Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Удобрения в год науки
и технологий
Уважаемая редакция! Полагаю, что следует опубликовать предлагаемый контент по двум причинам. Существующая ситуация с промышленными удобрениями не только противоречит здравому смыслу, но и утверждению Президента РФ об объявлении 2021 года “годом науки и технологий”. По моим горизонтальным связям с коллегами могу утверждать, что большая часть (если не вся!) регионов РФ барахтается в подобном дерьме, это наша родовая травма.
Уважаемая редакция! Полагаю, что следует опубликовать предлагаемый контент по двум причинам. Существующая ситуация с промышленными удобрениями не только противоречит здравому смыслу, но и утверждению Президента РФ об объявлении 2021 года “годом науки и технологий”. По моим горизонтальным связям с коллегами могу утверждать, что большая часть (если не вся!) регионов РФ барахтается в подобном дерьме, это наша родовая травма.
И никакие “рывки” и прочие спонтанные прокламации, скажем, в виде национальных проектов – сотрясание воздуха. А спекуляция на высоких урожаях несостоятельна – это мировой тренд, и достигнуть этого удалось благодаря внедрению сверхинтенсивных сортов и гибридов и импортной технике. Белгородские “эффективные менеджеры” спекулируют на внедрении биологического земледелия и АЛСЗ, что является фейком и трешем:

– основным драйвером биологизации во всем мире считается фактическое, а не бумажное расширение площадей под многолетними бобовыми травами (о чем справедливо говорилось в Программе по Белгородской области в 2011 году), однако площадь таких трав даже уменьшилась за этот период;

– внедрение АЛСЗ – миф, о чем свидетельствуют графики и таблицы, представленные вам (для служебного, кстати, пользования).

Хотя и АЛСЗ – адаптивно-ландшафтная система земледелия – в ее агрохимической (основной!) части – “кот в мешке”, так как в области она не разрабатывалась и не планируется к изучению, это “заезжий варяг”. Но это тема другого, серьезного, разговора о научной компетенции сотрудников РАН сельхозпрофиля, отвечающих за планирование науки в регионе. С уважением, доктор с-х наук Валентин Владимирович Никитин.

Редакция публикует мнение ученого и приглашает к обсуждению специалистов отрасли.

Работа над ошибками

В принципе не секрет, что российская экономика в лучшем случае стагнирует, а в худшем – медленно, но верно сдает свои позиции. Безусловно, здесь оказал негативное влияние ряд факторов – пандемия, бесконечные санкции ”коллективного Запада”, демографическая “яма” и ряд других. Все это так, но всегда ли виновато “зеркало”. Может, в самом деле, и фейс не тот?

Успехи сельскохозяйственного сектора как на федеральном уровне, так и на региональном сомнения не вызывают, достаточно сказать, что АПК по результатам экспортных поставок вышел на второе место после оборонного. Прежде всего, это результат увеличения продуктивности ведущих культур, главным образом за счет двух позиций: внедрение продуктивных сортов и гибридов (кстати, в основном зарубежных) и приобретение более совершенной сельскохозяйственной техники (также в своем большинстве импортной), позволяющей оптимизировать во времени технологии в растениеводстве (время посева, ухода, уборки) и сократить потери при уборке. На моей памяти уборка сахарной свеклы в одном из хозяйств Корочанского района во время празднования католического Рождества.

И это мировой тренд, имеющий место как на федеральном уровне, так и на региональном, и объяснять данный факт внедрением биологического земледелия и мифическим “точным” земледелием – несерьезно, так как основное условие биологизации – увеличение площади посевов многолетних бобовых трав – не соответствует плановым показателям семилетней давности, когда данная система была разработана и утверждена. А “точное” земледелие практикуемое в ряде европейских стран, ростки которого стали появляться во времена позднего СССР, – фантомная боль “эффективных” менеджеров различного уровня.

Президент Российской Федерации объявил текущий год годом науки и технологий (надеемся – ресурсосберегающих и наукоемких).

В агропромышленном секторе это прежде всего внедрение технологий, опирающихся на ресурсосберегающую систему удобрения на основе оптимизации минерального питания основных культур. Объясним почему. Анализ взаимосвязей в системе “агрогенные ресурсы – урожай”, проведенный нами за последние полвека, свидетельствует, что на удобрения приходится 53% прибавочного продукта от всего агрогенного пакета даже на таких, казалось бы, плодородных землях, как черноземы.

Сразу оговоримся, что черноземов, обнаруженных В.В. Докучаевым во время его экспедиции в черноземные губернии, давно уже нет. Докучаевский чернозем потерял более половины органического вещества, утратил оптимальные свойства почвенного раствора и гранулометрического состава, приближаясь по этим показателям к северным провинциям дерново-подзолистых почв. Кажущаяся стабильность основных критериев потенциального плодородия наших почв связана с большими объемами этого ресурса и, полагаем, несовершенством методических прописей химических анализов, рекомендованных областным АХЦ при проведении агрохимических циклов. Достаточно сказать о гидролизуемом азоте, степень усвояемости которого практически настолько мизерна, что не коррелирует с продуктивностью черноземов. Так что “стабильность” почвенного плодородия, безусловно, схлопнется, это лишь функция времени, это “отложенный штраф”, когда, скажем, в хоккее нельзя разово удалять более двух игроков единовременно.

Но это, так сказать, тема для специального разговора.

Для ознакомления с ситуацией, сложившейся за последние годы в этом контексте, представляем информацию по анализу системы удобрения по Белгородсой области за 2017 год. Это несколько устаревшие данные, и за прошедшие три года кое-что изменилось к лучшему, в частности благодаря и нашим усилиям, однако, по большому счету, проблема неэффективного использования туков продолжает цвести пышным цветом. Хотя для более объективной оценки необходимо было представить нам формы 9 СХ и 29 СХ за 2019–2020 годы в разрезе административных районов. Однако облстат по существующему законодательству не имеет права предоставлять эти данные частным лицам, будь они хоть трижды академиками, и получается такой парадокс: профессионалы, имеющие методы и инструменты для анализа стаус-кво, находятся в информационном вакууме, а организации, располагающие этим банком данных, подобны в силу неумного закона “собаке на сене”, хотя и те и другие – госорганы.
Для ознакомления с ситуацией, сложившейся за последние годы в этом контексте, представляем информацию по анализу системы удобрения по Белгородсой области за 2017 год. Это несколько устаревшие данные, и за прошедшие три года кое-что изменилось к лучшему, в частности благодаря и нашим усилиям, однако, по большому счету, проблема неэффективного использования туков продолжает цвести пышным цветом. Хотя для более объективной оценки необходимо было представить нам формы 9 СХ и 29 СХ за 2019–2020 годы в разрезе административных районов. Однако облстат по существующему законодательству не имеет права предоставлять эти данные частным лицам, будь они хоть трижды академиками, и получается такой парадокс: профессионалы, имеющие методы и инструменты для анализа стаус-кво, находятся в информационном вакууме, а организации, располагающие этим банком данных, подобны в силу неумного закона “собаке на сене”, хотя и те и другие – госорганы.

В данном конкретном случае имеет место типичный когнитивный диссонанс: патриарх белгородской агрохимии, посвятивший данной дисциплине полвека и располагающий инструментарием для анализа ситуации и оптимизационной моделью, не имеет доступа к исходной матрице. Довлеет принцип – “назло своей тетке оторву себе нос”.

В результате в 2017 году сложилась следующая ситуация.

1. В целом по области баланс основных макроэлементов отрицательный, и если по фосфору это, в принципе, допустимо с учетом обеспеченности почвы этим элементом в подвижной форме, то по калию и, в особенности, азоту негативно отразится на эффективном плодородии почвы в обозримом будущем (табл. 1).

2. В области не внедряются принципы адаптивно-ландшафтной системы удобрения, рекомендованной департаментом АПК и освященной губернатором, однако, по нашему глубокому убеждению, АЛСЗ, не соответствующей текущему моменту, о чем будет сказано ниже (рис. 1).

3. Большие вопросы вызывает доза азота под сою, это бобовая культура, и ее основное предназначение – мобилизовать атмосферный азот, превратив его в аммонийную форму с помощью симбиотических клубеньковых бактерий. Имеются многочисленные эксперименты с привлечением радиоактивной метки, которые свидетельствуют, что бактерии, получив готовый минеральный азот удобрений, образно говоря, “ленятся” работать с атмосферным азотом и превращаются в потребителей готового минерального азота подобно семейству злаковых. И 61 кг/га азота туков, будучи внесенными под пшеницу, дали бы прибавку в размере одной тонны высококачественного зерна c гектара.

Верификация различий между фактическими дозами и рекомендуемыми в своем большинстве проявляется по фосфору как тенденция, а по азоту и калию существенна на 95%-ном уровне значимости, и это уже неприятная тенденция (табл. 2). Теория статистики показывает, что критерий Стьюдента возрастает при увеличении объема выборки, и можно с большим основанием утверждать, что при вовлечении в обработку большего количества лет (скажем, 15–20) критерии оценки и по фосфору, и по азоту будут наверняка существенными и на 95%-ном уровне, принятом в классической статистике.

4. В настоящее время существует большое количество методов расчета доз минеральных удобрений, которые можно условно сгруппировать в три подсистемы: по нормативам; адаптивно-ландшафтный (АЛСЗ); на прибавку урожая (оптимизационный)

В основу первого положены нормативы выноса NPK плановым урожаем без учета почвенного плодородия. Второй метод тоже основан на нормативах выноса, но с учетом обеспеченности пахотного слоя основными макроэлементами в подвижной форме. Третий метод базируется на законе минимума – “продуктивность ценоза определяется ресурсом, находящимся в минимуме.

Неприемлемость первого метода очевидна, однако и второй метод не может, безусловно, рекомендоваться, по нашему глубокому убеждению, по следующим причинам:

– матрица этого метода была предложена полвека назад, когда количество азота, фосфора и калия предопределялось характеристикой материнской породы и составом биоценоза в древние времена. В настоящее время примерно половина подвижных питательных веществ имеет антропогенное происхождение. Содержание подвижных форм фосфора и калия увеличилось в 1,5–2 раза, но самое-то главное – усвояемость привнесенных человеком питательных веществ значительно более высокая, чем природных. В силу этого уровни обеспеченности, приводимые в таблицах АЛСЗ, не отражают истинную картину и приводят к перерасходу туков;

– кроме того, предлагаемый набор поправочных коэффициентов в наш век цифровой экономики просто смешон, так как предлагает одну и ту же поправку для почв, вдвое отличающихся по плодородию;

– вызывают вопросы и предлагаемые величины выноса элементов питания на единицу продукции культурами севооборотов, усредненные для ЦЧЗ. Разве можно сравнивать по этим показателям, скажем, Липецкую и Тамбовскую области с Белгородской. И наши многолетние исследования, проведенные на почвах Белгородской области, показывают существенное расхождение с рекомендуемым выносом, а это же ключевой параметр! Поэтому система удобрения, приведенная в АЛСЗ, – даже не вчерашний день, а позавчерашний (Plusquamperfect), так как таких почв в пашне области давно уже нет;

– помимо этого, надо учитывать, что появились новые сорта и гибриды, характеризующиеся более интенсивным поглощением почвенных запасов, и поэтому все “реперные” точки расчетов – КИП, КИУ, нормативы выноса NPK – нуждаются в принципиальных обновлениях, а вся приведенная в АЛСЗ цифирь, конечно же, не вызывает доверия;

– нельзя сбрасывать со счетов и существенное изменение климата в силу его спонтанной аридности, а если учесть, что продуктивность агроценоза более чем на 50% формируется за счет ГТК, то практически, даже оставляя прежний алгоритм АЛСЗ, при всех его недостатках реперные точки следует конструировать заново.

Следовательно, сама матрица не отражает сложившихся реалий, и АЛСЗ входит в противоречие со своим предназначением, так как не адаптирует характер современной экосистемы.

Самый приемлемый способ расчета доз, по нашему мнению, оптимизационный, опирающийся на закон минимума – “продуктивность любого агроценоза определяется фактором, находящимся в минимуме”. Расчеты показывают, что для обеспечения полученных урожаев пшеницы и кукурузы на силос необходимо больше вносить азотных удобрений, чем рекомендуется по АЛСЗ.

5. Экономия средств на удобрения для получения фактического урожая за этот год составляет в случае использования оптимизационного метода в среднем по четырем культурам 3876 рублей с гектара посева и в целом на всей площади посева 2,31 млрд рублей (рис. 2, табл. 3).

Пофигизм в отношении научных методов во внедрении системы удобрения приведет в перспективе к потере плодородия почв, чреват всевозможными штрафами, прекращением договора аренды земли, потерей имиджа и совершенно недопустим в наступившем экономическом кризисе.

Итак, речь идет о самом мощном и дорогом ресурсе в земледелии – промышленных удобрениях. К великому сожалению, этот ресурс используется землепользователями крайне нерационально, а именно:

1. Туки применяются без учета уровня почвенного плодородия, и доза определяется агрономами хозяйств, скажем, в меру своей испорченности.

2. Различие между фактическими дозами и адаптивно-ландшафтной системой земледелия (АЛСЗ) достоверны на 95-м уровне значимости (Фишер).

3. Эта “научная” доза вносится под культуру на всех полях без коррекций, хотя их плодородие порой существенно разнится при верификации статистическими критериями.

4. Рекомендуемая департаментом АПК и освещенная губернатором система удобрения устарела в принципе, так как ее основы были заложены 70 лет назад, когда нынешних почв не было и в помине. Как она никогда не разрабатывалась в таком аспекте у нас и даже не проверялась.

Дело дошло до такого курьеза – между плодородием почвы и уровнем удобренности в 2017 году мы обнаружили положительную детерминацию ?!), Для непосвещенных, но “эффективных” менеджеров популярно объясняю: чем больше содержится питательных веществ в пахотном слое почвы, тем больше их вносилось с минеральными удобрениями. Это в наш-то кризисный век, какой там “рывок” и “прорыв”! А год-то прокламирован на самом высоком уровне как Год науки и технологий (каких?)

1. Различие между фактическими дозами и адаптивно-ландшафтной системы земледелия (АЛСЗ) достоверны на 95-м уровне значимости (Фишер)

Такое положение приводит:

1. К низкому КПД удобрений.

2. Противоречит утверждению Президента Российской Федерации о том, что этот год является годом науки и технологий.

3. Не вписывается в обновленную стратегию социально-экономического развития Белгородской области до 2030г., озвученную губернатором.

Для соответствия обновленной стратегии социально-экономического развития нашего региона крайне необходимо:

1. Подобрать три административных района, отражающих по почвенно-климатической характеристике подзоны области: Западную (Грайворон), Центральную (Шебекино), Восточную (Валуйки) с типичной структурой земледельческого сегмента.

2. Определить в каждом из них хозяйство, в котором, на культурах, потребляющих основное количество туков, провести почвенную диагностику (сахарной свеклы, зерновой кукурузы, озимой пшеницы).

3. Рассчитать дозы NРK с помощью нашей ресурсосберегающей математической модели.

Провести учет урожая на опытных полях и определить экономическую эффективность оптимизационной системы удобрения по сравнению с другими участками пашни, где применяется традиционная система удобрения, принятая в хозяйстве.

Это будет стартапом для приобретения областью статуса ОБЛАСТИ ТОЧНОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ с приобретением не только экономических выгод, но и репутационных преференций.
22 ноября 2021
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях