Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Почему крестьяне голосуют за Путина
На всех предыдущих президентских выборах процент голосов сельских избирателей за Владимира Путина был выше средних показателей по регионам. Почему крестьяне предпочитают ныне действующего президента? С этим вопросом "Сельская жизнь" обратилась к депутату Государственной Думы, старейшему специалисту-аграрию Геннадию Кулику.

Поменял отношение к селу
– Хороший вопрос! Дело не только в том, что люди доверяют ему, видят в нем достойного лидера нации. Вспомните его первое избрание президентом России в марте 2000 года, какую страну он получил в "наследство" – полностью разрушенное реформами Гайдара-Ельцина сельское хозяйство. Все это происходило на глазах живущих на селе бывших колхозников, рабочих совхозов, работников здравоохранения, образования, культуры. А что осталось от великой державы СССР. Каждый видел ту беду, которая пришла в российское село.
Всех мучил вопрос, как он думает это восстановить, куда повернет. Многое прояснилось в его обращении 17 мая 2000 года к народу. Президент сообщил о необходимости реформирования вертикали власти, чтобы повысить управляемость экономикой и необходимость создания в стране диктатуры закона.

Всех волновал вопрос, что будет с республиками, которые создавали единый союз. В.В. Путин впервые после подписания Беловежских соглашений проводит встречу с руководителями Белоруссии и Украины на Белгородской земле, в районе Прохоровки, где жили и работали многие российские специалисты, где в 1943 году совместно была одержана победа в крупнейшем за годы Великой Отечественной войны танковом сражении. Поиски объединения союзных республик начались.

Как участник формирования аграрной политики, скажу – она не писалась "знатоками" в кабинетах, как программа 500 дней, перехода страны на рыночную американскую модель экономики. Аграрная политика формировалась на многочисленных встречах с сельскими жителями. Многие говорили, что нам нужно использовать наш опыт организации сельской жизни, как это делал Столыпин, сохранить крупное производство, дать простор для развития крестьянских хозяйств, развивать личные подсобные хозяйства граждан, которые во все годы, особенно в тяжелый период нашей истории, показывали свою высокую жизненную силу. И в советский период производили более 35% всего объема сельхозпродукции.

В результате было принято принципиальное решение – государство будет в равной степени поддерживать все формы организации сельскохозяйственного производства.

Президент побывал в большинстве регионах, знакомился с обстановкой, и убедился, что без помощи государства беды не пережить, деревня не возродится. И предложил принять еще одно принципиальное решение – обеспечить преимущественное развитие сельского хозяйства и оказание государственной помощи селу. Несмотря на экономические трудности и разного рода санкции, этот принцип строго выполняется все эти годы при формировании бюджета. По-крестьянски мудро вместе вырабатывали аграрную политику, вместе и отвечаем за ее реализацию. Сельские жители видят, что президент полюбил село. Все эти годы он регулярно встречается с аграрниками, механизаторами, животноводами, специалистами, фермерами, руководителями сельхозпредприятий, учеными. Умеет слушать советы, как улучшить нашу работу, справедливую критику, где, что и кем тормозятся достигнутые договоренности, или выполняются медленно и не в полном объеме, а решение оперативных вопросов затягивается в межведомственных спорах. Все это и есть совместная работа и ответственность. В результате в обществе сложилось доброжелательное отношение к селу. Вместе решали – вместе и делаем, такой подход стал нормой. Скажу откровенно, что это, та дополнительная сила, которая в сложных условиях помогает людям работать эффективно.
Невосполненные потери
– Геннадий Васильевич, а как вы оцениваете ушедший год?

– Итоги работы убедительно подтверждают правильность выбранного пути развития. Программа стала самой эффективной из всех аграрных реформ, проводимых за предшествующие 100 лет. Российское село Возродилось. Удалось не только восстановить полностью разрушенное реформами 90-х годов сельское хозяйство, что поставило страну в полную продовольственную зависимость от импорта продовольствия, но и по большинству показателей превысить уровень 1986–1990 годов – лучших по показателям в период плановой экономики. Посмотрите на эти данные внимательно (таблица № 1).

Потери производства и поголовья скота в результате проведенных либеральных реформ были больше, чем за годы гражданской и Великой Отечественной войн. В два раза и более сократились валовые сборы основных продуктов земледелия, животноводства и поголовья скота. Каждая вторая животноводческая ферма стояла пустая.

Более 35 млн. гектаров земель не обрабатывались, площади посева зерновых уменьшились на 17,5 млн. гектаров. Только за счет этого страна ежегодно теряет 35–40 млн. тонн зерна, так необходимого для развития животноводства и экспорта. Практически полностью были свернуты работы по сохранению и повышению плодородия земель. В четыре раза сократилось применение минеральных удобрений, в 2,5 раза снизилась техническая вооруженность села. В период с 1996 по 1999 год за границей было закуплено 13,1 млн. тонн мяса, 32 млн. тонн молока, 2,9 млн. тонн – растительного масла и 7,5 млн. тонн белого сахара. Страна потеряла свою продовольственную независимость.
Рушились исторические устои сельской жизни, люди не могли найти работу, закрывались школы, больницы, дома культуры. В 2000 году число занятых в экономике по сравнению с 1990 годом сократилось на 11,0 млн. человек. Многие считали, что на восстановление потребуются десятилетия, а демократические деятели, находящиеся у власти, считали, что восстанавливать сельское хозяйство – не первостепенная задача, называли село "черной дырой", убеждали, что продовольствие можно закупать за рубежом, что на это дадут специальные дешевые кредиты. На наш рынок хлынул поток иностранных продуктов, в том числе сомнительного и низкого качества, таких, к примеру, как "ножки Буша", что еще больше осложнило работу по развитию сельского хозяйства. В 2000 году страна не имела средств на выплату заработной платы рабочим и служащим, работникам здравоохранения, образования, на содержание армии, размер пенсии был вдвое ниже прожиточного уровня.

Вера в то, что выбранный путь развития, заинтересованность каждого в результате своего труда, сохранение всех форм организации производства, финансовая поддержка государства дали возможность восстановить производство, обеспечить продовольственную независимость страны.

Селянам пришлось использовать накопленный опыт, внедрять новые технологии, а главное добросовестно трудиться. Принципиально важно то, что прирост производства продуктов земледелия и животноводства в последние годы обеспечен за счет роста урожайности и продуктивности животных. В 1970–1980 годах увеличение производства зерна и других продуктов решались в основном за счет вовлечения новых земель и расширения посевных площадей, особенно в период освоения целины. За 2012–2016 годы было собрано в среднем 22,8 центнера зерна с гектара, в 2017 году более 30 центнеров. Значительно выросли урожаи кукурузы, подсолнечника, сахарной свеклы, крупяных культур.
Скорректировать политику
– Вы считаете, что мы исчерпали свои возможности для дальнейшего роста по сравнению со странами, схожими по природно-климатическим условиям?

– Наоборот, с полной уверенностью можно сказать, что мы выиграли пока первый этап в эстафете, но с хорошим заделом. Об этом говорят данные по развитию села в декабре 2016 и январе 2017 годов. Продолжился рост производства свинины и мяса птицы, начало подрастать производство молока и говядины. В хозяйствах имеются хорошие запасы зерна и других кормов. Для весеннего сева завезено больше удобрений, дизельного топлива, необходимое количество семян. Все расчеты на то, чтобы и в 2018 году продолжалось наращивание объемов производства.

Мы пока не использовали повсеместно наши возможности по применению всего комплекса работ по современным технологиям, включая нормативное внесение минеральных удобрений под запланированную урожайность. По использованию минеральных удобрений мы отстали от многих развитых стран, большая работа предстоит по повышению эффективности земельных ресурсов, не обеспечено устойчивое развитие молочного животноводства, серьезно нужно усилить работы по социальному развитию села. Эти проблемы мы знаем, имеем хороший опыт, как их нужно решать. Скажу сразу: призывами и нереальными обещаниями их не решить.

В прошлом году мы имели сбои по производству ряда важных продуктов. Меньше собрали сахарной свеклы, подсолнечника, льноволокна, картофеля, чем в среднем за 2012–2016 годы. Во многих регионах в период уборки выпало 2–3 нормы осадков, многим не хватает техники. В результате во многих регионах от 7 до 10 процентов площадей кукурузы, подсолнечника и других культур оказались вовремя не убранными, а урожай был получен.

Это еще раз подтверждает необходимость ускоренного технического оснащения сельского хозяйства, сокращения нагрузок на технику. По этому показателю мы движемся, но, к сожалению, медленно. Нагрузка на трактор, уборочную технику возросла. Хозяйства покупают техники значительно меньше, чем ее выбывает по техническим требованиям, в результате энерговооруженность производства падает. В расчете на один гектар энергообеспеченность составляет менее двух лошадиных сил, это в разы меньше, чем в странах Европейского союза, которые по погодным условиям находятся в лучших условиях. Необходимо учитывать и то обстоятельство, что отечественные сельхозтоваропроизводители получают господдержку в меньших размерах, чем наши западные конкуренты.

Выход один – скорректировать нашу аграрную политику, направить средства на модернизацию производства. Широко использовать лизинг техники. Эта форма обновления машино-тракторного парка широко применяется во всем мире и во всех других отраслях, в авиации, строительстве, транспорте и других. Преимущество этой системы в том, что хозяйство выплачивает платежи лизинговой организации, когда техника уже работает и окупает себя, приносит прибыль. За последние 4–5 лет наша основная лизинговая организация АО "Росагролизинг" поддержки не получала. Хотя было поручение Председателя Правительства Д.А. Медведева Минсельхозу, Минфину проработать вопрос о выделении в 2017 году дополнительных средств на докапитализацию АО "Росагролизинг". К сожалению, это поручение пока не выполнено.

Поддержка лизинговой компании имеет особое значение. С этой организацией активно работает малый бизнес, крестьянские (фермерские) хозяйства, которые имеют самые высокие темпы роста, а их доля в производстве зерна, подсолнечника составляет до 30 процентов. Решение вопроса о техперевооружении позволит подтянуть и рост урожаев и сократить потери, повысить производительность, а значит, дать возможность повысить зарплату, которая остается у селян невысокой. Итоги прошлого года еще раз подсказывают нам о необходимости ускоренной технической модернизации села.

– Вы же знаете, что в приобретении техники важную роль играют банки, те, что выдают кредиты, в том числе и льготные, является оператором по предоставлению субсидий. Как строятся у хозяйств отношения с финансистами?

– Интерес у крестьян к работе с банками повысился особенно после того, когда перешли на льготную ставку кредитования. Сегодня оформление кредитов сдерживает ряд нерешенных вопросов, в том числе и при получении средств на техническое перевооружение. Хозяйства, не имея собственных средств для оплаты, воспользоваться кредитами не могут. Причина – многие имеют просроченную задолженность по ранее полученным ссудам, выданным под высокие процентные ставки, а другие потому, что банки не принимают в залог землю, которую имеют в собственности сельхозпроизводители. Нужен закон об особенностях залога земель сельскохозяйственного назначения. Земля – тот ресурс, которым реально располагает производитель. Западные банки принимают в залог, прежде всего, землю. У нас же земля отнесена к ненадежному залоговому активу, по существу выключена из экономического оборота.

– В чем причина того, что после рассмотрения законопроекта о залоге земли в первом чтении в Госдуме, он был возвращен на доработку? Депутаты говорили, что в документе учтены в основном интересы банков, а не владельцев земли. Насколько эта причина существенна?

– Эта причина не столь существенна, но дело стопорится уже многие годы. Речь идет о том, каким образом оценить тот земельный участок, который его владелец предлагает в залог. Мы предлагаем взять кадастровую стоимость земли, по которой сегодня все население страны платит земельный налог. А нам говорят, что есть примеры, когда в регионах и муниципалитетах кадастровая стоимость по отдельным участкам превышает рыночную, но бывает картина и наоборот. Допускаю, что такие случаи могут быть. Если есть такие данные, то можно принять для расчета среднюю кадастровую стоимость по району, по муниципалитету. Нельзя принимать договорные цены, использование которых откроет простор коррупции. Недобор доходов банка при льготном кредитовании покрывается из федерального бюджета. Для получения этих средств нужны обоснованные расчеты. Здесь вряд ли подойдут договорные цены. Рассчитываем, что этот важный для всех закон будет поддержан правительством и принят Государственной Думой.

– Из приводимых вами убедительных данных по реализации программы видно, что явно хромает молочное животноводство.

– Хотел бы отметить еще один момент, связанный с Вашим вопросом: стало активно развиваться мясное скотоводство, которое по предложению В.В. Путина было выделено в отдельную отрасль. Сегодня оно хорошо кооперируется с молочным животноводством. Приобретение у них на интенсивный откорм молодняка, позволят ресурсы направлять на производство молока.

На основах кооперации в прошлом году было закуплено более 29 тыс. голов молодняка КРС мясных и других пород у сельхозорганизаций и крестьянских (фермерских) хозяйств. Активно занимаются мясным скотоводством многие регионы, особенно Брянская, Орловская, Калужская, Воронежская, Липецкая области, имеющие свои региональные бренды высококачественного мяса мясных пород КРС. Это хорошее начало, которое дает развивать производство и молока, и говядины.

Принято решение предоставлять в лизинг скот мясных пород фермерским хозяйствам, гражданам, организующим семейные животноводческие фермы, другим малым формам хозяйствования. Все это ускорит увеличение производство говядины и насытит наш рынок отечественной продукцией, а хозяйствам молочного направления позволит сконцентрировать ресурсы для увеличения производства молока. Министерству сельского хозяйства необходимо разобраться в причинах отставания отрасли.

В прошлом году получено 31,1 млн. тонн молока, на 1,2% больше 2016 года. В основном за счет фермерских хозяйств, где темпы роста значительно выше, чем у крупных производителей. Тревожит снижение производства молока в личных хозяйствах граждан. Их доля в прежние годы составляла 50% и более, теперь опустилась до 40%. Понятно, что деревня стареет, количество жителей сокращается.

Но ведь далеко не во всех регионах такая обстановка. Так, доля производства молока у населения в регионах Северного Кавказа составляет более 70 процентов. Многие регионы начали оказывать помощь по увеличению поголовья коров в личном подворье. Хорошо эта работа организована в Татарстане, Республике Башкоторстан, некоторых регионах Сибири, где гражданам оказывается помощь в приобретении кормов, выделяются дополнительные пастбища, организуются закупки излишков молока.

Министерство сельского хозяйства усилило внимание к этой работе. Вносятся поправки в закон о сельскохозяйственной кооперации, которые позволят расширить их функции, усилить формирование кооперативов, в том числе и по производству молока. Увеличивается число грантов на создание семейных ферм. Такое направление перспективно. Средства на эти цели будут увеличиваться. В очереди стоят около 4 тысяч граждан, желающих начать эту работу.

Одна из причин отставания отрасли – нарушение принципа равенства всех форм организации производства, крупных и мелких предприятий. Особенно это касается мер господдержки. На развитие молочного животноводства выделяются немалые ресурсы, но их в основном получают крупные организации. Бесспорно, что их тоже надо поддерживать, но степень надобности должна соизмеряться с возможностями государства и с эффективностью вложений средств. Подход к решению этой задачи должен быть справедливым.

Некоторые хозяйства неохотно занимаются животноводством, разведением крупного рогатого скота, овец, есть и такие регионы, где 40% и более сельхозпредприятий имеющие большие земельные площади, вообще не имеют никакого скота, получая большие прибыли от реализации зерна, подсолнечника, крупяных культур. Имея в достатке кормов, животноводством не занимаются, ссылаются на то, что эта отрасль низкорентабельна. Тут тоже большой резерв, поэтому тема стимулирования этой отрасли по-особому актуальна.

– Геннадий Васильевич, как вы считаете, в чем причина высокой себестоимости производства молока? Этот вопрос важен еще и потому, что сейчас цены его реализации резко упали, и некоторые хозяйства терпят убытки.

– Одна из причин снижения закупочных цен – низкая покупательская способность населения. Есть и другие.

В связи с этим не могу не привести несколько интересных показателей. По сравнению с 2000 годом, в 2016 году в Тамбовской области поголовье коров сократилось во всех категориях хозяйств в 3,3 раза, в сельскохозяйственных организациях – в 4,6 раза, а в фермерских хозяйствах и у населения – в 2,9 раза. В Южном федеральном округе в организациях поголовье сократилось в 2 раза, а у населения возросло на 120 тыс. голов. Такая же картина в Северо-Кавказском федеральном округе. А вот в Республике Башкортостан, в Пензенской, Самарской, Саратовской, Ульяновской, Оренбургской областях, имеющих десятки миллионов гектаров сельскохозяйственных угодий, имеют поголовье коров меньше, чем население.

В этом должны разбираться специалисты. Одно скажу, вряд ли население и фермерские хозяйства работают себе в убыток. Знаю, что в мире молоко производится в основном на небольших фермах. В Европе средний размер фермы от 100 до 150 голов коров, в Финляндии и странах Скандинавии – меньше 50–70 голов. Выпускаемое сегодня оборудование позволяет механизировать все технологические процессы. Это меняет технологию, позволяет использовать пастбища, снижает расходы на корма, улучшает условия содержания животных, что в итоге позволяет вести производство рентабельно.
– Давайте вернемся к неиспользуемым землям. Это ведь тоже резерв роста производства.

– Да, это реальная возможность повысить нашу продовольственную независимость и участвовать в экспорте продукции на мировой рынок.

Не будем вдаваться в тему, как и почему в стране возникли, как вы говорите, "брошенные земли", история эта связана с проведением в 90-е годы земельной реформы. Важно другое: точно оценить площади, которые в первую очередь должны быть вовлечены в оборот и как практически это сделать. Для того, чтобы была ясна общая картина, приведем следующие данные статистического учета и Минсельхоза России, характеризующие наличие и использование земель сельскохозяйственного назначения (таблица 2).

По сравнению с 1990 годом площади пашни сократились на 16 млн. гектаров, а посевные – на 38 млн. гектаров. Совершенно очевидно, что земля, которая ранее обрабатывалась, заросла кустарником и лесом и сегодня не может использоваться без проведения мелиоративных работ. Земель, на которые сегодня можно зайти с обычным плугом и весной включить в оборот, практически нет.

В стране нет единой службы, которая отвечала бы за использование, вела учет движения земли, проводила землеустроительные работы. Кадастровый учет недвижимости передан в министерство экономического развития, оно ставит на учет всю недвижимость, в том числе и землю.

Раньше этим вопросом занималось Министерство сельского хозяйства РФ, имея в своем составе необходимую землеустроительную службу. Так была организована эта работа и в Российской империи. Землеустроитель был на службе государства, ему присваивалось офицерское звание.

Сегодня Минсельхоз России кроме инспекции, которая занимается контролем за целевым использованием земель сельхозназначения, ведет контроль качества и плодородия земель, комплексной службы не имеет.

Самое главное: в регионах нужна специализированная организация, которая бы занималась освоением используемых ранее земель, включая весь комплекс работ – от обработки земельной доли до их залужения и подготовки участка для продажи на аукционах или передачи в аренду сельскохозяйственным товаропроизводителям. Многие регионы настойчиво ставят вопрос о принятии специальной программы по Нечерноземной зоне, где эти мероприятия могли бы быть подробно прописаны и подкреплены соответствующими ресурсами.

– Нечерноземная зона Центра России – зона гарантированного урожая всех основных сельскохозяйственных культур. Ее вклад в реализацию положений Доктрины продовольственной безопасности с годами будет постоянно увеличиваться.

– Именно здесь пока не используются 10–15 млн. гектаров земель, которые до 1990 года засеивались. Здесь сосредоточена значительная часть населения страны, основное промышленное производство.

По расчетам кафедры агроинформатики МГУ имени М.В. Ломоносова, в Нечерноземной зоне Центральной России можно производить до 25% зерна, 35–45% мяса и молока, овощей и картофеля, до 98% льноволокна. Реализация такой масштабной программы могла бы стать стимулятором развития экономики страны.
Беседовал Владимир ТИШКО.
12 марта 2018