Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Ручьи ускоряют бег
"Сельская жизнь" уже сообщала, что на базе ЗАО "Племенной завод Ручьи" Ленинградской области состоялась научно-практическая конференция на тему "Повышение эффективности производства молока за счет внедрения новейших технологий и робототехники в условиях импортозамещения". Сегодня мы публикуем материалы конференции, на которой с основным докладом выступил член-корреспондент РАН, руководитель агрохолдинга "Ручьи" Александр Трафимов.
Конференция прошла в рамках заседания расширенного совета директоров Союза животноводов России, ее провел гендиректор Союза Алексей Кочетков. Кстати, по случаю 100-летия газеты "Сельская жизнь" он вручил ее главному редактору Шамуну Кагерманову, участвовавшему в работе конференции, книгу о развитии сельского хозяйства, единственную, изданную экс-министром сельского хозяйства РФ Александром Ткачевым.

На конференцию собрались ведущие ученые, руководители крупнейших отраслевых институтов и молочных хозяйств страны, поэтому разговор на исключительно важную для отрасли тему был серьезным и всесторонним.


В обсуждении проблемы повышения эффективности производства молока приняли участие академик РАН, заместитель академика-секретаря – руководитель секции Отделения сельскохозяйственных наук РАН Анатолий Алтухов, академик РАН, главный научный сотрудник ФГБНУ СЗНИЭСХ Александр Костяев, член-корреспондент РАН Александр Трафимов – руководитель агрохолдинга "Ручьи", директор АПК "Шатурский" Подмосковья Владимир Гусев, директор ООО "Элота" Московской области Равиль Менглимурзаев, директор Сергиево-Посадского аграрного колледжа Подмосковья Алексей Сазанаков, гендиректор АО "Племенной завод им. Дзержинского" Ивановской области Гаджи Зайнудинов, директор колхоза "Маяк" Калужской области Валерий Еремеев, врио директора института ФГБНУ СЗНИЭСХ Владимир Суровцев и другие.
Словом, это все люди и производящие молоко, и знающие как его производить эффективно.

А авторитет выступившего с основным докладом главы холдинга "Ручьи" Александра Трафимова в отрасли непререкаем. Совмещая науку и практику, он еще несколько лет назад, просчитав преимущества высокотехнологичного производства молока, создал в хозяйстве роботизированный молочный комплекс "Торошковичи", ныне известный на всю страну. Создал с нуля уникальное производство, построив комплекс на территории ныне входящего в холдинг колхоза "Новое время", расположенного в Лужском районе.

К нему мы вернемся чуть позже, а сейчас – основные доводы ученого и производственника в пользу самых высоких технологий, которые, по глубокому убеждению Александра Григорьевича, несмотря на то, что повышают себестоимость молока, но за счет роста объемов и других существенных факторов, дают увеличение экономической эффективности.

В начале своего доклада Александр Трафимов охарактеризовал состояние отрасли, отметив, что в последние годы наблюдается недостаточный рост объемов производства и снижение потребления молока. Причин можно назвать много, но главным, несмотря на господдержку, является то, что отрасль остается низкорентабельной, или даже убыточной, отметил докладчик.

Далее он сказал:

– Эффективность зависит от многих факторов: это хорошая кормовая база, высокий уровень генетического потенциала стада, кадровое обеспечение, цены реализации и т.д., но одним из важнейших направлений повышения эффективности является технологическая модернизация ферм и комплексов, всей молочной отрасли. В стране еще 72,2% коров находятся на привязи, только 49,2% обеспечены полноценной кормосмесью, тогда как в Европе эти цифры составляют 15% и 75% соответственно, а в США только 3% скота содержатся на привязи, а 97% – питаются кормосмесью.

О низком технологическом уровне отрасли в РФ говорит и тот факт, что 32,3% коров доятся в ведра. При этом в Европе таким способом доят всего 5% коров, а в США – лишь 1%.

В то же время, в отличие от общероссийских показателей, в Ленинградской области на привязи содержатся 27,9% молочного стада, 73,2% кормятся полноценной кормосмесью через кормосмесители. В ведра доятся 7,1% животных. Удой на фуражную корову достиг 8380 литров. То есть ситуация в области близка к европейскому уровню. Но только 0,6% молока доится роботизированно, корма готовятся через компьютерную программу и раздаются роботом только в 0,12% хозяйств.

Тем не менее, более чем на 2/3 комплексах Ленинградской области произведена модернизация систем доения, кормления и содержания. У нас создано также уникальное молочное стадо коров с продуктивностью более 13 тыс. литров в год.

Ну а что же с экономикой? Мы попытались проанализировать экономическую эффективность в зависимости от величины продуктивности коров. На основе группировки СХО Ленинградской области по продуктивности коров были рассчитаны показатели эффективности производства молока (затраты, выручка, прибыль и рентабельность затрат) в расчете на одну корову. Сразу оговорюсь, что в расчет не взяты дотации из бюджета по молоку и племенному стаду.

Мы получили вывод, что наиболее высокая рентабельность (практически одинаковая) отмечается в группах хозяйств с продуктивностью коров 9000–10000 кг. и свыше 10000 кг. А наиболее низкая рентабельность в группе хозяйств с продуктивностью коров ниже 7000 кг.

На основе той же группировки подсчитаны аналогичные экономические показатели, исходя из суммы затрат на основное стадо молочного скота и затрат на КРС на выращивании и откорме. Расчеты, прежде всего, выявили, что хозяйства во всех группах в среднем не окупают затрат, продукция молочного скотоводства в совокупности является убыточной.

Худший показатель отмечается в хозяйствах с удоем до 7000 кг. молока на корову. Наименьший уровень убыточности отмечается в группе хозяйств с продуктивностью 7000–8000 кг. молока от коровы в год.

В данные группировки были включены все хозяйства области, производящие молоко. При этом, хозяйства имеют различное поголовье, применяют разные технологии, системы содержания, кормления и т.п., что не позволяет сделать корректные выводы относительно зависимости экономических показателей от продуктивности коров.

В этой связи все хозяйства с молочной специализацией целесообразно подразделить на группы, относительно выравненные по поголовью, исходя из того что в хозяйствах, близких друг к другу по поголовью, применяются примерно одинаковые технологии и системы ведения отрасли.

Для этого все хозяйства предлагается подразделить на следующие группы: 400–750, 760–960 и свыше 1000 голов. Внутри каждой из этих групп нами проведено ранжирование хозяйств в порядке возрастания продуктивности, и полученный ряд разделен на три равные группы хозяйств: с меньшими, средними и высокими значениями продуктивности. Данные процедуры выполнены в двух вариантах:
– с учетом затрат, выручки и прибыли только по молоку,
– с учетом затрат, выручки и прибыли по основному стаду молочного скота и КРС на выращивании и откорме.

В хозяйствах с поголовьем 400–750 голов затраты на производство молока в 2016 году были наиболее рентабельны в группе с относительно низким поголовьем, чем в других группах, а наименее рентабельны – в группе со средними показателями продуктивности коров. Однако совокупные затраты на основное стадо молочного скота и КРС на выращивании и откорме в первой группе были наиболее убыточны, чем в остальных двух. С ростом удоев убыточность несколько снижается.

В хозяйствах с поголовьем коров 760–960 голов прослеживается закономерность – с ростом продуктивности от группы к группе повышается и рентабельность затрат.

Наиболее интересно выглядит ситуация в хозяйствах с поголовьем более 1000 голов. Показатели рентабельности затрат на производство молока с наименьшей продуктивностью коров, являются даже несколько выше, чем в третьей группе, где высокие значения продуктивности. Показатели рентабельности совокупных затрат на основное стадо молочного скота и на КРС на выращивании и откорме только в первой группе (с меньшим уровнем продуктивности) имеют положительное значение.

Для более глубоких выводов необходим учет еще целого ряда факторов, и в первую очередь уровня цен реализации.

Но одно остается очевидным, что в определенной степени здесь просматривается действие всеобщего закона убывающей предельной производительности, который гласит, что "с ростом использования какого-либо производственного фактора (при неизменности остальных) рано или поздно достигается такая точка, в которой дополнительное применение переменного фактора ведет к снижению относительного и далее абсолютного объема выпуска продукции". Следствием, вытекающим из этого закона, является то, что для получения очередного прироста годовых удоев молока на корову на определенную единицу, например на 100 кг (при неизменности существующей технологии) требуется затратить все больше и больше ресурсов. То есть каждая последующая прибавка удоев молока становится все более и более ресурсоемкой, что ведет к снижению рентабельности затрат.

Для повышения производительности текущих затрат необходимо переходить на новые технологии, которые имеют определенный потенциал роста производительности ресурсов, после исчерпания которого предельная производительность снова будет снижаться.

В связи с этими выводами, необходимо учитывать, что стремление повышать продуктивность любым путем не всегда оправданно экономически. Необходимо всегда понимать, где предел потенциала той "нулевой" коровы, после которого рост продуктивности убыточен. Здесь необходимо учитывать комплекс технологических, генетических, организационных, кадровых факторов, влияющих непосредственно на экономику, возможно индивидуально по каждой ферме или близко выровненной группе.
Давайте посмотрим, как конкретно на практике ряд экономических показателей влияет на эффективность производства молока.

Первое – как цена реализации влияет на прибыль и рентабельность.

Если учесть, что все хозяйства сдавали молоко по одной цене, то наиболее рентабельной оказалась группа 9001–10000 литров на корову, что в принципе подтверждает сделанные выше выводы.

Второе. С 1 января 2018 года ЗАО "Племенной завод "Ручьи" отказалось от услуг комбикормовых заводов и непосредственно на молочном комплексе с запуском единого центра приготовления кормов стало готовить из различных компонентов свои комбикорма.

В результате сравнения пяти месяцев 2017 года, когда использовались концентраты с комбикормового завода, с таким же периодом 2018 года при производстве комбикормов непосредственно на комплексе была получена экономия на приобретении кормов на 6038 тыс. рублей и дополнительно произведено 495 тонн молока. Общая выручка выросла на 38016 тыс. рублей. Результат получен за счет более качественного корма и определенной структуры рациона: что положено в рацион, то и дошло до коровы.

Следующее. Переработка молока – это один из важнейших аргументов повышения эффективности молочной отрасли. И то, что сегодня производители молока имеют небольшую рентабельность, – это результат не только кризиса и снижения покупательского спроса, но и несправедливого перераспределения дохода в сторону переработчиков и торговли.

В случае, когда все молоко ЗАО "Племенной завод "Ручьи" перерабатывается на собственном заводе, рентабельность составляет 80,6%, а с воспроизводством – 24,6%. К сожалению, только два хозяйства в Ленинградской области имеют собственные молочные заводы. В прошлые годы в области их было более 15.

Открытие собственной переработки – это не только тенденция специализации производства, но и довольно хлопотное дело – иметь свой молочный завод. Это не только высокая ответственность за выпуск готовой к реализации ассортимента продукции, но необходимость в собственной коммерческой службе, автотранспорте, магазинах, дополнительном персонале и т.д. Проще с фермы молоко сразу отправлять на молокоперерабатывающий завод. Однако молочные заводы, как правило, диктуют свои цены, которые сегодня колеблются от 19 руб./литр до 27 руб./литр. При полной производственной себестоимости 30 руб./литр.

Четвертое. С введением в декабре 2015 года нового высокотехнологичного комплекса "Торошковичи" Лужского района Ленинградской области были применены новые подходы к кормлению и раздаче кормов с применением компьютерной системы управления приготовления рационов и роботизированной раздачей с использованием робота-челнока.

В результате мы получили в год дополнительно 23,3 млн. рублей за счет прибавки молока, экономии на персонале, улучшении здоровья стада, количестве лактаций и т.д.

Сама идея такой технологии кормления не нова. Еще в СССР на передовых молочных комплексах широко применяли кормокухни. Например, в Ленинградской области почти на каждом молочном комплексе были такие кормокухни. Данный центр приготовления кормов – это тоже кормокухня, но с применением автоматизированной системы управления, компьютерных программ и использования робота – раздатчика кормов. Точность дозировки при приготовлении рационов, контроль качества, ритмичность кормления, возможность оперативно корректировать рационы непосредственно с компьютера по управлению стадом дают возможность специалистам контролировать не только уровень удоев молока и его качество, но и, что самое главное, здоровье животных.

Пятое. Система управления и контроля с помощью бизнес-планирования. Такая программа в ЗАО "Племенной завод "Ручьи" была разработана 15 лет назад и применяется во всех отраслях: растениеводстве, кормопроизводстве, свиноводстве, молочном животноводстве и т.д. Суть системы бизнес-планирования – это формирование бюджета расходов и доходов по всем 29 структурным подразделениям и предприятию в целом. Контроль за расходованием ресурсов за неделю, месяц, ежедневно. Руководитель структурного подразделения за два часа делает свой бизнес-план на месяц с финансовым результатом. Сегодня мы не представляем, как управлять экономикой предприятия, не планируя. Это равносильно тому, как управлять автомобилем в кромешной темноте без включения фар.

Сказанное выше позволяет сделать ряд выводов:

1. Экономическая эффективность в молочном скотоводстве не зависит строго пропорционально от роста продуктивности коров, который должен быть не целью, а следствием перехода к новым технологиям. При неизменности технологии каждая последующая прибавка удоев молока становится все более и более ресурсоемкой, что ведет к снижению рентабельности затрат. Переход на новые технологии создает предпосылки для роста продуктивности коров и повышения экономических показателей.

2. Экономика отрасли может быть более эффективной и в рамках существующих базовых технологий при условии постоянного поиска новых технологических решений. На примере ЗАО "Племенной завод "Ручьи" видно, что такими резервами повышения экономической эффективности могут быть переход на производство собственных комбикормов, организация переработки молока непосредственно в хозяйстве, создание центра приготовления кормов и другие, например, изменение структуры кормов.
В паутине причин
Академик РАН заведующий отделом ФГБНУ ФНЦ ВНИИЭСХ Анатолий Алтухов в своем выступлении назвал наиболее острые проблемы, устранение которых, по его убеждению, поможет вывести молочное скотоводство на новый уровень.

Имеется множество внутренних причин сложного положения с обеспечением населения страны отечественными молоком и молокопродуктами. К основным из них следует отнести низкие темпы прироста производства молока из-за незначительного количества вновь построенных, реконструированных и модернизированных молочных комплексов и ферм. Например, в 2017 году доля дополнительного производства молока на построенных, реконструированных и модернизированных объектах в общем его объеме составила лишь 0,51% и была самой низкой с начала реализации Госпрограммы развития сельского хозяйства. Более того, оснащенность новых и реконструированных молочных комплексов и ферм не всегда соответствует современным технологическим требованиям содержания и кормления высокопродуктивных коров, вследствие чего их биологический потенциал в большинстве регионов используется далеко не полностью.

Продолжается сокращение поголовья коров, особенно в хозяйствах населения, где низкие показатели воспроизводства молочного стада – 76–78 телят на 100 коров при оптимальном выходе 85–90 телят. Положение усугубляется недостатками в племенном деле, вследствие чего сохраняется дефицит отечественных племенных ресурсов. Так, согласно государственной программе, удельный вес племенного поголовья должен составлять 15% от общего поголовья молочного КРС. В 2016 году он не превышал 14% против 25–30% в странах с развитым молочным скотоводством. В 2017 году доля отечественной племенной продукции в общем объеме ее продаж в молочном скотоводстве достигла 60%, в то время как в мясном скотоводстве – 99,7%;

Назову также низкую товарность производства молока, особенно в хозяйствах населения. В 2013–2017 годах она не превышала в среднем 69%, в том числе в сельхозорганизациях – 95%, в хозяйствах населения – 37%.

Негативную роль играет неэквивалентность обмена, связанная прежде всего с ценообразованием на молоко в сфере его производства, переработки и реализации, вследствие чего большая часть прибавочного продукта, произведенного в скотоводстве, через несовершенную систему цен перераспределяется в пользу предприятий переработки и сферы обращения.

Молочное скотоводство является сложной многопродуктовой системой, но, в отличие от убыточности производства говядины, как сопряженной продукции молочного скота, молоко выгодно производить. Однако за годы реализации действующей государственной программы уровень его рентабельности был неустойчивым и колебался в пределах 11–28% при практически стабильном, но стагнированном уровне производства молока. Поэтому, чтобы повысить устойчивость ведения отечественного молочного скотоводства, необходимо:

во-первых, как можно быстрее перейти от регулирования к управлению, от прогнозирования к планированию развития молочного скотоводства через установление государственного задания не только по объемам производства молока для каждого региона (согласно постановлению федерального правительства № 396 от 31 марта 2017 года), но и дополнить его показателем по увеличению поголовья коров. При дефиците молока в стране необходимо наращивать его производство одновременно как за счет повышения продуктивности коров, так и путем увеличения их поголовья.

За последние годы значительно сократилось количество хозяйств с поголовьем до 100 коров, где производство молока без субсидий фактически убыточно. Вместе с тем относительно стабилизировалось число хозяйств с поголовьем свыше 1000 коров, где рентабельность производства молока составляет около 30%. В силу этих тенденций, одним из основных факторов эффективного ведения молочного скотоводства остается концентрация производства молока. Как показывает отечественный и зарубежный опыт, фермы с поголовьем 1000 и более коров наиболее конкурентоспособны, поскольку на них издержки на производство центнера молока почти вдвое ниже, чем на фермах с поголовьем до 100 коров;

во-вторых, необходимо соз-дать эффективный механизм государственного воздействия, направленного на повышение эффективности и конкурентоспособности молочного скотоводства. Одним из элементов такого механизма может стать регулирование цен на молочную продукцию на основе равной нормы прибыли на пути ее продвижения от производителя до конечного потребителя. Это создаст экономические стимулы к расширенному воспроизводству молочного стада без роста потребительских цен на молочную продукцию. Необходимо также увеличить объем субсидий на повышение продуктивности коров, который, к сожалению, в 2017 году по сравнению с предшествующим годом уменьшился на 37,2%, составив всего 7953 млн. рублей;

в-третьих, нужно не допустить снижения производства молока в хозяйствах населения. Следует также ускоренными темпами наращивать ввод новых и модернизацию действующих объектов в молочном скотоводстве, увеличить поддержку малых форм хозяйствования, занимающихся разведением КРС молочного направления;

и в-четвертых, необходимо увеличить отечественные племенные ресурсы ведущих пород молочного скота, поскольку во многих товарных хозяйствах при интенсивном использовании животных не достигается даже простого воспроизводства и возникает потребность в импорте племенной продукции. Это возможно за счет усиления государственного протекционизма в отношении отечественных производителей племенной продукции.

Безусловно, названные выше меры охватывают не все проблемы эффективного развития молочного скотоводства, но их решение позволит повысить его доходность, а главное, полнее обеспечить население страны молоком и молокопродуктами отечественного производства.
Проблемы федеральные – потери местные
Врио директора ФГБНУ "Северо-Западный НИИ экономики и организации сельского хозяйства" Владимир Суровцев выступил с анализом развития отрасли в хозяйствах Северо-Западного региона страны, подготовленным в соавторстве с к.э.н., ст. научным сотрудником института Юлией Никулиной.

Устойчивое развитие отрасли тормозит недостаточный учет федеральными органами управления АПК и крупнейшими инвесторами региональных особенностей производства молока. Существующими формами поддержки инвестиций в молочном животноводстве воспользоваться могут преимущественно сверхкрупные производители молока, расположенные в регионах Черноземья и юга России, что приводит к снижению инвестиционной активности на Северо-Западе, продолжающемуся сокращению поголовья коров, выбытию из оборота сельскохозяйственных угодий. При этом регионы СЗФО обладают сравнительными и потенциальными конкурентными преимуществами производства молока, как объективными, связанными с природно-климатическими условиями, так и сформированным высоким генетическим продуктивным потенциалом молочного стада.

В Ленинградской области – лидере отрасли в Российской Федерации – реализация генетического продуктивного потенциала молочного скота обеспечила высокий уровень молочной продуктивности. По данным Комитета по агропромышленному комплексу области, в 2017 году доля племенных хозяйств с продуктивностью коров свыше 8 тыс. кг молока в год составила 72%, в том числе: 8–9 тыс. кг – 39%, 9–10 тыс. кг – 19%, 10–11 тыс. кг – 9% и свыше 11 тыс. кг – 6%.

Молочная продуктивность коров в сельхозорганизациях области достигла в 2017 году 8389 кг, что почти на 40% выше, чем в Российской Федерации.

В общем поголовье дойного стада области в 2017 году доля племенных животных составляет 75%, объем производства молока в племенных хозяйствах – 83% от общего объема производства в сельскохозяйственных организациях области и 76% – валового производства во всех категориях хозяйств.

Высокий уровень генетического продуктивного потенциала стада является фундаментом динамичного роста молочной продуктивности, обеспечивает превышение темпов роста объемов валового производства в регионе над средними показателями по России. В шести регионах СЗФО производится 93% молока в округе, причем в двух регионах – Ленинградской и Вологодской областях – 61% общего объема, и их доля в 2017 году по сравнению с 2010 годом возросла на 5 процентных пункта.

Вместе с тем темпы роста объемов производства молока на северо-западе России не отвечают возросшим требованиям самообеспечения молоком и имеющемуся в регионе потенциалу развития молочной отрасли.

Инвестиционная активность в молочной отрасли СЗФО снижается с 2014 года, в то время как в регионах Черноземной зоны и юга России растет. Диспропорции в распределении инвестиций, вызванные не только различиями в агробиологическом потенциале регионов, но и усиленные несовершенством форм поддержки инвестиций, тормозят развитие объективно имеющегося в регионах северо-запада потенциала молочного животноводства, снижая общественное благосостояние. Локальный рост в отдельных регионах противоречит интересам повышения устойчивости развития отраслей АПК, минимизации рисков при решении задач продовольственной безопасности, в том числе, рисков, связанных с участившимися погодно-климатическими аномалиями на значительных территориях. Причинами данного противоречивого процесса является как несовершенство системы господдержки, так и недостаточная научная проработка проблем формирования адекватных организационно-экономических механизмов развития аграрного производства в Нечерноземье России.

Несмотря на все имеющиеся препятствия, передовые хозяйства демонстрируют не только высокие производственные, но и экономические результаты. Системное освоение инновационных технологий на всех этапах производственного цикла, от селекционно-племенной работы до процесса доения, обеспечивает достижение высоких показателей прибыли на одну продуктивную голову и на один га кормовых угодий.

Высокая молочная продуктивность, необходимое, но далеко недостаточное условие экономической эффективности производства молока. С ростом удоев для экономики хозяйств растет значимость других факторов, таких как уровень интенсивности кормопроизводства и качество производимых кормов, воспроизводство стада и качество молока. Важнейшим для эффективности хозяйств молочной специализации становится продуктивное долголетие коров. Исследования производственных показателей в хозяйствах области показали, что срок продуктивного хозяйственного использования коров продолжает снижаться. Активное обсуждение в регионе данной проблемы в течение многих лет и поиск путей ее решения позволили в определенной степени стабилизировать данный показатель. Так, в период с 2010 по 2017 год, выбраковка коров в области выросла на 5 процентных пункта, в то время как молочная продуктивность возросла на 32%.

Однако существующий уровень выбраковки высокопродуктивных коров не позволяет племенным хозяйствам увеличивать прибыль и рентабельность отрасли в целом, наращивая объемы племенной продажи молодняка и нетелей, увеличивая поголовье собственного стада.

Однако и при решении этой сложнейшей задачи, отдельные племенные хозяйства накапливают определенный опыт. Так, по данным регионального центра "Плинор" (Е.Н. Тюренкова), в 2017 году в племенных заводах Ленинградской области имели наивысшую пожизненную молочную продуктивность: 10 коров айрширской породы – свыше 70000 кг молока, в том числе одна – свыше 100000 кг; 12 коров голштинизированной черно-пестрой породы – свыше 80000 кг молока, в том числе две головы – свыше 90000 кг; 15 коров голштинской породы – свыше 90000 кг молока, в том числе две головы – свыше 100000 кг.

Исследования д.б.н. Г.Ю. Лаптева (ООО "Биотроф") свидетельствует, что основным фактором, влияющим на долголетие высокопродуктивных животных, является качество рационов, определяемых, прежде всего, качеством объемистых кормов собственной заготовки.

Повышение уровня конкурентоспособности производства молока требует разработки комплексной, адаптированной к условиям северо-запада программы повышения эффективности молочного животноводства, включающей повышение производительности труда, качества кормов, продуктивного долголетия коров. Опережающее развитие молочного животноводства в Нечерноземье способно обеспечить достижение пороговых значений Доктрины продовольственной безопасности и растущие потребности хозяйств России в племенных животных, что уменьшит зависимость от импортных поставок продукции и ресурсов. Однако это, в свою очередь, требует разработки адекватного региональным особенностям, имеющимся ресурсам и возможностям организационно-экономического механизма развития отрасли, с использованием знаний, полученных в результате междисциплинарных, комплексных исследований, постоянного обобщения передового опыта.

Заключение

1. Регионы северо-запада обладают сравнительными и потенциальными конкурентными преимуществами производства молока. Ключевыми объективными факторами, определяющими этот потенциал являются длинный световой день, достаточное количество влаги и гарантированные урожаи кормовых культур, достигнутый высокий генетический продуктивный потенциал.

2. Динамичному развитию отрасли в регионе и реализации потенциала препятствуют такие общероссийские проблемы отрасли, как волатильность цен на рынке молока, недостаточный объем господдержки и несовершенство ее форм, непоследовательные меры регулирования молочного рынка, увеличение разрыва между темпами интенсификации животноводства и кормопроизводства, сокращение продуктивного долголетия коров с ростом молочной продуктивности.

3. Повышение эффективности управления отрасли требует расширения системы показателей оценки деятельности руководителей и специалистов: молочная продуктивность, как за лактацию и год, так и пожизненная, продуктивное долголетие коров, выход телят на 100 коров, сохранность молодняка, товарность молока и т.д. Использование расширенного списка показателей эффективности необходимы как при инвестиционном и текущем планировании, так и при совершенствовании селекционно-племенной работы.
Комплекс мирового уровня
Прокомментировать сказанное на конференции "СЖ" попросила академика РАН главного научного сотрудника Северо-Западного НИИ экономики сельского хозяйства Александра Костяева:

– Александр Иванович, вы более 30 лет возглавляли институт, в котором и сейчас работаете, многое повидали на веку научной работы. Что нового для себя сегодня услышали?

– Самое главное, на чем был построен доклад Александра Григорьевича Трафимова, – это серьезная доказательная база того, что в основу стратегии развития молочных хозяйств необходимо ставить экономические показатели, а не погоню за ростом удоев. Не любой ценой добиваться роста объемов, а просчитывать, находить рычаги и механизмы, которые позволят эффективно производить 10–12 тысяч килограммов молока на одну корову в год. При этом высокая продуктивность должна быть следствием реализации мероприятий, а не самоцелью. Поэтому сейчас надо взвешивать свои шаги, вести мониторинг экономических показателей, чтобы хозяйство функционировало в режиме расширенного производства. Должна быть налажена система управления, система внутренних экономических отношений, ответственности каждого работника производства.

Хозяйство "Ручьи" для освоения новых технологий имело задел, да и сам Александр Григорьевич Трафимов – опытный хозяйственник, ученый. Он начинал с бригадира, располагает доверием коллектива, все видят, что он работает ради дела. Прибыль можно распределять по-разному, а он пускает ее на новое производство, потом – вновь на новое производство.

На комплексе меня поразили масштабы нововведений. Это мировой уровень. Если приготовление и раздачу кормов поручить специалисту, какими бы знаниями он ни владел, каким бы добросовестным ни был, он не сможет настолько эффективно вести такую работу. Это только на первый взгляд может показаться, что ручное приготовление и раздача кормов дешевле. Эффект заключается в мелочах, в тонкостях. Все компоненты в приготовлении кормов должны быть сбалансированы, нужно выдавать кормов ровно столько, сколько корове нужно с учетом ее состояния и продуктивности. И Александр Григорьевич показал на собственных расчетах, что рентабельность при таких технологиях существенно выше, чем, если бы на его комплексе всю эту работу вели сами животноводы.

– При этом себестоимость продукции может быть ниже в тех хозяйствах, где меньшие затраты на ее производство, скажем, при пастьбе коров на лугах затраты вообще минимальны?

– Мы же говорим об интенсивном производстве молока, а это несопоставимые вещи. Интенсивное производство не может основываться на снижении затрат, все в этом случае дифференцированно. Если, скажем, в Альпах корова дает 10 тыс. кг молока, за ней ухаживает один фермер, то, чтобы получить миллион килограммов, надо, чтобы работали тысячи фермеров. А на комплексе в "Ручьях" работает всего 27 человек.

И потом, почему в ЛПХ сокращается поголовье? Потому, что это для хозяина становится невыгодным. Труд крестьянина стал обесцененным. А здесь же большое стадо, большой объем производства, и прибыль хозяйство берет именно на объемах. Это, в принципе, ясно и понятно. Должны быть хорошие экономисты, службы, которые бы все эти вещи отслеживали и определяли стратегию.

В свое время наш институт делал программу для Новгородской области, и мы обнаружили, что там даже при надоях в 3 тыс. килограммов молока рентабельность была более 60%. Надо балансировать, находить соотношение объемов производства с рентабельностью. Как это делает руководитель агрохолдинга "Ручьи". Находить ту точку на кривой роста продуктивности коров, когда надо ее остановить на том уровне, чтобы была максимальная эффективность. Факторов в этом деле много, и не только надои влияют на эффективность. Тут и кадры, и технологии, и поголовье – Трафимов об этом говорил. То есть, в разных случаях будет разный уровень рентабельности. В его докладе показано, что и при более низких удоях на некоторых фермах с определенным количеством поголовья рентабельность выше, чем в средней группе, где удои выше. Для повышения продуктивности коров при одновременном росте эффективности производства молока необходим переход на новые, более современные технологии.

И еще, важнейший аспект – организация переработки молока непосредственно в хозяйстве. В этом случае "Ручьям" не надо делиться прибылью с переработчиками, здесь создается дополнительная добавленная стоимость, и вся она остается в хозяйстве.

– Есть же еще и внешние факторы, на которые хозяйства не в силах повлиять.

– Это само собой. Их не выбирают, они сами существуют. Хозяйства могут лишь обращаться в федеральные и региональные органы власти, и нам, ученым, надо больше об этом писать, доказывать какой должна быть аграрная политика, какой – стратегия, какие механизмы поддержки должны быть. Но и внутри хозяйств надо смотреть, что можно сделать, чтобы при этих нынешних условиях, получить максимальную эффективность.

В Ленинградской области при этих всех условиях, очень часто меняются правила игры, если мне не изменяет память, уже дважды меняли программу, принятую в 2013 году. Так не должно быть. Вот Владимир Суровцев в своем выступлении заявил о неправомерности замены программного подхода на проектный. В результате мы имеем десяток крупных холдингов, которым оказывается поддержка, остальные хозяйства остаются ни с чем. И еще неизвестно, что из этих проектов у них получится. Часто такие проекты проваливаются, и те, кто стоит во главе таких холдингов, живут за рубежом. И менеджмент – тоже в основном заинтересован в добывании денег для себя лично. Чуть что, сматывают удочки и вывозят деньги с собой. Необходимо всем создавать равные условия, тогда и здоровая конкуренция будет двигать производство.
Отрасль – в опасности
Как позже выяснилось, холдинг "Ручьи" на своем заводе перерабатывает две трети объ-емов произведенного молока, оставшуюся треть вынужден продавать на гормолзавод, Почему? Александр Трафимов поясняет:

– Нам надо дальше развиваться, а для этого нужны дополнительные средства. Если бы дали кредит под 7–8% годовых, вопросов бы не возникло. Сельское хозяйство – отрасль ресурсоемкая, не случайно за рубежом сельским предприятиям выдают очень льготные кредиты. Мы пока таких льгот получить не можем.

Мощности перерабатывающего завода у нас достаточны, чтобы полностью все свое молоко перерабатывать, нам нужно развивать свою торговую сеть, какие-то магазины взять в аренду, что-то и свое построить, чтобы замкнуть цепочку "производство – переработка – реализация". Кроме того, нам нужно пополнить собственный бюджет и для дальнейшего совершенствования технологий на комплексе.

Мы понимаем, что недополучаем прибыль, когда сдаем молоко на стороннюю переработку. Цена реализации сейчас в области колеблется от 19 до 27 рублей за килограмм молока. Разница большая, зависит от объемов продажи, и даже от того, насколько продавец молока постоянен. Мы сумели заключить с заводом годовой договор и сдаем по 27 рублей. Но при полной себестоимости примерно в 30 рублей видим, что для развития денег не хватает. Мы еще выплачиваем кредиты, в месяц 3–3,5 млн. рублей должны вытащить из бюджета для расчета с банком.

И тем не менее мы уверены, что направление на высокотехнологичное производство верное. Если бы доили коров в ведро, да еще и не имели собственной переработки, то работали бы в огромный убыток.

Собственная переработка дает преимущества. Мы свою долю прибыли от переработки и реализации молочной продукции оставляем у себя и можем держаться за счет собственного потенциала. Потому что господдержка не обеспечивает хозяйствам расширенного воспроизводства. По большому счету молочная отрасль в опасности, она не развивается. Очень мало строится новых производственных объектов, инвестиционного бума не наблюдается. Потому что невыгодно вкладывать деньги. Вот у нас Ленинградская область имеет хорошие климатические условия для развития отрасли, но новостроек нет.

Мы ввели новый комплекс два года назад, тогда были иные условия. Поэтому дальнейший вектор нашего развития простой – совершенствование технологий. Хотя в этом отношении мы сделали задел на 10–15 лет, но считаем, что предела совершенству нет. Нам надо и дальше работать со стадом, с кадрами, с кормлением. Многое еще предстоит сделать.
Картинки с натуры
Побывав на комплексе холдинга, участники конференции увидели уникальное производство: механизированное, по компьютерной программе, приготовление кормов, роботизированная их раздача, автоматизированное поддержание микроклимата в помещениях, компьютерный контроль за содержанием стада и его управлением. Здесь трудится четыре специалиста с высшим образованием, а всего 27 работников, эффективно обслуживающих стадо почти в две тысячи голов, в том числе – тысячу коров голштино-фризской породы.
Кормокухня – это основа
Технический директор комплекса Александр Юганцев считает, что основа интенсификации производства молока – центр приготовления кормов.

– В моем ведении находится все оборудование комплекса, включая сельскохозяйственную кормозаготовительную технику. Что касается нашего центра приготовления кормов, где полностью готовится четко рассчитанный рацион для животных, то здесь с оборудованием проблем у нас не возникает, ни в электронике, ни в механике. Хотя требует регулярного ухода механическая ее часть.

Техобслуживание проводим раз в месяц, меняем масло, ножи. И в те редкие дни, когда оборудование центра находятся на обслуживании и нам приходится готовить кормосмесь, так сказать, в ручном режиме, то мы сразу видим снижение надоев. Скажу одно: в повседневном рабочем режиме у нас полностью отсутствует человеческий фактор, а электроника не ошибается ни на грамм. Если зоотехник в состав кормов задает два килограмма сена, значит, столько и будет заложено в смесь.

У нас в первых двух дворах содержится дойное стадо, им корма раздает только робот. Состав смеси, ее количество на раздаче ведется строго по указанию зоотехника. Продуктивность коров при такой технологии самая высокая. Считаю, что центр приготовления кормов – это вещь.
Считать расходы на каждой операции
Хозяйка комплекса – главный зоотехник Людмила Михайлова рассказала о планах предприятия:

– У нас здесь, вы видите, минимальные человеческие затраты. Все делают машины, компьютеры, робот. Мы к этому уже как-то и привыкли, не видим ничего особенного. Больше заняты тем, куда и как нам развиваться.

Мы бы хотели поднять вопрос о геномной оценке молодых животных, чтобы не вслепую вкладывать в них средства, а видеть, на что тратятся деньги и знать, что в будущем ожидать от коровы. Каков у нее потенциал, стоит ли ее выращивать для производства молока или сделать ее изначально товарной.

Нам необходимо иметь линейные оценки стада, а не только тех животных, которые занесены в Государственную племенную книгу.

На мой взгляд, важен вопрос о сексированном семени. Раньше были племенные станции, которые этим занимались, теперь этого нет, поэтому мы у себя на комплексе наладили такую работу. Природой заложено: 50% рождается телочек, 50 – бычков. Но когда мы стали заниматься сексированным семенем, а такую работу ведем больше с первотелками, то выход телят на одну корову резко повысился. А это в целом повышает эффективность всего нашего комплекса. Это направление перспективное.

Главное – считать деньги в соответствии с бизнес-планами на каждом этапе работы с животными.
Система высоких удоев
На комплексе есть редкая должность – зоотехник по управлению стадом. Этой работой занимается Константин Черенков:

– Мои обязанности многогранные. Это и структуризация стада, то есть разбивка его на группы по лактации, а также определение планового осеменения животных, их обследование и движение по группам. От молодняка до взрослого возраста и далее возврат их в родильное отделение, потом – в дойное стадо и далее – движение по лактации.

У меня каждое животное на учете, каждое конкретно отслеживается, чипируется, и через программы я вижу все их показатели, включая удой, физическое состояние, кондицию, активность. Есть и такой показател, как учет физиологической активности животных. В программе много параметров, все они обрабатываются на компьютере, на основании расчетов мы делаем заключение о том, какой уход за этим животным нужен.

Если вдруг зафиксировали снижение удоя, сразу же принимаем меры: животное осматривает ветеринар, он определяет, не вошла ли корова в состояние охоты или заболела. Решаем, где ее лечить – в стаде или отдельно, – или направляем на подготовку к осеменению. И обязательно увязываем уровень удоев с кормлением. Если видим, что надой снизился, а видимых причин для этого нет, меняем рацион, предварительно сверяем с показателями коров из ее же группы.

Поясню, что наш комплекс разделен на несколько дворов, в первых двух содержится дойное стадо, в одном дворе – раздойные коровы, их мы кормим более калорийно, от них больше всего получаем молока, в другом – коровы с средней и поздней лактацией. Их стимулируем работать не на удой, а больше на будущее, на здоровье теленка.
Миссия высоких технологий выполнима
Участники конференции, изучив опыт работы уникального предприятия, получив наглядный пример будущего молочного производства, отметили при этом, что для применения таких же технологий в других хозяйствах необходимы крупные инвестиции и что для этого необходима господдержка.
Владимир ТИШКО
7 августа 2018