Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Увидеть за деревьями лес
Проблемы и перспективы законодательного регулирования многоцелевого использования лесных ресурсов были обсуждены на парламентских слушаниях, на которых с докладом выступил председатель Комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Кашин.
Проблемы и перспективы законодательного регулирования многоцелевого использования лесных ресурсов были обсуждены на парламентских слушаниях, на которых с докладом выступил председатель Комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Кашин.
Мы часто говорим о том, что роль лесов России в экологическом балансе планеты является ведущей, однако экономическая роль их для страны недооценена, и этот ресурс, бесспорно, существенно недоиспользован. При этом, не устаем удивляться, как наши и восточные соседи (Китай), и западные (Финляндия), продолжают успешно строить свои лесные комплексы на нашем сырье.

Активизация подготовки и принятия в последние пять лет комплекса стратегических документов, содержательно дополняющих лесное законодательство, позволяет рассчитывать на постепенное возрождение лесной отрасли.

Сегодня государство тратит значительные бюджетные средства (более 40 млрд. руб. в год из консолидированного бюджета) на содержание имущества (лесов), использование которого едва ли можно считать рациональным и эффективным. Мы все знаем, что и сама система платежей требует пересмотра, и их администрирование оставляет желать лучшего (в лесном хозяйстве одна из самых крупных недоимок – более 9 млрд. руб.).

Тем не менее остается значительный "задел" для дальнейшей работы. Какие "точки роста" мы сегодня имеем в рассматриваемом аспекте?

Отечественный лесной комплекс неоправданно узко ориентирован на развитие лесозаготовительной и лесоперерабатывающей промышленности, рассматривая лесные насаждения исключительно как источник древесины.

Приоритетом должен стать переход к "зеленой" экономике путем внедрения ресурсосберегающих технологий, повышения производительности труда, развития альтернативной энергетики. Для этого нам пора уходить от существующей одновекторности развития лесной отрасли.

Во-первых, неоценим потенциал лесных ресурсов в развитии биоэнергетики. По экспертным оценкам, при переходе к полной утилизации древесных отходов лесной промышленности экономия может составить до 150 млрд. рублей в год. Сжигание древесных отходов, включая порубочные остатки, может дать столько же энергии, сколько 3 млн. тонн дизельного топлива, или почти 10% всего его объема, потребляемого в стране.

До 10 раз можно снизить себестоимость энергии для населения периферийных малых городов и поселков Европейского Севера при использовании пеллетных котельных вместо мазутных и дизельных. Для восточных регионов страны экономия может быть больше.

Во-вторых, требуется обратить пристальное внимание на виды использования лесов, не связанных с заготовкой древесины. Это и заготовка и сбор пищевых и недревесных ресурсов леса, и северное оленеводство, и пчеловодство, и охотничье хозяйство, и использование рекреационного потенциала лесов.

В российских лесах произрастают сотни видов пищевых лесных ресурсов и лекарственных растений. Эксплуатационные запасы составляют 7,4 млн. тонн, а биологические запасы практически неисчерапаемы – 13,4 млн. тонн. При этом используются эти запасы недостаточно: лесные ягоды – 3–5% эксплуатационных запасов; кедровый орех – до 8%, грибы – около 15%. В то же время годовой их оборот оценивается более чем в 4 млрд. руб (!).

В экономическом отношении они не менее привлекательны, одновременно являясь щадящими по отношению к лесным экосистемам. Если повысить долю использования этих ресурсов с ничтожных 1,5% (в общей сложности) до хотя бы 10–15%, это будет и существенный вклад в экономику, и прорывной инструмент обеспечения продовольственной безопасности.

Развитие индустрии заготовки и переработки дикоросов способно породить мультипликативный эффект, стимулируя рост производства в смежных отраслях – пищевой, перерабатывающей, фармацевтической промышленности и в агропромышленном комплексе, а также занять важную роль в решении социальных проблем, способствуя развитию самозанятости населения и обеспечивая создание дополнительных рабочих мест и доходов населения, в том числе на депрессивных территориях и в труднодоступных местностях.

В отдельных регионах, например на Дальнем Востоке России, заготовка пищевых и недревесных ресурсов, может являться более приоритетным. В долгосрочной перспективе использование недревесной и пищевой продукции лесов может быть более прибыльным, чем заготовка древесины, при этом данный тип пользования лесами помимо экономической целесообразности имеет ряд других положительных факторов. Так, по экспертным данным, за период обильного плодоношения одного дерева кедра (200 лет) выросшая за этот срок древесина дает в 8 раз меньше дохода в бюджеты, в 777 раз меньше дохода населению и в 20 раз меньше доходов арендатору, нежели доходы от ореха, заготовленного за все урожаи в этот период.

Поэтому в целях диверсификации сельской экономики на принципах ресурсосбережения следует повышенное внимание уделить реализации сельским населением принципа многоцелевого использования лесов, не связанного с заготовкой древесины.

Для отсталых и депрессивных регионов, сохранивших культурные и природные потенциалы, единственным направлением сельского развития зачастую является экологический и агротуризм. Доля сельского туризма в России пока невелика и на сегодняшний день, по данным Ростуризма, составляет 1,5–2%. Важно на государственном уровне сформулировать направления развития сельского туризма, ориентированные на нужды сельского населения, поддерживать комплексные проекты сельского и экологического туризма, оказывающие мультипликативный эффект для развития всей территории.

От слов к делам

О перспективах использования всего потенциала лесных ресурсов мы можем говорить только когда леса "здоровы и зелены". Одной из важнейших причин опустынивания и деградации агросферы является уменьшение площади лесов. Так, лесистость черноземной полосы России за 150 лет уменьшилась с 38–40 до 6–15%, а водосборных бассейнов крупных рек с 30–40 до 10–30%.

Начиная с 2010 года площадь сплошных рубок устойчиво превышает площадь лесов, на которых осуществляется лесовосстановление. За 2010–2017 годы накопленная площадь невосстановленных вырубок составила около 1,5 млн. га (это без учета площади выбытия лесов в результате пожаров, воздействия вредителей, болезней леса и иных причин).

Профильное ведомство рапортует нам о достижении баланса между выбытием лесов и лесовосстановлением. С одной стороны, действительно, по данным статистики, площади растут. Но основным способом восстановления лесов остается содействие естественному возобновлению.

Наблюдаются неблагоприятные тенденции выбытия и воспроизводства лесов, связанные, прежде всего, с влиянием лесных пожаров, вредителей и болезней, а также с недостаточным качеством лесовосстановления. Совокупный ущерб от воздействия всех неблагоприятных факторов на леса значительно превышает величину общих расходов на их охрану, защиту и воспроизводство.

Таким образом, за последние 2–3 десятилетия площади лесовосстановления в стране сократились почти в 2 раза, в том числе активными мерами путем создания лесных культур – в 2,5 раза.

Следует вспомнить о том, что в лесном хозяйстве СССР имелось более 11 тыс. лесных питомников (из них – 3,25 тыс. – постоянные) в которых ежегодно выращивалось более 7 млрд. сеянцев и 150 млн. саженцев более чем 120 видов древесных и кустарниковых пород.

А что происходит сегодня? По сравнению с тем периодом мы в разы снизили объемы подготовки посадочного материала. На весну 2018 года подготовлено 651,5 млн. штук стандартного посадочного материала лесных культур.

Не лучше ситуация и с лесным семеноводством. К сожалению, в России оно в последние десятилетия находится на крайне низком уровне. Специалисты лесного хозяйства, научное сообщество сходятся во мнении, что существующая система воспроизводства лесов и лесоразведения требует существенной трансформации.

Прорывным инструментом в этом является создание сети селекционно-семеноводческих центров. Только в результате строительства шести таких центров доля лесных культур, созданных посадочным материалом с улучшенными наследственными свойствами, удвоилась. Для доведения их доли до среднеевропейского уровня 20% необходимо продолжить создание лесных селекционно-семеноводческих центров.

Будущее за лесоразведением

Россия – родина защитного лесоразведения, и ее роль в этой области признается во всем мире. Всего площадь искусственно созданных лесных насаждений в РФ составляет 18,8 млн. га. Защитное лесоразведение всегда считалось важнейшей государственной задачей, и под ее решение выделялись немалые госсредства, организовывались специальные хозяйственные организации. Важным этапом его развития стал "Сталинский план преобразования природы". Было организовано более 700 специализированных учреждений, 120 государственных лесных питомников, специализированный институт "Агролеспроект" (затем – Росгипролес). На территории 19 субъектов РФ были созданы государственные защитные лесные полосы протяженностью 10 тыс. километров.

В настоящее время наибольшие площади защитных лесных полос сохранились в Волгоградской, Воронежской, Саратовской, Ростовской, Самарской областях, Республике Калмыкия, Ставропольском крае, Алтайском крае, Новосибирской области.

Но, честно говоря, это жалкие остатки. Состояние оставшихся полос не просто неудовлетворительное. Более 70% защитных лесных полос располагаются на земельных участках, государственная собственность на которые не разграничена. Они фактически брошены и уже превратились в рассадник различных вредителей, мусорную свалку и пороховую бочку.

Кроме того, значительные площади лесов выбывают ежегодно и в многолесной зоне, что требует их восстановления, а также рекультивации нарушенных промышленностью и иным антропогенным воздействием земель.

Сегодня в мире вопросам лесоразведения уделяется повышенное внимание. Китай создал уже 77 млн. га искусственных лесов, США за 30 лет увеличили в 4 раза площадь таких лесов до 18 млн. га. К 2020 году намечено довести площадь искусственных лесов США до 26,8 млн. га, при этом объемы работ будут составлять 825–840 тыс. га. Создано свыше 130 базисных лесных питомников, которые ежегодно выращивают около 990 млн. экземпляров растений.

В России, несмотря на продолжающееся снижение плодородия земель, объемы лесозащитных работ в настоящее время сведены к минимуму. С 2005 года в среднем ежегодно создается не более 5 тыс. га защитных лесных насаждений. Во многих субъектах РФ эти работы прекращены практически полностью, в том числе в регионах, нуждающихся в защите почв.

А ведь агролесомелиорация – простой, сравнительно недорогой и эффективный способ не только сохранения плодородия и борьбы с эрозией, но и улучшения средообразующих показателей территорий, экологической обстановки в сельской местности. Необходимо возрождать эту систему.

Но эту задачу не решить без возрождения сети лесопитомников и семенных центров.

Нельзя сказать, что в этом направлении ничего не делается: мы видели и посещали с коллегами новые семеноводческие центры, созданные в последние годы (в частности, в Татарстане). В стране с 2014 по 2016 год введены в эксплуатацию семь ДНК-лабораторий. Создается информационная база по посевному (посадочному) материалу, формируется база генетических данных (в 2014–2017 гг. проведено 152 тыс. ДНК-исследований образцов основных лесообразующих пород).

Однако мы должны критически относиться к этим достижениям: они все равно недостаточны, чтобы вывести страну в лидеры по лесовосстановлению. Соответствующие усилия должны быть увеличены в разы, а самое главное, ориентированы на результат, т.е. мы должны оценивать по тому, сколько гектаров мы в каждом году относим к землям, занятым лесными насаждениями.

Может ли Россия вести амбициозную политику в сфере лесовосстановления и лесоразведения? Да, такая политика просто необходима, особенно если учесть прогнозируемые изменения климата и угрозы для эффективного и устойчивого ведения сельского хозяйства и продовольственной безопасности страны не только в южных, но и в северных широтах.

Пути устойчивого лесоуправления

Для решения задач эффективного многоцелевого использования лесов мы видим пять главных составляющих. Это совершенствование планирования освоения лесов, совершенствование лесоуправления, это также интенсификация использования лесов, их комплексное освоение и расширенное воспроизводство. Важным является также переход к рыночному ценообразованию, поддержка и развитие лесной науки, отечественного семеноводства и питомниководства.

Видится необходимой концентрация функций по управлению лесным хозяйством и лесной промышленностью в одном федеральном государственном органе.

Следует перейти также к комплексной экономической оценке лесных ресурсов и определению размера платы за использование лесов на основе анализа рыночного спроса и предложения на древесину и иные лесные ресурсы. При указанных подходах будет обеспечиваться баланс экономических интересов лесопользователей, в том числе лесного бизнеса и государства.

Бесспорно, необходимо перейти на целевой характер финансирования охраны и воспроизводства лесов. В современных условиях при доминировании принципа "единства кассы" в бюджетном законодательстве необходимо изыскать механизмы "окрашивания" средств, изымаемых в качестве лесной ренты (например, создание соответствующих фондов).

Кадры решают всё

Повышение квалификации персонала, социальные гарантии и льготы, поддержка отраслевых научных исследований и стимулирование внедрения результатов НИР также являются важными инструментами создания современного лесного комплекса.

В последние годы был нанесен существенный урон лесной науке. Проводившийся курс на акционирование и приватизацию научных учреждений привел, по существу, к ликвидации многих отраслевых институтов. Закрыты и разворованы многие опытные хозяйства, экспериментальные заводы и конструкторские бюро, что подкосило лесное машиностроение и сделало страну заложницей дорогостоящего импортного оборудования. Начиная с 1990 года финансирование отраслевой науки сократилось в 16 раз.

Низкая оплата труда научных работников привела к оттоку молодежи из научных учреждений и утрате интереса к научной сфере. Численность НИИ к уровню 1990 года сократилась в 5 раз. Средний возраст имеющих докторскую степень – 60–65 лет. Естественная убыль старшего поколения приведет к разрыву поколений и серьезно осложнит подготовку новых поколений научных работников.

Правительству РФ поручено увеличить штатную численность государственных лесных инспекторов и лесопожарных формирований и укрепить их материально-техническую базу. Но необходимо также предусмотреть дополнительные социальные гарантии для работников лесной отрасли. Заинтересовать, привлечь людей можно, естественно, высокой и стабильной заработной платой, солидным пакетом социальных гарантий для лесников. Мы не устаем повторять, что лесники и участковые лесничие должны получить статус государственных служащих с соответствующим уровнем материального обеспечения. Все это позволит начать возрождение лесных деревень и привлечь в лесную отрасль квалифицированные кадры. На наш взгляд, решение этих проблем имеет ключевое значение.

В завершение должен сказать, что комплексное освоение лесов – это наша стратегическая задача, требующая слаженной, планомерной и напряженной работы всех участников лесных отношений.

8 октября 2018