Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Правительственный час Минсельхоза
Совет Федерации провел на первом после парламентских каникул пленарном заседании 17 января "правительственный час", на котором с докладом выступил министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев.

В начале доклада министр отметил, что очень важно обеспечить нормальный старт посевной.
А.Н. Ткачев. Важно также сохранить и приумножить достигнутые в прошлом году результаты. Впервые за 15 лет вся посевная площадь России превысила планку в 80 млн. гектаров. И хочу отметить, что мы дополнительно 620 тысяч гектаров ввели в оборот той земли, которая была, собственно, брошена.

Эта земля, входя в оборот, будет давать нам свои результаты, а значит, урожай. В масштабах страны это невысокие показатели. По России не используется порядка от 20 до 40 млн. гектаров, по разным оценкам. Из них реально ввести в оборот 10 млн. гектаров брошенных сельхозземель.

Подготовлен ряд инициатив по земельному законодательству. Кстати, сегодня Председатель Правительства Дмитрий Анатольевич Медведев собирает совещание по вопросу совершенствования законодательства о землях сельхозназначения. Уверен, что в ближайшее время мы представим на обсуждение в Госдуму и Совет Федерации проработанные предложения.

Что касается текущей ситуации, под озимые у нас засеяно 17,1 млн. гектаров. 95% озимых находится в хорошем состоянии. Посмотрим, естественно, как они перезимуют, – отсутствие снега на юге и в Черноземье в начале января создало угрозу того, что не все озимые хорошо перенесут холода.

По оценкам экспертов, ситуация на мировом зерновом рынке дает дополнительные резервы и преимущества для экспорта российского зерна. Рекордный урожай зерновых в объеме 134 млн. тонн, полученный в прошлом году, конечно, позволит нам экспортировать в этом сезоне до 45–47 млн. тонн зерна. С начала сезона экспортировано уже 28 млн. тонн, это на 35% больше, чем в прошлом году. Экспорт пшеницы также вырос на треть, до 22 млн. тонн. Мы и дальше, естественно, будем стремиться наращивать экспортный потенциал, и для этого у нас есть программа, задачи, и мы будем действовать.

Кроме того, для поддержки аграриев в конце года правительство запустило механизм субсидирования железнодорожных перевозок зерна из регионов с большим логистическим плечом – до экспортных портов, чтобы не только юг России, но и Сибирь, Поволжье, Урал и Центральная Россия могли поставлять свое зерно на внешние рынки. Кроме того, мы намерены развивать экспорт зерна через порты Балтики и Каспия, а также осуществлять поставки через Дальний Восток. На сегодняшний день уже более 100 тыс. тонн зерна вывезено на льготных условиях из тех регионов, где были особенно велики излишки, например из Новосибирской области. В этих регионах отмечается и стабилизация рыночных цен на зерно, примерно плюс 1 рубль. Запланировано перевезти на льготных условиях 3 млн. тонн зерна, на эти цели выделено уже правительством 3 млрд. рублей.

В настоящее время Министерством сельского хозяйства совместно с Министерством транспорта проводится совместная системная работа по реализации данного механизма. В то же время рекордный урожай выявил и инфраструктурные ограничения – неготовность железнодорожных операторов работать с возросшими объемами зерна, что ведет к дефициту зерновых вагонов. В работе задействовано незначительное количество поездов-экспрессов с зерном, а операторы вагонов менее заинтересованы работать в удаленных регионах из-за увеличения сроков оборачиваемости вагонов.

Есть ограничения в экспортной инфраструктуре.
Хороший экспортный потенциал мы наблюдаем и в переработке. По предварительным данным, экспорт подсолнечного масла вырос на 28% по итогам года и достиг 2,3 млн. тонн. С начала сезона на экспорт вывезено более 500 тыс. тонн сахара, это в семь раз больше, чем в прошлый сезон. Такие возможности для нас открылись благодаря очень активной политике на рынке ЕАЭС, СНГ, мы для себя открыли новые страны – Узбекистан и Казахстан и потеснили наших конкурентов, потому что эти страны ранее получали сахар из других стран и континентов. Поэтому, конечно, рекордный урожай мы собрали – более 51 млн. тонн, и по производству сахара мы вышли на первое место, в общем-то, в мире, обогнав и Францию, и США, и Германию.

Экспорт свинины вырос в полтора раза и достиг 21 тыс. тонн. Это, конечно, только первые шаги, начало. Экспорт мяса птицы увеличился на 40% и достиг уже 130 тыс. тонн, это цифра существенная. Но я уверен, что с открытием китайского рынка (а рано или поздно это произойдет, мы очень на это рассчитываем) мы, конечно, сможем кратко увеличить объемы экспорта и, естественно, на этом зарабатывать, что, собственно, и делает весь мир.

В целом по итогам года экспорт сельхозпродукции и продовольствия вырос на 15% и достиг сегодня 20 млрд. долларов. Хочу напомнить, в прошлом году эта цифра была 17 миллиардов, а 10 лет назад – 5 миллиардов.

Для сохранения баланса валового объема и цены важно также следить за структурой севооборота на основе переходящих остатков. Здесь нужен сбалансированный подход, о чем мы говорили и говорим на селекторных совещаниях с регионами. В последние годы мы ощущаем перепроизводство. Излишки, естественно, давят на рынок, и мы имеем сегодня сбои по цене. Поэтому мы работаем с регионами по стабилизации размеров посевных площадей под различные культуры. Так, для обеспечения стабильной ценовой конъюнктуры на внутреннем рынке сахара необходимо сохранить посевные площади под сахарную свеклу на уровне 1100 тыс. гектаров и наращивать, естественно, экспорт излишков сахара.

Параллельно необходимо расширять и посевные площади под масличные: сою, рапс. Имеющиеся мощности по переработке масличных культур (24 млн. тонн, кстати) загружены всего на две трети, то есть до 70%. Для полной загрузки перерабатывающих мощностей к 2025 году нам ежегодно нужно увеличивать посевные площади под масличные примерно на 700 тыс. гектаров.

Посевные площади под сою с начала 2000-х годов увеличились более чем в шесть раз, и сегодня мы имеем собственной сои, собственного производства ("сделано в России") около 3 млн. тонн. Это, конечно, огромное завоевание и победа. В 2017 году был собран вообще рекордный урожай – около 3,5 млн. тонн. Хочу сказать, что мы по-прежнему импортируем около 3 млн. тонн сои, и, конечно, задача стоит за счет Дальнего Востока, за счет южных, центральных регионов производить и насытить этим ценнейшим продуктом собственного производства. Тем более что эта соя будет без ГМО, она будет абсолютно экологически чистой, полезной, и я думаю, что это направление, этот вектор абсолютно правильный.

Аналогичная ситуация с рапсом. В 2017 году собран рекордный урожай – 1,5 млн. тонн, на треть больше, чем за предыдущие пять лет. Посевные площади под рапсом лишь немногим превышают 1 млн. гектаров, треть которых приходится на регионы Сибири и еще чуть более 30% – на регионы Юга и Центра России. При этом как рапс, так и рапсовое масло востребованы на мировом рынке.

Мировой импорт семян рапса ежегодно составляет около 23 млн. тонн, экспорт России – всего 3% от мирового объема, рапсового масла – 8 млн. тонн, экспорт России – только 4%. То есть мы только делаем первые-первые шаги, и у нас, конечно, в этом есть огромный потенциал. Имеющиеся перерабатывающие мощности позволяют увеличить объем производства рапса на переработку в два или три раза.

Мы довели до регионов наш прогноз структуры посевных площадей на текущий год. Ожидаем, что яровые культуры будут засеяны на площади 53,5 млн. гектаров. Увеличатся площади посевов под сою, рапс, лен, ячмень и кормовые культуры. Но прежде всего, для того чтобы посевная кампания прошла без затруднений, первостепенная задача нашего ведомства и регионов – своевременно перечислить средства господдержки аграриям.

Хочу напомнить, что благодаря решению президента, поддержке Госдумы и Совета Федерации в 2018 году господдержка отрасли сохраняется на уровне 242 млрд. рублей. За это отдельные слова благодарности от аграриев.

На уровне прошлого года сохраняется и несвязанная поддержка. В федеральном бюджете заложено 11,3 млрд. рублей. Это эффективная мера, которая, по сути, позволяет компенсировать часть затрат на приобретение материально-технических ресурсов для проведения полевых работ. За пять лет ее применения внесение минеральных удобрений увеличилось на 33%, то есть мы довели с 2,5 до почти 3,5 млн. тонн, что, естественно, способствовало росту урожайности. И такой великий урожай мы получили в 2017 году (чудес не бывает, конечно) прежде всего благодаря использованию технологий, машин и, конечно, удобрений.

Кроме того, правило погектарной поддержки учитывает региональные особенности выращивания сельхозкультур. В прошлом году, по сути, за счет исключения южных регионов мы предусмотрели повышающий коэффициент в размере 1,7 по несвязанной поддержке для регионов Дальнего Востока, Сибири, Нечерноземья, Крыма, а также для регионов, подверженных засухе и переувлажнению.

В прошлом году по поручению президента мы детально проанализировали АПК регионов Нечерноземья и сейчас занимаемся подготовкой проекта программы развития этих старорусских земель. Пока в этом году мы распространили погектарную поддержку на выращивание льна по ставке 10 тыс. рублей на 1 гектар посевной площади для возрождения этого направления и обеспечения сырьем текстильной промышленности.

За последние 25 лет в Центральной России в три раза снизилось производство льна-долгунца – культуры, которую традиционно продолжают выращивать сельхозпроизводители Брянской, Костромской, Смоленской, Тверской, Ивановской и Ярославской областей. По России в целом снижение, к сожалению, мы получили в 1,5 раза. Для Центрального Нечерноземья, где земли заболочены, мы также предусмотрели поддержку на внесение мелиорантов, понижающих кислотность почв. Специалисты считают Нечерноземье зоной гарантированного урожая даже в самые засушливые годы. Наша задача – за счет раскисления почв и внесения минеральных удобрений сделать эти земли плодородными, это наш резерв.

Поддержка выращивания льна оказывается и через механизм единой региональной субсидии. Для регионов Нечерноземья мы предусмотрели повышающий коэффициент 1,2 по единой региональной субсидии.

Механизм единой субсидии впервые опробован в прошлом году, и, надо признать, он удачно сработал. Он позволил оперативно перераспределять бюджетные средства между разными направлениями поддержки в каждом конкретном регионе без необходимости вносить изменения на уровне правительства. Это позволило обеспечить доведение денег до конечных получателей в более сжатые сроки и повысить эффективность использования средств федерального бюджета.

Не менее важно и то, что регионы сами определяли наиболее приоритетные для них направления. Наибольшую долю (четверть) средств регионы направили на поддержку фермеров. В этом году, как и в прошлом, на реализацию мер в рамках единой субсидии выделено 39 млрд. рублей.

Другим важным механизмом поддержки является льготное кредитование по ставке не более 5%. Благодаря запуску этого механизма мы получили настоящий кредитный "бум". В 2017 году уполномоченные банки заключили с заемщиками почти 8 тысяч кредитных договоров на сумму 630 млрд. рублей (по инвесткредитам – на сумму 430 млрд. рублей, и по краткосрочным – на сумму 200 млрд. рублей). В рамках механизма льготного кредитования регионы могут сами определять максимальный размер льготного краткосрочного кредита на одного заемщика и долю льготных кредитов для фермеров, но не менее 20% (больше – можно, меньше – нельзя, это закреплено правилами и постановлением правительства).

Расширено понятие "малые формы хозяйствования", куда помимо фермеров и кооперативов были включены индивидуальные предприниматели, партнерства и хозяйственные общества, годовой доход которых не превышает 120 млн. рублей.

С учетом принятых обязательств прошлого года объем субсидий на выдачу новых льготных кредитов в 2018 году составляет порядка 13 млрд. рублей. Этого нам хватит только на кредитование посевной. Тем не менее мы рассчитываем, что при корректировке бюджета по итогам года в первом полугодии будут найдены дополнительные ресурсы, что позволит нам в том числе и распространить механизм льготного кредитования на проекты по переработке зерна.

Для успешного прохождения посевной необходимо продолжить перевооружение аграриев современной сельхозтехникой. Энергообеспеченность сельхозорганизаций сохраняется на уровне прошлых лет. В прошлом году приобретено со скидкой более 26 тысяч единиц техники за счет увеличения поддержки до 15,7 млрд. рублей. Это на 15% больше, чем было приобретено со скидкой за последние четыре года, вместе взятые, а значит, механизм, запущенный в 2013 году, теперь заработал в полной мере. В этом году мы впервые удовлетворили все заявки по энергонасыщенным тракторам.

Не менее важно и то, что в рамках этой программы субсидируются продажи сельхозтехники отечественных производителей. Так что она имеет двойной позитивный эффект – и для села, и для промышленности. В 2018 году на эти цели предусмотрено 10 млрд. рублей. Дополнительное финансирование позволит не только компенсировать выбытие старой техники, но и кратно увеличить темпы перевооружения аграриев.

Теперь о ситуации с ценами на топливо. Цены на бензин за прошлый год выросли на 7%, что почти в три раза больше инфляции, хочу отметить. Летнее дизельное топливо подорожало на 18%, зимнее – на 14. Рассчитываем, что цены на топливо стабилизируются и не создадут серьезных сложностей во время посевной. Мы обратились в Минэнерго с предложением зафиксировать цены на ГСМ на период весенне-полевых работ и постоянно будем вместе с Министерством энергетики отслеживать эту ситуацию.

По данным регионов, в целом по стране хозяйства обеспечены минеральными удобрениями и семенами. Хочу напомнить, что Минсельхоз совместно с Минпромторгом и Российской ассоциацией производителей удобрений разработал механизм сдерживания роста цен на минеральные удобрения. Принятые меры позволили снизить цены на основные виды удобрений по сравнению с ценами прошлого года – примерно на 10%. Это позволит аграриям активнее использовать удобрения во время весенне-полевых работ.
Что касается семян, на конец года в хозяйствах было 5,6 млн. тонн семян яровых, зерновых, зернобобовых культур, что составляет 97% от потребностей. Поэтому ситуация с семенами беспокойства у нас не вызывает.

В то же время хотел бы отметить, что по ряду культур, таких как сахарная свекла, подсолнечник, картофель, существует серьезная зависимость от импорта семян. Для ее преодоления в рамках федеральной научно-технической программы, разработанной Минсельхозом, осуществляется строительство новых селекционно-семеноводческих центров. Это направление включено в программу льготного кредитования. Кроме того, государство возмещает 20% затрат на строительство таких центров.

Но важно не только посеять и собрать урожай – важно его и сохранить. Нам нужны новые элеваторы и хранилища плодово-овощной продукции и оптово-распределительные центры. Это – возможность обеспечить стабильные цены как для производителей, так и для потребителей продукции.

По итогам прошлого года цены на продукты питания росли медленнее, чем инфляция в целом. Цены на продовольствие были на 1 процент выше, чем в 2016 году, в то время как остальные товары подорожали на 3%, а услуги подорожали на 4%. Такая разница объясняется тем, что производство продуктов питания активно растет, расширяется ассортимент, снижается доля импорта, растет конкуренция.

29 декабря правительством принято постановление, позволяющее использовать механизм концессии при строительстве хранилищ плодово-овощной продукции, элеваторов и оптово-распределительных центров. В нашей стране имеется порядка 3 тысяч хранилищ овощной продукции мощностью 7 млн. тонн. Дефицит составляет порядка 3 млн. тонн. Благодаря господдержке в виде возмещения части прямых понесенных затрат за последние три года введено в эксплуатацию 410 тыс. тонн овощехранилищ, в результате чего их дефицит сократился на 15%. Но, несомненно, темпы надо наращивать, и я надеюсь, что механизм частно-государственного партнерства позволит это сделать.

Завершая свое выступление, хочу отметить, что Минсельхоз распределил все средства на поддержку сельского хозяйства. Сейчас заключаются соглашения о предоставлении субсидий с регионами. Мы находимся в постоянном оперативном взаимодействии с субъектами, чтобы региональные власти оперативно довели средства до получателей. Уверен, что совместными усилиями мы успешно и своевременно проведем весенний сев. Благодарю за внимание. Спасибо.

Председательствующий (Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко). Спасибо, Александр Николаевич, за очень содержательный доклад с региональным разрезом. Теперь переходим к вопросам.

С.Н. Лукин, член Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Воронежской области:

Уважаемый Александр Николаевич, спасибо вам за основательный доклад. Но есть у наших коллег, сельхозпроизводителей вопрос. Обеспеченность плодово-ягодной продукцией собственного производства составляет невысокий процент. Какие меры планируются, для того чтобы стимулировать это направление и в перечень продовольственных товаров включить (плодово-ягодную продукцию) именно со ставкой по НДС 10%?

И второй вопрос. Какие меры планируется принять, для того чтобы горюче-смазочные материалы не дали рост опять в 30%? Спасибо.

А.Н. Ткачев. Спасибо за вопрос. Мы активно работаем с Минфином. Но пока у Минфина точка зрения, что это не первой необходимости продукция, не нужно, не надо и так далее. Я категорически с этим не согласен и прошу, естественно, в этом поддержки. Давайте вместе поработаем активно с теми членами правительства, которые не разделяют эту точку зрения, докажем, объясним. Но я считаю, что совершенно справедливо. И, конечно, наши сельхозтоваропроизводители, которые занимаются садами и получением плодов, фруктов, несут потери, издержки у них дополнительные, что неправильно. Это поднимает себестоимость. Тем более нам сегодня нужно произвести порядка 1,5 млн. тонн яблок, а это огромный объем, это огромные инвестиции. Хотя перспективы в этой отрасли очень большие. Мы каждый год закладываем порядка 15 тыс. гектаров, это хорошие темпы.

Что касается ГСМ, я уже в своем докладе говорил, вопрос непростой. Это прежде всего связано с ростом цены на нефть. И понятно, это отражается на розничных, на оптовых ценах. Мы с Минэнерго достаточно активно работаем. Но наша задача – по крайней мере удержать в этом состоянии, чтобы они дальше не повышались. Это, на мой взгляд, нам под силу, и надеюсь, у нас это получится.

Председательствующий. Спасибо. Коллеги, я предлагаю в постановление наше записать обязательно поручение Бушмину, Рябухину, Щетинину очень настойчиво поработать с Минфином, с правительством. Это полное безобразие по плодоовощной продукции – 18% НДС. Так нельзя. Одной рукой – помогаем, другой рукой – изымаем. Тем более надо, чтобы наши граждане больше ели овощей, фруктов, они должны быть доступны по цене. А это все ложится в цену продукта, конечно. Тем более что в этом году будут рассматриваться некоторые изменения налоговой системы. Давайте село поддержим в этой части. Не возражаете коллеги? Нет. Спасибо.

Сергей Федорович Лисовский, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Курганской области:

У меня два вопроса. Первый касается наших инвестиционных кредитов, которые по 2016 году были рассмотрены, но комиссия ни в 2016 году, ни в 2017 году так их и не подтвердила. Возможен ли возврат к этому вопросу, обсуждение его?

И второе. Мы понимаем, что сейчас большой очень урожай, но тем не менее профицит зерна в нынешнем плане достаточно опасен. Перейдет ли министерство к рекомендациям и указаниям по возделыванию культур по регионам и когда заработает ваша система эффективного гектара?

А.Н. Ткачев. Что касается инвестиционных кредитов. Мы постарались в прошлом году, особенно по инвесткредитам, удовлетворить все заявки. Если что-то и было не поддержано, значит, в силу нарушений, значит, неправильно оформили.

Как правило, и сами заемщики согласны с нашей позицией. Это подотчетность, это деньги, и надо готовить проекты очень качественно, то есть вместе с банками. Там по очень многим проектам и банки отказали, потому что или заемщик слабый, или в силу его кредитной истории не очень благожелательной и так далее.

Конечно, мы с удовольствием будем продолжать наращивать инвестиционный сельхозпотенциал нашей страны. Мы готовы рассматривать новые проекты. Даже если что-то не получилось – ради бога, корректировку мы произведем.

Но есть одна проблема. У нас, к сожалению, пока нет средств на инвесткредиты по текущему году. Я очень надеюсь, что в том числе с вашей поддержкой, уважаемые члены Совета Федерации, мы сможем из Резервного фонда, из других источников эти деньги получить и, конечно, начать активную работу.

Е.Б. Мизулина, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Омской области:

Не прозвучал вопрос, касающийся государственных закупочных интервенций и стабилизации ценовой ситуации на рынке зерна, связанных с урожаями прошлых лет. В Омской области больше 500 тыс. тонн зерна хранится урожаев 2009, 2013, 2016 годов. Возобновятся ли такие государственные закупочные интервенции?

И вопрос по летнему топливу. По подсчетам специалистов, примерно 20% стоимости летнего дизельного топлива – это налоговая ставка на акциз. Возможно ли исключить акциз из стоимости ГСМ, реализуемых предприятиям агропромышленного комплекса, учитывая, что сельскохозяйственная техника не передвигается по дорогам общего пользования?

А.Н. Ткачев. Что касается интервенций. Мы, безусловно, этот инструмент держим, если можно так выразиться, в запасе, потому что если в каких-то регионах, где будет жесткое падение цены, новые инструменты поддержки, которые есть сегодня (обнуление ставки железнодорожной перевозки), не сыграют свою роль, то, конечно, мы будем этим пользоваться. Но мы считаем, что на данный момент государственные интервенции – отчасти это вредный сегодня механизм. Почему? Объясняю.

Итак, перепроизводство зерна. Элеваторы переполнены. Это зерно, покупая у сельхозтоваропроизводителя, мы должны размещать, а размещать негде. Мы с вами каждый год тратим на хранение тех 4 млн. тонн зерна, которые остались, порядка 10 млрд. рублей. Представьте, это огромная сумма. То есть это просто за обслуживание элеваторов, очистку, плата за кредиты компаниям, которые купили это зерно, занимаются его хранением и так далее.

Понимаете, мы давим на рынок собственный, цены продолжают падать. Лучше тот механизм, который есть сегодня: мы вывозим, мы убираем с рынка лишнее зерно за счет экспорта. Естественно, мы и повышаем цену, потому что хотим, чтобы и на Кубани, и в Сибири, и на Дальнем Востоке была единая цена. Потому что для трейдера все равно где покупать – из Ростова или из Красноярска, – потому что тариф у него будет нулевой. И мне странно, когда говорят: "10 миллиардов мы тратим только на одни элеваторы". Давайте эти деньги лучше потратим на короткие кредиты, на инвестиционные кредиты, на погектарную поддержку – у нас есть на что потратить.

Поэтому хотел бы вас всех убедить в том, что этот механизм, на мой взгляд, уже не очень эффективен. И те новые требования рынка, и те инструменты, которые мы сегодня вводим, на мой взгляд, более состоятельны. И надеюсь, что они сработают, зарекомендуют себя и будут работать у нас много лет.

Что касается цены на ГСМ... Елена Борисовна, согласитесь, сложный вопрос. Мы если начнем – "этого налево, этот красный, этот белый", – это всегда приведет к какой-то коррупции, приведет к каким-то соблазнам и так далее. Лучше давайте мы будем поддерживать своего сельхозтоваропроизводителя – будем поддерживать дешевыми кредитами, другими мерами и инструментами поддержки. Сразу будут против и Минфин, и Минэкономразвития, и, наверное, другие ведомства с учетом сегодняшнего положения дел.

М.Г. Кавджарадзе, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Липецкой области:

Как вы считаете, не созрел ли уже закон о глубокой переработке сырья в Российской Федерации? Поскольку западные компании, трансконтинентальные компании, уже давно находятся в Российской Федерации и просто вывозят сырье. И дальше, поскольку это биржевой товар, сельхозпроизводители не имеют влияния на биржевой товар, и, соответственно, все те, кто потом продает, зарабатывают от 15 до 20% на нашем сырье. Соответственно, поскольку наши фонды, которые созданы у нас, внутри Российской Федерации, для продвижения бизнеса не имеют права финансировать продвижение наших брендов на западных рынках, хотя в советское время Внешторг очень серьезно этим занимался. Как вы считаете? Первое – это закон о глубокой переработке. И, второе, каким образом Минсельхоз... Может, надо переименовать Минсельхоз в министерство сельского хозяйства и продовольствия, чтобы встал вопрос конкретный и зависел каким-то образом от вас, потому что при вас сельское хозяйство стало подниматься? Вот, собственно говоря, эти два вопроса.
А.Н. Ткачев. Сельское хозяйство стало подниматься при нас с вами. Вы уже здесь давно, а я только недавно пришел, поэтому все то, что заложили (основы, фундамент), безусловно, было заложено здесь, и прежде всего это во многом заслуга Николая Васильевича (Федорова), который сидит в президиуме.

Что касается закона о глубокой переработке продукции. Но я не очень понимаю, о чем должен быть этот закон. Мы продаем то, что можем продавать. Ведь недаром Индия продает порядка 100 млн. тонн всей продукции. Бразилия продает 80 млн. тонн сои, но она продает и переработанное, и непереработанное. Это в зависимости уже от ситуации, конъюнктуры рынка, от сложившихся стереотипов.

Мы продаем сегодня 1,5 млн. тонн зерна в Турцию, и Турция является хабом – она перерабатывает, естественно, в муку и продает уже странам Ближнего Востока и другим соседним странам, Северной Африки. Но, конечно, чтобы победить Турцию в этом, нужен не один год, естественно, понимая, что эти рынки уже схвачены, они ближе к ним, и эти страны лучше покупают у Турции, и так далее. Но это не говорит о том, что нам не нужно 1,5 млн. тонн продавать в Турцию, это, конечно, наверное, неправильно. Пока мы вынуждены торговать сырьем.

Мы делаем первые шаги. Мы вообще ничем не торговали, мы вообще ничего не продавали. А в части того, о чем говорили сегодня (продажа сахара, мяса), – мы в разы увеличиваем поставки, осваиваем новые рынки. У нас уже более 130 стран-экспортеров, то есть география очень широкая, мощная. И, конечно, в этом направлении надо двигаться. Поэтому не вижу смысла по отдельной теме вырабатывать закон.

Что касается поддержки экспорта, как вы говорите, в советское время. Но сегодня существует Российский экспортный центр, мы вместе с ним работаем. Это, прежде всего, обнуление ставки железнодорожных тарифов. Это для того, чтобы, условно, из центра России вывезти в Китай, в другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Это начало активно работать. Бизнес заинтересовался. Это стало интересным, выгодным, мы стали более конкурентоспособными. В этом году эта цифра будет 500 млн. рублей. Я думаю, с каждым годом она будет расти. То есть Правительство, государство заинтересованы в экспорте и сегодня делают все на дипломатическом, политическом, административном уровнях, чтобы помогать нашим бизнесменам продавать максимальное количество нашей продукции.

В.Н. Васильев, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Ивановской области:

Сейчас в России более 100 крестьянских (фермерских) хозяйств выращивают виноград и только 10 из них получили лицензию на производство вина. Что, по Вашему мнению, необходимо сделать, чтобы у нас в стране, как и в большинстве винодельческих стран мира, появились тысячи небольших крестьянских виноделен? Вы всегда в своих выступлениях подчеркиваете, насколько велик потенциал у этой отрасли. Спасибо.

А.Н. Ткачев. Минсельхоз сегодня активно поддерживает закладку винограда. И мы каждый год достаточно серьезно увеличиваем эти объемы. Вы знаете, что выдачей лицензий занимается другая организация – РАР так называемая. И, конечно, я могу по-разному к этому относиться. Естественно, мне есть что сказать в этой части. Там есть, наверное, и ошибки, и много что сделано, безусловно. Есть неплохие результаты. Рынок за последние годы во многом очистился от всевозможных псевдопроизводителей и перекупщиков, но, тем не менее, работы предстоит еще много.

Я очень надеюсь, что и новый закон о виноградарстве и виноделии... будем наращивать объемы винограда и вина. И, конечно, необходима поддержка малых форм. Вы знаете, что в Европе, в Новом Свете очень активно малое, гаражное виноделие развивается. И здесь есть поддержка. Мы сегодня ищем средства для того, чтобы эту отрасль, достаточно важную и интересную, очень привлекательную и для туризма, и просто для здоровья, отдельно поддерживать непосредственно на уровне малых форм.

Е.Ф. Лахова, член Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Брянской области:

Александр Николаевич, вы говорили о дефиците семян на некоторые культуры, в частности картофеля, который является основным продуктом у населения. Скажите, пожалуйста, каково ваше отношение к генно-модифицированным семенам? Это первое. И, второе, каково Ваше отношение к фирмам Monsanto и Bayer? Вряд ли бы я о них узнала, если бы не предновогодняя передача на ГТРК о роли этих фирм в продвижении генно-модифицированной продукции на рынке, ну и, конечно, влиянии на здоровье населения.

А.Н. Ткачев. В принципе я, конечно, против ГМО. И мы прекрасно понимаем, что здесь больше вопросов, чем ответов. Конечно, мы постепенно, поэтапно, шаг за шагом должны страну уводить от таких семян. Но в силу понятных причин мы сами не можем что-то произвести. Например, сою мы импортируем. Если мы не завезем 3 млн. тонн сои, у нас рухнет экономика животноводства. Вот цена вопроса. Мы прекрасно понимаем, что мы должны в собственной стране активно заниматься производством сои и, естественно, восполнить дефицит потребления.

По семенам такая же ситуация. На 80% мы зависим от импорта по картофелю. Эта программа тоже запущена. Эти компании хозяйничают у нас в стране, они захватили власть не только у нас стране, но и в половине мира. Многие страны – Бразилия, Аргентина, в общем-то, и часть Европы сегодня тоже безвластны, они тоже вынуждены закупать, потому что свое производство утрачено. Естественно, там нас сначала ценами и хорошими урожаями подкупили (в хорошем смысле этого слова), а потом уже стало поздно, когда мы потеряли свои мощности.

Программа есть. Мы прекрасно понимаем, что то, что мы наращиваем производство продуктов питания – это хорошо, это здо?рово, это импортозамещение, продовольственная безопасность, но ее в полной мере не будет никогда, пока мы будем зависеть от импорта семян. Мы перекрываем кислород по семенам и у нас нет наших завоеваний. Поэтому семена свеклы, семена картофеля, инкубаторы по бройлерной птице, мясо птицы – это наш приоритет приоритетов, я бы так сказал. И на это, естественно, мы будем тратить, достаточно серьезно будем включать и инструменты государственно-частного партнерства. И, я надеюсь, не быстро, но в течение трех – пяти лет мы значительно снизим долю импортных семян и будем наращивать производство своих, значит, будем сильнее только от этого.

Председательствующий. Я хочу добавить, что по инициативе членов Совета Федерации был разработан закон, внесен его проект о запрете ГМО, семян ГМО и ГМО-продукции.

И поэтому нужны механизмы жесткого контроля за этим. Вот не дай бог нам заразить наши плодородные земли ГМО-семенами, потом будет пустыня.

А.Н. Ткачев. Это же наше огромное преимущество, потому что весь мир сегодня потихоньку завоевывают транскомпании. И, в общем-то, со временем, лет через 10 все скажут: "А мы хотим экологически чистой продукции". А ее уже в мире не будет. И Россия здесь себя и проявит, здесь и будет наращивать свой экспорт и, конечно, торговать со всем миром. И все будут заинтересованы покупать у России чистые, экологически чистые продукты питания. Это наше будущее. Это то, что мы должны передать нашим детям и внукам. А значит, от этого выиграют все.
В.М. Мархаев, член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Иркутской области:

Фермеры, мелкие сельхозпредприятия имеют высокий удельный вес затрат на единицу обрабатываемой площади. Понятны причины – это высокие цены на ГСМ и так далее. Вопрос как крик души селян: когда же будет выработан реальный бескоррупционный механизм компенсации затрат фермерам? А в случае невозможности компенсации по понесенным фермерами затратам, может быть, рассмотреть вопрос о применении для данной категории специальных цен? Это речь идет о ГСМ, электроэнергии и так далее. Поэтому нужна политическая воля, и вы говорите о том, что ГСМ растет-растет, поэтому я думаю, что надо эти вопросы решать. Спасибо.

А.Н. Ткачев. Мы жестко постановлением Правительства закрепили: 20% от всех субсидий на поддержку регионов, субъектов Российской Федерации идет строго на фермерские хозяйства и мелкие предпринимательские, то есть доходы, оборот которых не превышает 120 млн. рублей. Мы сознательно сделали это. Поэтому, конечно, в рамках полномочий региональной власти эти деньги необходимо правильно распределить по отраслям, по направлениям, по регионам.

Что касается льготных цен. Поверьте, это вне рамок нашей компетенции. Конечно, я – за, я говорю как человек, искренне понимающий, что надо поддержать. Но ресурсов пока в стране таких нет. Мы это тоже видим с вами. Может, через год – через два они появятся. Но то, что доля производства фермерских хозяйств растет в стране (она достигает уже 12%)... А я уверен, что в будущем структура экономики нашей будет следующая: 40% – это фермерские хозяйства и 60% – это крупные холдинги, крупные, средние и так далее. Они будут кормить нашу страну в будущем. Поэтому доля фермерских хозяйств с каждым годом нарастает, и качество фермерских хозяйств улучшается.

Знаете, есть там тоже куча проблем субъективного характера. Я тоже встречал фермеров (они есть везде, по всей стране), которые больше всех кричат, марши организуют, а на самом деле, когда начинаешь на поверку, а там ни экономики, ни дел, одна демагогия и политика. Таких тоже достаточно – надо их отделять, а поддерживать тех, кто по-настоящему любит нашу землю и хочет производить.

Л.Б. Нарусова, член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Республики Тыва:

Немножко изменяю вопрос, потому что Ваши последние слова о том, что фермеры больше кричат, организовывают марши... Немножко иначе задам вопрос.

Вот был последний тракторный марш из Вашего родного Краснодарского края, где фермеры протестовали против того, что крупнейший холдинг в станице Кущевской (это наследство братьев Цапков) захватывает фермерские земли. И ситуация там очень сложная. Как Вы лично, как министр, относитесь к тому, что земли захватывают крупные агропромышленные комплексы, и как относитесь к тому, что сосредотачиваются земли в руках одного хозяина? Это первое.

И второе – по поводу фермеров, которые не развиваются и им всего 20%, Вы говорите, дают, говоря, что это значительная сумма. Но вот данные Вашего же доклада в Адыгее в конце сентября, где Вы докладывали Председателю Правительства Медведеву о том, что 5-процентный льготный кредит, который может получить малый агробизнес всего 50 млрд. рублей (это 7%), а крупные агропромышленные фермы получили 130 миллиардов, то есть 27%. Вот такая диспропорция...

А.Н. Ткачев. Вы в своих доводах, мне кажется, наоборот, обратную точку зрения высказываете. Крупный сегодня формирует продовольствие на 80%, обеспечивает нас с вами продовольствием.

Л.Б. Нарусова. Но, если нет льготных кредитов для фермеров, как они поднимутся?

А.Н. Ткачев. У нас такое ощущение, когда мы говорим, дискутируем по крупным агрохолдингам... Слушайте, 10 тыс. гектаров, 100 тыс. гектаров, 150, 200... Там работают люди. Это наша, российская земля. Она в разных регионах. Там что, она заросла чем-то или эту землю выводят на офшоры куда-то и так далее? По большому счету по мясу свинины и птицы мы увеличили свое производство в четыре раза. Мы завозили, вспомните, на 80% импортное мясо. Мы были зависимы. И, в общем, у нас не было никаких перспектив. Только за счет инвестиций, государственной программы поддержки и прежде всего крупных предприятий, которые создали огромные агропромышленные комплексы, там работают сотни тысяч людей, получают хорошую зарплату, платят налоги в регионы. Сегодня каждый губернатор мечтает, чтобы к нему зашел "Мираторг" или другая компания, потому что это прозрачные налоги, люди работают, все земли пашутся и так далее.

Мы за то, чтобы работали крупные, средние крепкие хозяйства и, естественно, крепкие фермеры. Я сказал о будущем структуры, о нашей идеологии поддержки. Поэтому я считаю, что все эти разговоры надо, в общем-то, заканчивать.

А что касается маршей... Когда я работал, не было ни одного марша. Это не то, что я их давил или закрывал им рот, прошу прощения за выражение. Но, в общем-то, все работали конструктивно. И все, в общем-то, имели свою прибыль, доходы, не было панибратства, и не было вседозволенности кому-то как-то. Я же прекрасно понимаю процессы: кто-то хочет за счет криков, за счет политической активности получить землю. Земля – это рынок. Любой агрохолдинг покупает на рынке землю – у фермера, у крестьянина, у бабушки, у дедушки – за деньги. Никакого "отнял" или "забрал" не бывает. Это все опять наговоры. А если долевая собственность, семья хочет отдать землю крупному хозяйству, а не фермеру, потому оно что платит больше. А фермер не хочет платить больше, поэтому он и начинает поднимать шум: "А как, земля уходит в холдинги!" Ну, заплати больше, и у тебя крестьянин останется. Вот в основном здесь суть вопроса. Понимаете? Мы дали им волю, и они, так сказать, разгулялись. Неправильно это.

Большинство, 99%, фермеров и на Кубани, и во всей стране – нормальные, порядочные, они пашут, работают. Им некогда заниматься маршами. Это моя точка зрения. Может быть, я ошибаюсь, но тем не менее готов доказать еще раз. Спасибо.

Председательствующий. Александр Николаевич, спасибо за содержательные ответы, за Ваше неравнодушие, с которым Вы говорите, за заинтересованность, с которой Вы говорите об отрасли. Спасибо. Это также залог будущего успеха.

Сергей Владимирович Белоусов, пожалуйста, вам слово.

С.В. Белоусов, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Алтайского края:

Уважаемый Александр Николаевич! Хочется сказать большое спасибо за то, что все-таки в Правительство внесен проект закона об органической сельхозпродукции. Мы в конце года провели "круглый стол". Вы знаете, аудитория не могла вместить желающих. Профессиональное сообщество было очень серьезным. Ведь идет фальсификация. Уже появился термин "гринвошинг" – когда поддельную продукцию пытаются... Хотелось бы, чтобы была создана какая-то группа, и мы все-таки приняли закон, ну, если не на этой сессии, то на следующей. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Важное предложение, Александр Николаевич. Закон об органической продукции ждут все. Это наше будущее и настоящее конкурентное преимущество. В постановлении, Михаил Павлович (Щетинин – председатель комитета СФ), запишите: в обязательном порядке до конца года принять закон. Все, тогда мы будем иметь рычаги и возможность контролировать.

А.Н. Ткачев. Я должен на это отреагировать. В этот четверг я на заседании Правительства докладываю этот законопроект. Надеюсь, он будет поддержан и дальше пойдет уже в Государственную Думу и Совет Федерации.

Председательствующий. Давайте совместными усилиями обеспечим его принятие до конца года.

Д.А. Шатохин, член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Республики Коми:

В продолжение темы о малых формах и доступе малых форм к финансам. Александр Николаевич, вопрос по сельскохозяйственной потребительской кредитной кооперации. Я несколько цифр назову. К сожалению, эти формы уходят все дальше и дальше. В 2013 году эти кооперативы заключили 73 тысячи договоров займа. Вы сегодня указали, что по льготным кредитам (5%) – 8 тысяч, при этом этих кооперативов становятся меньше. В начале 2017 года было 1300, сейчас – 951, на начало этого года, причем реально работающих – 700. В отношении 50 по искам Центробанка уже принято решение о ликвидации. И эта процедура происходит все дальше и дальше, а эксперты говорят – два-три кооператива уходят у нас в неделю. Причина не финансовая, а дело в том, что к этим структурам теперь фактически как к финансовым институтам требования. Вы знаете, что в декабре парламентарии приняли закон, отодвинули часть требований, как и к финансовым институтам (это в части СРО и других), но это всего лишь отсрочка на два года.

Поэтому, Александр Николаевич, два предложения. Первое – взять этот вопрос на личный контроль. Их осталось всего 700, давайте хотя бы эти 700 сохраним.

Второе. Новые кооперативы фактически не создаются. Давайте придумаем какие-то вещи, чтобы все-таки они создавались.

И еще один момент. Кооперативы исключены из системы льготного кредитования 2017 года. И как-то немножко странно получается: мы требуем с них как с финансовых институтов, а с 2020 года по полной будем требовать, и в систему льготного кредитования мы их не собираемся включать.

И еще одно маленькое предложение. Сельхозтоваропроизводители просят... Когда они берут льготные кредиты, почему-то банки не учитывают суммы господдержки, они их исключают просто, скажем, из балансовой части. Поэтому, наверное, все-таки правильно (это такие же средства, такие же деньги, которыми они пользуются) их включать в балансовую составляющую и использовать при распределении льготных кредитов.

Председательствующий. Спасибо, Дмитрий Александрович, за очень конкретные и содержательные предложения.

Л.З. Талабаева, член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Приморского края:

На всех встречах и совещаниях речь идет о проблеме в нашей стране с обеспечением населения молоком. И этот вопрос до сегодняшнего дня не решен. Если взять историю Приморского края, то в течение трех лет – 2016, 2017, 2018 годов – идет снижение субсидий на реализованное молоко. Если взять 2018 год, вы запланировали на 30 млн. рублей меньше, чем выдавали субсидий на реализованное молоко в 2016 году. Мне кажется, это не приводит все-таки к решению этой нашей задачи.

И второй вопрос. В 2016 году в Приморском крае была объявлена ЧС федерального уровня из-за последствий, нанесенных тайфуном Лайонрок, в связи с этим не были заготовлены корма для крупного рогатого скота на зимнее время. Поэтому появился проект постановления Правительства Российской Федерации по железнодорожному тарифу, которым предполагалось установить нулевой тариф на доставку комбикормов сельскохозяйственным предприятиям Приморского края. Но это постановление так и не было согласовано с различными министерствами и ведомствами. Малым формам бизнеса пришлось осуществить сброс поголовья своего скота и практически уйти с рынка. Село потеряло рабочие места и свое дальнейшее развитие.

Сегодня устанавливается льготный тариф на перевозку железнодорожным транспортом зерна пшеницы, ячменя и кукурузы. Приморские аграрии считают, что необходимо добавить комбикорма в перечень товаров для перевозки по льготному тарифу для животноводческих комплексов и птицефабрик.

Уважаемый Александр Николаевич, прошу вопрос этот рассмотреть, и, если недостаточно, можем предоставить письменную информацию. Спасибо.

В.А. Штыров, член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Республики Саха (Якутия):

Я думаю, что, конечно, доклад Александра Николаевича был весьма содержательный и все мы должны признать, что в последние годы колоссальный произошел сдвиг в развитии сельского хозяйства.

Но все-таки давайте подумаем, о чем мы сегодня вели в основном речь. Если взять все вопросы, проблемы, обсуждения, они сводились в основном к зерновому хозяйству. Это действительно колоссальный сдвиг.

Но, с другой стороны, если мы возьмем даже нынешний год, рекордный по урожаю зерновых, средняя урожайность пяти последних лет примерно соответствует пяти последним годам советской власти, а тогда зерна не хватало. А почему? Это связано с тем, что у нас абсолютно не развито животноводство, и прежде всего молочное животноводство. Необходимо сохранить все те механизмы, которые мы сейчас имеем по развитию сельского хозяйства, прежде всего в зерновой части, но сделать новый акцент, новый поворот. Когда мы будем говорить о развитии животноводства, картофелеводства, плодового хозяйства, овощного хозяйства особенно, мы должны иметь в виду, что произойдет географическое перемещение центров внимания. Из основных степных районов мы должны больше внимания уделять Нечерноземью, районам Сибири, Дальнего Востока и так далее. Там можно опираться на крупные холдинги, но эти возможности ограничены из-за того, что нет возможности сконцентрировать землю, так как эти участки небольшие, чересполосные и так далее. Вот где должен быть сделан упор на фермерское хозяйство и так далее. Но для этого нужны совершенно иные механизмы, чем сейчас применяются, и эти механизмы эффективно можно реализовать только через сельскую кооперацию.

Вот почему необходимо поддерживать кооперацию во всех формах – и сбытовую, и потребительскую, и кооперацию по обслуживанию сельскохозяйственных производств. Я думаю, пришло время, что нам необходимо, меняя акценты, делать новые стратегию и программу развития сельского хозяйства, особенно в связи с тем, что сейчас разрабатываются новые стратегии социально-экономического развития страны и пространственного развития страны. Они должны быть увязаны с этим.

Поэтому я предлагаю в течение нынешнего года, после выборов, эти программные, концептуальные вопросы развития сельского хозяйства рассмотреть отдельно, иначе мы попадем в ту же колею, в которой находилась Россия со времен XVI века, когда англичане впервые попросили Ивана Грозного экспортировать зерно в Европу. В эту колею мы и попадем. И был принцип в начале ХХ века у графа Витте, подтвержденный Столыпиным: сами недоедим, а в Европу продадим. Так не должно быть.

Н.В. Федоров, первый заместитель Председателя Совета Федерации, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Чувашской Республики:

Все признают, что в развитии агропромышленного комплекса страны за последние годы есть не просто заметные, а исторические достижения. Но тем не менее и хватало, и хватает проблем, о них говорил министр Александр Николаевич.

Я хочу добавить в повестку заседаний руководства аграрного штаба еще два-три предложения.

Александр Николаевич (как к коллеге, как к другу обращаюсь), все-таки обратите внимание. Принят специальный закон об агростраховании с государственной поддержкой. И на сегодня мы отмечаем, по сути, без преувеличения, катастрофическое падение объемов агрострахования с господдержкой.

По данным Минсельхоза, если в 2014 году застрахованная площадь составляла 13,4 млн. гектаров, в 2015 году – 8,6 миллиона, в 2016 году – 4 миллиона, в прошлом году – 1,1 миллиона. За год падание более чем в четыре раза. Постоянное падение – это очень опасный тренд. Зачем принимали закон? Либо надо отказаться от господдержки агрострахования и перевести все на прямое возмещение из федерального бюджета... Вряд ли это годится, потому что это противоречит всей мировой цивилизованной практике. Надо позаниматься и найти решение по спасению этого важнейшего института, без чего невозможно развивать сельское хозяйство.

И второй момент – очень тревожная тенденция к смещению баланса в сторону зерна более низких классов. Вы наверняка знаете об этом, тоже есть статистика. Еще несколько лет назад 50% урожая приходилось на пшеницу третьего класса, то в прошлом году – менее 25%. И это тоже тенденция, это очень плохо. Я не буду сейчас говорить об этом, эта тема звучала. Вы правильно ответили, на мой взгляд (и я разделяю Ваш подход), что на рынке, и на мировом рынке, все будет регулироваться самостоятельно, но необходимо обратить внимание на стимулирование глубокой переработки зерна, в том числе зерна и пшеницы третьего класса. Иначе мы посылаем сырье на экспорт, в основном львиную долю сырья, а не муку, не макароны, не мучные изделия, не продукцию животноводства, не сыры в конечном счете. Это тема государственной политики, и, конечно, тоже надо позаниматься этой проблематикой.

Ну и последний сюжет – это пожелание по профилю Совета Федерации. На разных парламентских площадках, в Госдуме и в Совете Федерации, с участием руководства Минсельхоза были выработаны предложения по пяти приоритетным законам, которые надо в 2018 году срочно принимать. В плане законопроектной работы, который утвердило Правительство 23 декабря, присутствует всего один закон, касающийся оборота земель сельхозназначения. И я бы хотел попросить, чтобы Ваши заместители, которые работают с Госдумой и Советом Федерации, учли эти приоритетные законы и их проекты вносили, даже если нет в плане законопроектной работы Правительства, приоритетно. Без них мы не обойдемся. Спасибо.

Председательствующий. В целом, коллеги, сельское хозяйство отмечает очень позитивную динамику. Это отрасль, которая откликнулась на те государственные вложения, которые в нее вкладывались.

В первую очередь хочется сказать спасибо всем аграриям, всем труженикам села, всем работникам сельского хозяйства. Это в первую очередь их заслуга. Но и, конечно же, поблагодарить Министерство сельского хозяйства как главный орган исполнительной власти за очень серьезную системную работу по реализации мер государственной поддержки и в целом за решение проблем села, Вас лично, Александр Николаевич, Вашу команду.

Сегодня, мне кажется, такой хороший, профессиональный разговор произошел, но в то же время были высказаны и те проблемы, которые есть, и обозначена их острота, поэтому надо вместе продолжить работу.

Мы, как палата регионов, имея право законодательной инициативы, если есть необходимость, готовы оперативно реагировать, вносить изменения в законодательство. Вот, скажем, тема... По итогам всероссийской переписи, 50 млн. гектаров – бесхозные сельскохозяйственные земли, ни хозяев, ни... Эта проблема не новая, она решалась все последние годы. Вы показали в отчете, что каждый год увеличивается вовлечение сельскохозяйственных земель в оборот, но оно, во-первых, медленное, а, во-вторых, это не по-хозяйски. 50 млн. гектаров – это не только от Министерства сельского хозяйства. Это задача каждого региона – разобраться с этим. 50 млн. гектаров пустуют. Это какой резерв мощный для наращивания объемов сельхозпроизводства!

Коллеги, Президент поставил четкую и внятную задачу – к 2020 году обеспечить продовольственную независимость страны по основным видам продовольствия. Мало ли как будет развиваться ситуация в мире, поэтому сельское хозяйство – это приоритет. Мы должны сами, имея такой потенциал возможностей, к 2020 году обеспечить себя собственным производством сельскохозяйственной продукции основных видов и ни от кого не зависеть. Да, мы за конкуренцию, мы за сотрудничество, за открытие своего рынка, но сегодня, и благодаря санкциям в том числе, уникальная возможность самим нарастить производство сельхозпродукции. И в этом смысле мы, Совет Федерации, вас будем поддерживать во всех ваших инициативах, в том числе поддерживать необходимость сохранения и наращивания финансирования.

Это тот случай, когда все цветы должны расцветать. У крупных агрокомплексов – свои задачи, и, безусловно, требуют своей поддержки. Но и фермеров, малых производителей, крестьян, конечно, надо поддерживать созданием инфраструктуры, возможности вывоза продукции и так далее.

Задач еще выше головы. Мы Вам желаем успехов в их реализации и готовы вместе работать на это благое дело. Спасибо еще раз Вам огромное. Успехов больших.
Отчет подготовил Владимир КУЗЬМИЧЕВ.
22 января 2018