метров 6. По лестнице (привезли из стройцеха) она подниматься боится. Но в то время в Ленинграде делали не только галоши, а на Кировском заводе на базе трактора К-701 выпускался один из лучших в мире фронтальных погрузчиков. При полном подъеме его ковш мог подняться на 7–8 метров. Предложил ей этот вариант. Она согласилась. Из электроцеха привезли два страховочных пояса электриков, и мы вместе с этой дотошной женщиной были аккуратно подняты (естественно, со страховкой) на поврежденную крышу. За штурвалом погрузчика находился один из лучших механизаторов России (сейчас уже на пенсии), Агеев Валентин Васильевич. Он так владел этим погрузчиком, что мог на спор ковшом (грузоподъемностью 5 тонн) закрыть на земле открытый коробок спичек, не раздавив его. Вот такие были погрузчики. А то галоши! Кстати, насколько помню, тогда еще довольно долго пришлось мне бегать за справками из метеослужбы, что смерч действительно был. Ну а у власти в стране уже был Иуда Горбачев, который люто ненавидел русскую деревню, и возмещение убытков тогда еле-еле покрыло стоимость побитого шифера.

Да, кстати, в то время самые опытные и авторитетные рабочие хвастались не бриллиантами, яхтами и девками с ногами от ушей и куриными мозгами, а своим умением, высочайшим профессионализмом, даже иногда работая на публику (чаще всего на спор). Лично видел следующие случаи.

Первый в Ярославле весной 1973 года. Мы, две группы студентов инженерного факультета ЛСХИ (теперь аграрный университет) были отправлены на два месяца на практику на ЯМЗ (Ярославский моторный завод), где тогда делали одни из лучших в мире дизельных двигателей. И как раз в июне нам довелось участвовать в выпуске 10-миллионного двигателя марки ЯМЗ. Вот это был праздник для всего завода! На митинге двигатель с номером 10000000 (на серебряной шильде) был мастерами завода прямо рядом с трибуной установлен на привезенный с Минска автомобиль – самосвал МАЗ (Минский автозавод). Автомобиль с этим двигателем был вручен водителю стройтреста из Москвы – победителю всесоюзного соревнования. Он тут же завел двигатель и сделал на автомобиле круг почета по всей территории завода. Да, мастера завода ЯМЗ установили двигатель за 45 минут. (Вы, нынешние, ну-тка! “Фамусов”.) А в нашем цехе, где я трудился на карусельном станке, мужики вечером чуть-чуть отметили этот заводской праздник и, конечно, стали немного хвастаться перед студентами своими умениями. Мне запомнился кузнец-штамповщик Николай, который на своем 20-тонном электромолоте у трех добровольцев (в том числе у меня) на наручных часах разбил стекло часов, а часы оставались целые и спокойно шли. (Вы, нынешние, ну-тка! “Фамусов”.)

Из этой же серии случай с водителями – инструкторами вождения в Бегуницком СПТУ, где я шесть лет работал преподавателем. Одному Юрию был день рождения, и он с коллегами немного его вечером отметил в производственной зоне, где у меня был учебный класс. Мужики и меня позвали с ними посидеть. Я не отказался. А после 100 грамм водители заспорили, чья машина лучше – ГАЗ-53 или ЗИЛ-130. Как определить? Один вспомнил армию и как они в учебке проверяли тормоза военных автомобилей. И повторили. А выглядело это так. На улице рядом со стеной мастерских, аккуратно установили на подставке на высоте бампера ГАЗ-53 открытый коробок спичек. Водитель “газона” примерно с 20 метров разогнался до скорости около 30 км в час и у самой стены резко затормозил. Коробок был закрыт бампером, но слегка смялся (бампер не достал до стены примерно 4 см). То же самое сделали для ЗИЛ-130. Тут результат был исключительный – коробок закрыт полностью и остался совершенно цел! Естественно водителю “газона” пришлось бежать в лабаз за проигрышем. Вот московские мажоры на “Бентли” и “Феррари” смогли бы такие трюки повторить?

Прошу извинить, несколько отвлекся от агрострахования! Возвращаюсь к теме. На дальневосточном форуме президент России тов. Путин В.В. после доклада министра сельского хозяйства Патрушева попросил вносить предложения по улучшению ситуации со страхованием в отрасли. Вношу:

1. резко увеличить процент в бюджете страны, направленный в сельское хозяйство;

2. из этих денег сформировать резервный страховой фонд Министерства сельского хозяйства РФ;

3. для определения страхового случая (был или нет, примерный ущерб) из специалистов сельского хозяйства создать комиссию, в которую обязательно включать представителей СМИ, заморенных профсоюзов и, наверное, депутатов и прокуратуру;

4. если страховой случай произошел из-за природных явлений, то все четко фиксировать на видеокамеры. Если по дурости властей и владельцев – также фиксировать и выплат не производить;

5. все кровососные страховые компании отправить страховать яхты, самолеты, дворцы и безмозглых девок у нуворишей. А то вдруг объявится новый Деточкин!

К сему, Дед Егор.
Егоров Александр Васильевич,
почетный гражданин
Волосовского района Ленобласти.
28 сентября 2021
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях