Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Частный бизнес, наука и государство друг другу не враги
В ноябре прошлого года "Сельская жизнь" (№ 45) опубликовала "крик души" доктора сельскохозяйственных наук, члена-корреспондента РАН, бывшего директора Всероссийского НИИ сахарной свеклы и сахара им. А.Л. Мазлумова Анатолия Васильевича КОРНИЕНКО. Речь шла о проблемах отечественной селекции. Отклики, поступившие в редакцию и автору не только из отечественных вузов и НИИ, но и от ученых Казахстана, Украины, Молдавии, свидетельствуют о чрезвычайной важности поднятой проблемы.
Предлагаем вашему вниманию не менее проблемную статью-продолжение Ивана Тихоновича САВЧЕНКО, директора ЗАО "Агрофирма "Павловская нива", заслуженного работника сельского хозяйства.
На фото: Иван Тихонович Савченко
СОБЫТИЯ последнего месяца стремительно меняются. Надеюсь, к лучшему. В принципе, отклик на выступление Анатолия Васильевича был готов сразу – я с ним, вместе с другими учеными-сельхозниками и успешными руководителями сельхозпредприятий, в принципе, полностью согласен. Но как раз это время выпало на ряд поездок в НИИ Краснодара, Ставрополя, Ростовской области, Украины – давно наше хозяйство сотрудничает с селекционерами этих научных центров. Побывал также совсем недавно в Москве, имел встречи со специалистами в Национальном союзе селекцентров и семеноводов, в Минсельхозе – почувствовал там готовность к позитивным переменам. В принципе, по большому счету, и с директорами, и с ведущими селекционерами мыслим примерно одинаково, хотя они представляют бюджетные госучреждения, а я – частный сельскохозяйственный бизнес.

Да, у нас есть разница в видении перспектив источников финансирования селекции. Но эта разница не носит антагонистического характера. У меня сложилась абсолютная уверенность, что если бы те, от кого зависит решение этого вопроса, собрали бы за одним столом науку и бизнес, имея целью найти решение, обеспечивающее прорыв в отрасли селекции основных сельхозкультур, то такое решение было бы найдено.

Дело в том, что сегодня стране нужны именно такие решения – обеспечивающие прорыв. Реализуемое же сегодня по инициативе ФАНО объединение совершенно разных по профилю НИИСХов, в основе которого, по сути, лежит только территориальный принцип, – о чем написал Корниенко – не только не обеспечит прорыва, но и нанесет колоссальный вред. Уже хотя бы потому, что времени на подобные "мертворожденные" эксперименты не осталось.

Безусловно, в стране много проблем. Однако мне кажется, что образование и наука вообще и сельскохозяйственная в частности должны иметь абсолютный приоритет. По той простой причине, что это наше завтра!

Образование. В декабре один из моих знакомых коллег – руководитель сельхозпредприятия – побывал в Китае. Из его рассказа меня больше всего поразили его слова, даже не о совершенно новых целых городах, построенных за последние 15 лет, а о, мягко говоря, очень дорогом высшем образовании. Если один ребенок из обычной семьи учится в вузе, то все деньги семьи, вплоть до пенсий бабушек и дедушек, идут туда. Но это ОБРАЗОВАНИЕ! Это несколько иностранных языков, это стажировки в лучших фирмах и институтах по всему миру. Ясно же, что ждет Китай в ближайшем будущем.

Нам же остается пока только завидовать. Образование – основа всех наук... Поэтому вернемся к сельскохозяйственной науке. Точнее, к ее части – селекции, от которой напрямую зависят реальные наши результаты в производстве уже сегодня.

Кстати, говоря о сегодняшних результатах, хотелось бы всех предостеречь от эйфории по поводу успехов последних лет в сельском хозяйстве. Они, безусловно, есть. Но, во-первых, увеличение производства продовольствия идет во всем мире постоянно и темпами не меньше наших. Во-вторых, если честно проанализировать слагаемые наших успехов: погода, импортная техника, импортные семена, импортные технологии, импортное действующее вещество всех средств защиты растений, импортный скот, импортное семя, импортные кроссы (гибрид двух и более пород кур высокой продуктивности в рамках яичного или мясного направлений, создание таких гибридов осуществляется по довольно сложной схеме с привлечением квалифицированных зоотехников), то станет ясно, что не почивать на лаврах эйфории нужно, а рукава засучивать.

Кому? А прежде всего тем, от кого зависит сегодня развитие нашей науки. А зависит оно у нас сегодня, к сожалению, не от самих ученых, а от чиновников в науке. Тот же Китай или Индия, в последние 10–15 лет развивались бешеными темпами, прежде всего в науке. А чем же отметились мы в эти годы? Сначала создали чиновничью структуру для управления наукой – Федеральное агентство научных организаций (ФАНО). Затем ФАНО инициировало слияние Академии медицинских наук и Академии аграрных наук с так называемой Большой академией. Результат? Ни от кого ни одного положительного отзыва нигде лично я не встречал. Ни в СМИ, ни непосредственно от селекционеров, с которыми имею постоянный контакт. Более того, все в один голос заявляют – стало только хуже.

Ну а раз хуже, ФАНО с этим "не мирится" и затевает новые слияния друг с другом, теперь уже подчас совершенно разнопрофильных научно-исследовательских институтов сельского хозяйства. В чем смысл этих последних слияний? Сэкономить на зарплате управленцев? Честно говоря, страшно становится от такого примитивизма!

Вряд ли даже в самом плохом, руганом-переруганном колхозе когда-либо его председатель доходил до того, чтобы объединить свино-товарную ферму с молочно-товарной ради того, чтобы сэкономить на зарплате одного заведующего фермой. Любому здравомыслящему человеку понятно, что экономическая эффективность любого предприятия или подразделения определяется не количеством директоров (заведующих ферм), а уровнем технологий, технологической дисциплиной, обеспеченностью ресурсами и умением продавать.

Можно понять смену директора или заведующего фермой. И то надо сначала разобраться, а в нем ли дело, или в том, что мы не обеспечили его ресурсами. Если я, как руководитель хозяйства, не принял мер для обеспечения фермы качественными кормами, соответственно, не получил объем плановой продукции, то, конечно же, у меня "финансы будут петь романсы". И кто же назовет меня умным, если я буду винить в этом и менять заведующих фермами, а тем более пытаться поправить финансы за счет экономии зарплаты одного из них?

Всем же ясно, что наша академическая наука очень, мягко говоря, недофинансирована. Во всяком случае, готов отвечать за свои слова по критическому недофинансированию селекции, поскольку мы достаточно плотно работаем со всеми ведущими селекцентрами по зерновым и зернобобовым культурам, расположенным в европейской части России.

Многим нашим патриархам селекции за их результаты в таких условиях надо памятники при жизни ставить! Л.А. Беспалова, Б.И. Сандухадзе, А.И. Грабовец, В.И. Ковтун – этот список можно продолжить. Вокруг каждого из указанных светил селекции озимой пшеницы, основного российского хлеба, надо НЕМЕДЛЕННО создавать авторские школы селекции. Обеспечить на самом высоком уровне и их личную мотивацию и мотивацию их молодых учеников, которых надо немедленно найти, объявив "ткачевский" или даже "путинский" призыв. Обеспечить их самым современным оборудованием на мировом уровне! Обстановка с отечественной селекцией требует именно таких шагов.

Знаю, мне скажут, что у государства нет на это денег. Ну, во-первых, деньги есть! Введите пошлину на экспорт удобрений, 90% которых от производимых в стране вывозится сегодня за рубеж безо всякой пошлины, и этого хватит на всю отечественную селекцию. А на "непредвиденные" расходы можно собрать у захарченковых, у которых по 8 миллиардов разбросаны по квартирам. Страна просто кишит сегодня такими персонажами. Достаточно порядок с коррупцией навести – денег будет хватать на все!!!

Другое дело, что из всех объ-емов государственного финансирования науки приоритет должен быть отдан фундаментальной науке. Даже самые развитые, самые богатые страны той же Европы считают обременительным для бюджета тратить деньги на селекцию. Лично я не знаю ни одного сорта или гибрида импортной селекции ни по одной культуре, который был бы создан на госпредприятии.

Понятно, что сегодня одномоментно отказаться от госфинансирования селекции нельзя.

Но позвольте: более 30 лет прошло, как мы объявили переход к рыночной экономике. Если никаких шагов в направлении привлечения частного капитала в селекцию не делать, то мы и через

50 лет будем на сегодняшних позициях.

Какими могут быть эти шаги? Прежде всего, самим людям науки, в том числе селекционерам, директорам НИИСХов, руководителям ФАНО, академии наук и чиновникам в правительстве, отвечающим за развитие науки, надо перестать панически бояться бизнеса, отождествляя его исключительно с алчностью, наживой и патологическим отсутствием патриотизма.

Это совсем не так, уважаемые господа! И пока такое мнение будет преобладать – ничего в нашей науке не изменится.

Вернемся к проблемам того же института сахарной свеклы и сахара, о которых пишет в своей статье Корниенко. Неужели кто-то думает, что господин С.В. Машкович, основной владелец сельхозхолдинга "Русагро", который ежегодно засевает порядка

100 тыс. гектаров сахарной свеклы и перерабатывает ее на принадлежащих холдингу сахзаводах, не понимает, что грозит его бизнесу, если однажды окажется, что доступ к иностранной селекции сахарной свеклы перекрыт?

Интересы Машковича на 100% совпадают с интересами государства в вопросах возрождения селекции. А интересы С.Д. Каракотова, основного владельца компании "Щелково Агрохим", чей великолепный завод по подготовке семян сахарной свеклы стоит буквально в полутора километрах от корниенковского института, но вынужден работать на импортных семенах, – разве не лежат в плоскости отечественной селекции? И потом, кто знает Салиса Добаевича Каракотова, у того вряд ли повернется язык упрекнуть этого человека в отсутствии патриотизма? Да он в тысячи раз реально делает больше для своей Родины, чем те ура-патриоты, которые, кроме забалтывания этого слова, ни на что не способны.

Так почему бы государству сегодня не сделать шаг именно здесь, где и терять-то особенно нечего – 98% (!) площадей под сахарной свеклой в стране ежегодно засевается семенами импортной селекции.

Каракотов с Машковичем объявили о совместном начале работ по созданию высокоэффективных отечественных гибридов свеклы. А ФАНО в это же время объявляет об объединении "ужа и ежа" – института сахарной свеклы с ветеринарным институтом...

Честное слово, так и хочется крикнуть: "Эй, вы там, наверху!" Посмотрите же на мировой опыт – кем финансируется селекция в развитых странах! И сделайте хотя бы пробный шаг в этом направлении. Вступите в переговоры с "РусАгро" и "Щелково", предложите создать частно-государственный консорциум, в уставе которого будет только один вид деятельности – селекция сахарной свеклы. Предусмотрите там защиту государственных интересов от всех страшилок, которыми вас пугают сегодня ура-патриоты. Но и интересы тех, кто будет реально тратить немалые средства на прорыв отечественной селекции свеклы, тоже пропишите на совесть! Перекреститесь и внесите в этот консорциум в качестве взноса государства нынешний НИИСС им. Мазлумова со всем его хозяйством, научными разработками, накопленным опытом, научными сотрудниками и землями опытно-производственного хозяйства.

Вопрос доли государства как третьего участника консорциума – это вопрос переговоров и согласия всех трех акционеров. Но, на мой взгляд, при любом раскладе государство сильно выиграло бы.

Во-первых, ясно же, что от сложения наработок, опыта, знаний и энтузиазма научных сотрудников института с финансовыми возможностями бизнеса и его кровной заинтересованностью в результате многократно увеличились бы шансы вывести отечественную селекцию из прорыва.

Во-вторых, уже на следующий день после подписания договора высвободились бы те средства, которые предназначались для финансирования ВНИИСС, и их можно было бы направить, скажем, в то же федеральное государственное бюджетное научное учреждение "Национальный центр зерна им. П.П. Лукьяненко" для укрепления его материально-технической базы.

В-третьих, конечно же, выиграли бы нынешние сотрудники института, которые столько лет получали за свой труд, мягко говоря, далеко не достойную зарплату и, что самое страшное, смотрели, как медленно, но неуклонно все приходит в упадок.

И, в-четвертых, в стране появился бы реальный опыт частно-государственного партнерства в селекции основных сельхозкультур, с которым можно было бы реально работать дальше, а не "болтать на заданную тему", как выразился недавно на встрече с журналистами президент В.В. Путин.
Воронежская область.

Фото Эдуарда ЕФРЕМОВА.
29 января 2018