Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Цели и финансы аграрного сектора
Сельское хозяйство является единственной отраслью, демонстрирующей устойчивые темпы развития.
Сельское хозяйство является единственной отраслью, демонстрирующей устойчивые темпы развития. Производственные показатели двух последних лет демонстрируют хорошую динамику роста. Начинает меняться и отношение власти к отрасли. Совсем недавно Президент В.Путин заявил, что нельзя рассматривать эту отрасль в традиционном смысле, как "черную дыру", поглощающую финансовые средства.
Тем не менее, проблем на селе остается достаточно много. К сожалению, на очень низком уровне остается финансирование отрасли. Расходы федерального бюджета на реализацию мероприятий Госпрограммы развития сельского хозяйства на 2013–2020 годы, составят в 2018 году 241,9 млрд. рублей. Это всего лишь 1,77% от общей суммы расходов федерального бюджета. Не лучше будет и в последующие годы. Кроме того, выделяемые суммы значительно уступают тем, которые содержатся в ее паспорте, утвержденном Правительством еще в декабре 2014 г. Планируемое финансирование на 2018-2020 годы составляет, по отношению к установленному паспортом программы, от 63 до 68%.
Не валом единым
Мало нарастить объемы производства, важно обеспечить надлежащее качество сельскохозяйственной продукции.

Наблюдается снижение доли пшеницы третьего класса – с 36% в 2015 году до 22,3%. Доли пшеницы 4 и 5 класса соответственно возросли и составили 49,1% и 28,7%. Предварительные (на сентябрь 2017 года) результаты оценки качества пшеницы нового урожая свидетельствуют о незначительном изменении прежней структуры. И прогноз, к сожалению, не утешителен.

В этой связи мы обращаемся к нашим научным организациям и подразделениям. Ваша миссия – подготовить специалистов, способных массово и эффективно внедрять технологии точечного, "зеленого" земледелия, переводить отрасль на базу цифровой экономики. Вы должны свести воедино фундаментальную и внедренческую работу.

Более того, стоит большая задача по обеспечению эффективного развития наукоемких методов производства сельхозпродукции. Тут в качестве примера следует привести органическую продукцию, законопроект о производстве которой недавно был внесен в Госдуму. К этой инициативе Правительства есть множество вопросов, но самый главный заключается в том, что органическая продукция – это совершенно новая система требований к качеству. К обеспечению правоприменительной практики по этому вопросу должна подключиться и экономическая наука, создав механизмы обеспечения рентабельности тех предприятий, которые займутся производством органической продукции, а также формирование, по сути, нового для России рынка.

Возвращаясь к вопросам качества сельскохозяйственной продукции, следует отметить необходимость учета множества факторов, начиная с характеристик семенного и посадочного материала, продолжая качеством и своевременностью выполнения производственных операций, и заканчивая эффективностью функционирования транспортно-логистической инфраструктуры. И 2017 год, благодаря сложившимся агроклиматическим и экономическим условиям, ярко высветил наиболее острые недостатки системы управления сельскохозяйственным производством на каждом из названных этапов. Из этого вытекает и система задач, которые должны быть решены в приоритетном порядке.

За четверть века в структуре земельного фонда площадь земель сельскохозяйственного назначения сократилась почти в два раза. В результате сократилась и площадь посевов сельскохозяйственных культур с 117,7 млн. га в 1990 году до 80,6 млн. га в 2017 году. Земель, выведенных из севооборота, у нас уже более 41,5 млн. га, а по целевому назначению не используется уже более 56 млн. га или 14,5% сельхозземель.

Конечно, мы не можем не видеть положительную динамику увеличения посевных площадей за последние годы. Но этот процесс, к сожалению, идет крайне слабо. При таких темпах площадь посевов сможет быть восстановлена до прежних площадей не раньше, чем через 43–50 лет!

Аналогично и в части многолетних насаждений. Мы вместе с Минсельхозом России обеспечили увеличение государственной поддержки садоводов примерно в 5 раз, что позволило интенсифицировать закладку новых садов и выйти на уровень 16–17 тыс. га. в год с урожайностью новых садов 350–450 ц/га и выше. Но на этом нельзя останавливаться. Мы должны стремиться к ежегодной закладке по 30 тыс. га новых садов интенсивного типа, чтобы через 8–10 лет выйти на самообеспеченность по продукции садоводства.

Далее, в части вопроса качества почв, следует отметить, что нарушения требований почвоохранных технологий привели к тому, что из оставшихся у нас 197,7 млн. га сельхозугодий значительная часть подвержена активным процессам деградации. Негативные процессы сами вспять не повернут. Но у нас, к сожалению, динамика внесения минеральных удобрений, по сравнению с 1990 годом, не утешительная, сегодня их вносится в 5 раз меньше. Получается парадоксальная ситуация – от производимых в России 18 млн. т минеральных удобрений (действующего вещества) в год, мы используем лишь 10%, а остальное отправляем на экспорт.

С органическими удобрениями ситуация аналогичная – объемы их внесения с 1990 года сократилось более чем в 6 раз. Площадь произвесткованных кислых почв сократили в 23 раза. Колоссальный ресурсный потенциал, которым обладают наши почвы, тает на глазах.

Для сохранения почвенного плодородия необходимо разработать и принять Закон "Об охране почв"; разработать и реализовать ФЦП "Восстановление и охрана плодородия почв"; субсидировать расходы на удобрения, пестициды, агрохимикаты. Ежегодно необходимо вносить 10 млн. тонн минеральных удобрений и 250 млн. т. органических удобрений, интенсифицировать известкование и гипсование почв.

В России сегодня всего 7,8% мелиорированной пашни. Мы безнадежно отстали, и это отставание стремительно увеличивается - Китай и Индия ежегодно вводят по 1,5 млн. га мелиорируемых земель, а в нашей Госпрограмме до 2020 года заложены цели ввести в эксплуатацию всего 838 тыс. га таких земель.
Субсидии как средство выживания
На обновления парка сельхозтехники в 2018 году запланировано 10 млрд. рублей. Это позволит приобрести технику в количестве примерно 19 тысяч единиц. И это на всю огромную страну! Исходя из этого, мы видим величину реальной нагрузки на технику – более 250 га на трактор и 422 га на комбайн при нормах 73 га и 244 га соответственно. Что касается обновления парка техники, то в 2016 году нашими аграриями было приобретено немногим более 8 тыс. тракторов, 3,8 тыс. зерноуборочных комбайнов. И это притом, что износ парка уже превысил 60%.

Еще 3%–5% урожая зерна мы теряем на этапе хранения. Суммарная мощность зернохранилищ на сегодняшний день оценивается в 115 млн. т. Из них на элеваторы, обеспечивающие наиболее качественные условия хранения, приходится лишь 38 млн. т. Да и те более чем на 60% изношены. В отдельных субъектах Российской Федерации дефицит мощностей хранения достигает 2 млн. т. Вопрос обеспечения сохранности урожая 2017 года стоит крайне остро в связи с избыточной влажностью зерна, ведь у нас просто-напросто не хватает зерносушильных мощностей.

Бюджетные ассигнования на несвязанную поддержку в растениеводстве в 2018-2020 годах запланированы в объемах по 11,3 млрд. руб. в год. Поддержка продуктивности в молочном животноводстве определена на уровне 7,3 млрд. рублей ежегодно. И это притом, что субсидии на оказание несвязанной поддержки в области растениеводства и субсидии на повышение продуктивности в молочном скотоводстве являются наиболее доступными, прозрачными и востребованными формами государственной поддержки различных форм хозяйствования. При сохраняющейся положительной динамике в отрасли животноводства в целом, исключение субсидий может привести к срыву даже откорректированных показателей Госпрограммы по молоку.

Надо изыскать возможность сохранения финансирования мероприятия "Поддержание доходности сельскохозяйственных товаропроизводителей" в 2018–2020 годах на уровне 2016 года.

Вызывает удивление и прекращение финансирования в 2018-2020 годах компенсации прямых понесенных затрат на строительство и модернизацию объектов агропромышленного комплекса. Эта форма поддержки действует с 2015 года, государство возмещает от 20% до 35% сметной стоимости строительства и модернизации молочных и тепличных комплексов, плодо-, овоще-, картофелехранилищ, оптово-распределительных, селекционно-семеноводческих и генетических центров.

Большинство отобранных в 2017 году инвестиционных проектов направлено на строительство и модернизацию молочных и тепличных комплексов, овощехранилищ, селекционных центров. Техническая модернизация, проводимая в молочном скотоводстве, – один из факторов увеличения объемов производства молока. В 2016 году было построено, реконструировано, модернизировано и введено в эксплуатацию 236 новых молочных ферм и комплексов.

Важно сохранить интерес инвесторов к строительству тепличных комплексов. Для замещения импорта необходимо производить ежегодно 900 тыс. тонн тепличных овощей, для этого необходимо строительство 1,8 тыс. га теплиц.

Нельзя согласиться со снижением статуса ФЦП "Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения России на 2014–2020 годы" и переводом ее на уровень подпрограммы. В сложившихся условиях данная программа имеет главенствующую роль в повышении плодородия почв и их урожайности, предотвращении их деградации. Она носит комплексный характер и решает многие задачи. Учитывая высокую эффективность данной программы, мы считаем необходимым продолжить ее реализацию до 2020 года.

То же самое можно сказать и о понижении статуса ФЦП "Устойчивое развитие сельских территорий на 2014–2017 годы и на период до 2020 года" до уровня подпрограммы. Это одна из важнейших программ улучшения условий жизни на селе. Снижение статуса этой программы и планируемое включение ее мероприятий в другие госпрограммы в соответствии с отраслевым принципом недопустимо. Это не позволит обеспечить комплексный подход к обустройству сельских населенных пунктов, сделает невозможным эффективную координацию мер государственной политики по развитию сельских территорий.

Наметились некоторые положительные сдвиги в финансировании рыбохозяйственной отрасли. Вместе с тем, в проекте Федерального бюджета не учитывается решение, принятое по итогам совещания в Правительстве РФ о сохранении на 2018 год уровня ресурсного обеспечения государственной программы РФ "Развитие рыбохозяйственного комплекса" не ниже уровня государственной поддержки комплекса в 2017 году.

Отмечая, что сельское хозяйство показывает хорошие темпы роста, в 2016 году индекс производства продукции сельского хозяйства составил 104,8%, превысив целевой показатель Госпрограммы, в 2017 году получен рекордный урожай зерновых, считаем, что в целях закрепления положительной динамики, необходимо в 2018–2020 годах обеспечить приоритетное финансирование агропромышленного комплекса.
Повысить доходность сельхозпроизводства
Рекордные урожаи двух последних лет самым серьезным образом ударили по рынку зерна. С 2015 года цены на пшеницу и продовольственную рожь снизились на 38-39%, а фуражный ячмень упал в цене на 53%. Механизм государственных интервенций вопреки ожиданиям многих участников рынка так и не был задействован, а вместо него была сделана ставка на наращивание экспорта. Принятое решение существенно ситуацию не изменило, а лишь заморозило.

Кроме того, сельскохозяйственное производство продолжает давить диспаритет цен. Сельские труженики вынуждены работать за копейки, по сути, жертвуя свой недополученный доход на то, чтобы сельскохозяйственное производство имело возможность существовать. Причем этот вклад, исходя из структуры себестоимости сельскохозяйственной продукции, оценивается на уровне более 100 млрд. рублей.

Это в очередной раз подтверждает необходимость совершенствования подходов к обеспечению доходности сельскохозяйственного производства, которая и до падения цен на сельхозпродукцию держалась в положительной зоне лишь благодаря государственной поддержке и неадекватной заработной плате работников.

Мы с Президентом подробно на эту тему говорили перед Новым годом. Он знаком с нашей позицией и разделяет ее. Он тоже озабочен тем, что при рекордных урожаях мы имеем такой упадок экономической составляющей. В настоящее время по его поручению мы готовим подробную записку и по вариантам законодательного решения этой проблемы и по мерам административного характера.

Определили мы и приоритеты, а именно – восстановление в краткосрочной перспективе объемов финансирования Госпрограммы до уровня, определенного Паспортом в 2014 году (1,3 трлн. руб. на 2017–2020 годы) и доведение этих объемов в среднесрочной перспективе до 5% расходной части федерального бюджета.

Нельзя обойти стороной и вопросы устойчивого развития сельских территорий. Мы придаем этому вопросу самое высокое значение. Провели по этому вопросу 7 декабря 2017 года в зале пленарных заседаний Госдумы крупнейшие парламентские слушания. Этот вопрос поставили жестко, перед всеми ведомствами, реализующими государственные программы, в том числе на сельских территориях. Это и здравоохранение, и образование, и культура, в общей сложности 21 государственная программа! Но ни в одной из них нет ни одной строчки расходов на сельские территории. Президент в мае 2014 года говорил о необходимости развернуться лицом к селу, но эти госпрограммы так и остались без изменений. Мы все наши решения направили во все министерства и будем до последнего добиваться учета интересов крестьян!

Мы вышли из тупика, который был в законотворческой деятельности еще 2–3 года назад. Вместе с Минсельхозом набираем необходимые обороты, принят ряд важнейших законов, подготовлен и внесен в Госдуму целый пакет законопроектов. На рассмотрении в аграрном комитете уже находятся инициативы по органическому земледелию, агрострахованию. Целый перечень инициатив, направленных на системное развитие сельского хозяйства, находится в разработке.
12 февраля 2018