Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
КЛИМАТ
От Глазго до Сибири

Как известно, по решению ООН, в столице Шотландии Глазго состоялся двухнедельный саммит по климату COP26, в котором приняли участие представители почти 200 государств, в том числе “двадцатки”. Хотя руководители Китая Си Цзиньпин и России Владимир Путин не приехали, но наш президент выступил перед участниками саммита по всем проблемным вопросам.

Уголь пока пойдет на-гора

Главным вопросом саммита было максимальное сокращение выбросов парниковых газов к 2030 году в основном за счет достаточно быстрого отказа от использования угля. Здесь возникло поле и для широкого обсуждения, и для глобальных споров. Как уже показала торопливость чиновников ЕС и ряда руководителей европейских государств, благие намерения по быстрому переходу к “зеленой” генерации не подкреплены крепкой базой, а расчеты опровергла сама погода.

Жаркое лето потребовало дополнительной электроэнергии для холодильных мощностей, а недостаток природного и сжиженного газа, который США предпочли продавать по более дорогим ценам в странах Юго-Восточной Азии, привел к его резкому подорожанию на европейском рынке, в результате в выигрыше оказался “Газпром”. И тут нет никакой политической подоплеки. Энергетические ресурсы нужны, их поставляют.

В результате вместо отказа от угольной генерации в Великобритании, Германии вновь стали использовать уголь. Как выяснилось на саммите, уголь еще долго придется выдавать на-гора. Китай, задекларировав переход к безуглеродной экономике к 2060 году, в ближайшие годы планирует построить 95 новых угольных шахт. Но настоящим возмутителем спокойствия стала Индия, которая отказалась подписывать Климатический пакт в представленном виде. Сейчас это третья страна в мире по выбросам, поскольку угольная генерации составляет 70%, индусы намечают построить еще 28 новых шахт. Отказываться сейчас от угля – значит остановить борьбу с бедностью, утверждают в стране. С учетом мнения Индии и был поправлен и подписан итоговый документ. Причем даже Генсек ООН А. Гутерриш назвал его поверхностным. А министр из Швейцарии назвала происходящее “скандалом”. Индия же последним годом перехода на безуглеродную экономику назвала далекий 2070-й.

Новые 23 шахты собирается построить и Индонезия, занимающая 2-е место по экспорту угля.
Большой интерес к этим планам проявляют шахтеры России, для которых значительно расширяются экспортные возможности. Причем владелец крупнейшего в Якутии Эльгинского месторождения А. Авдолян предлагает за свой счет построить практически новую железную дорогу к Охотскому морю с обустройством порта Чумикан, который пока имеет небольшое местное значение. Но, кажется, в Правительстве РФ рассчитывают на более масштабный проект, поскольку задача закрепиться на азиатских рынках в экономическом плане – одна из важнейших.

Пять прорывов

И все-таки саммит в Глазго с климатическим пактом придал новый импульс более организованной совместной деятельности на пути к энергопереходу и возможности остановки потепления климата не более чем на 1,5%, выше которых целый ряд стран ждут необратимые изменения. Много было сказано и о том, что надо бороться с выбросами метана, который в несколько раз вреднее углекислого газа.

Было сказано, что мировому сообществу надо помогать бедным странам осваивать новые альтернативные технологии в энергетике, что может увеличить инвестиции в эти отрасли до 16 млрд долларов, а количество рабочих мест уже в ближайшие годы – до 20 млн.

Представители таких стран, как Пакистан, Бангладеш, Мьянма, Гаити и другие, уже страдающие от изменений климата, обратились за помощью. Только в Бангладеш миллионы жителей океанского побережья отселены вглубь страны, поскольку вода в стекающих в океан реках стала соленой, ее невозможно пить. А несколько островных небольших государств в ближайшее время уйдут под воду.

Подводя итоги, заместитель председателя EK Ф. Тиммерманс выделил пять прорывов, на которых надо сосредоточить усилия в ближайшие десятилетия: чистая электроэнергия, электроавтомобили, “зеленый” металл, водо род и устойчивое земледелие. По всем этим направлениям работают ученые, конструкторы и технологи не только в ведущих странах, но даже в таких маленьких, как Тринидад и Тобаго, откуда будут поставлять водород на экспорт.

Леса надо беречь

На саммите его организаторы предъявили претензии разным странам по поводу недостаточной заботы о климате. Мексика и Бразилия были подвергнуты критике за темпы вырубки лесов, тем более что страны на Амазонке не собираются это делать и после 2030 года. Президент США Дж. Байден похвалился, что страна сокращает выбросы до уровня 2005 года, и упрекнул Россию в их количестве. И тут же получил ответ: весь прирост добычи угля в США используется в этом году внутри страны, в России же увеличение добычи направлено на экспорт. Кроме того, как сказал участникам саммита В. Путин, каждое пятое дерево, которое поглощает углекислый газ, растет в нашей стране, и у нас есть программа восстановления и увеличения лесов. Более того, как говорят ученые, самым крупным поглотителем углекислого газа в мире являются Васюганские болота в Сибири. Когда-то их осушали, а в нынешней ситуации надо обводнять. Как видим, без русской Сибири, которая дает уголь и газ для многих стран мира и одновременно чистит воздух, тоже для всего мира, обойтись нельзя.

В Глазго столкнулись также корпоративные интересы и молодых защитников климата во главе с неутомимой Гретой Тунберг. Первых, лоббистов углеводородов, экологи насчитали свыше 500 человек. Сторонники Греты под ее оценку саммита “бла-бла-бла” похоронили чучело COP26 на одном из городских кладбищ. По оценке экспертов, борьба “за” и “против” только начинается.

Юрий БАКЛАНОВ.

На снимках: водородный поезд в Шотландии; самый большой угольный порт России – Находка.





Саммит раздора

Конференция по предотвращению негативных климатических изменений (COP26), почти две недели длившаяся в шотландском Глазго, завершилась на день позже. Причина – сложности при согласовании итогового документа, на подготовку которого и так ушло 10 дней. И, несмотря на вроде бы достигнутый компромисс между двумя сотнями стран, похоже, мало кто доволен конечным пактом. Впрочем, такой результат не стал сюрпризом: еще накануне встречи участники прочили ей провал.
Главной целью саммита была выработка конкретных мер по сдерживанию роста температуры на планете. Однако в итоге договориться по этому поводу не удалось. Причин тому достаточно: с самого начала мероприятия представители участвующих стран предпочли климатическим вопросам политические. В США обращали внимание на “неявку” лидеров России и Китая, в Москве иронизировали над тем, что президент Украины Владимир Зеленский, прилетев в Глазго, пропустил ключевую встречу глав государств, а американский лидер Джо Байден перепутал тундру и тайгу, чем на несколько дней обеспечил себе топовые позиции в информпространстве – в ущерб, собственно, основной повестке саммита.

О малых шансах на успех незадолго до конференции в Глазго говорил британский премьер-министр Борис Джонсон, оценивавший вероятность заключения необходимых договоренностей не более чем в 60%. Прогнозы бывалого политика оправдались. Вопрос сдерживания роста температуры отложен в “долгий ящик” – его реанимируют лишь на COP27, которая, как ожидается, пройдет в будущем году в Египте, хотя с учетом пандемии загадывать опасно: ведь и саммит в Глазго был перенесен с 2020-го.

Кроме отсутствия четкого плана по преодолению потепления, сторонам не удалось добиться единства мнений и в других не столь приоритетных вопросах. Так, в частности, как отмечают зарубежные СМИ, в изначальном проекте итогового документа речь шла об уходе от использования угля. Однако вмешательство представителей Китая и Индии привело к размыванию формулировок. Климатический пакт Глазго содержит лишь намерение “снизить” использование угля, от которого по-прежнему зависят многие развивающиеся экономики.

Дебаты в Глазго отчасти были вызваны отчетом, опубликованным в августе Межправительственной группой экспертов по изменению климата – органом ООН, отвечающим за оценку научных исследований, – в котором подробно описывается, какие катастрофические последствия ожидают планету впереди, если мир быстро и резко не сократит выбросы парниковых газов. В октябрьском отчете метеорологического агентства ООН сообщалось о надвигающемся кризисе с водой, и сопутствующим усилением – в разных регионах – наводнений, засух и других стихийных бедствий.

Как отмечено в пакте, при нынешних темпах углеродных выбросов до “точки невозврата” у планеты всего 11 лет. Уже сейчас пострадавшими от негативных климатических изменений эксперты называют 85% населения Земли, напоминая, что многие государства рискуют в прямом смысле оказаться под водой.

Участники саммита упомянули, что нынешних финансовых вливаний недостаточно для эффективного противостояния экологическим угрозам. Однако конкретных механизмов по преодолению этого выработать не удалось. Страны, чья экономика завязана на добыче и продаже сырья, по-прежнему не спешат вкладываться в “зеленую” энергетику, в то время как она не в состоянии покрыть и все потребности более ответственных в этом плане государств.

Провал встречи в Глазго, похоже, никто не скрывает. Генсек ООН Антониу Гутерриш, обычно сглаживающий острые углы в своих речах касающихся международных противоречий, признал, что изначальных целей саммит не достиг.

– Наша хрупкая планета – на волоске. Мы все еще на пороге климатической катастрофы, – отметил он, вновь заявив о необходимости выделения по крайней мере 100 млрд долларов для поддержки развивающихся стран.

Проблема не только в позициях мировых держав. После того как широко распиаренное Парижское соглашение было заключено шесть лет назад, экоактивисты по всему миру стали все чаще заявлять о себе, требуя выполнения лидерами взятых обязательств. Феномен той же Греты Тунберг, ставшей своеобразным символом в борьбе за сохранение окружающей среды, – прямое следствие таких действий. Разумеется, юная шведская активистка не обошла вниманием и саммит в Глазго, заявив, что встреча была формата “бла-бла-бла”, а основное сражение за климат идет вне стен ООН. Учитывая популярность Тунберг, несложно догадаться: государственные институты вновь потеряют в авторитете среди населения.
23 ноября 2021
Поделитесь новостью в ваших социальных сетях