Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
На переломном этапе
На научной сессии отделения сельхознаук РАН с докладом выступил председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам, академик Владимир Кашин, в котором поднял самые острые проблемы развития агропрома, задачи законодателей и науки по их преодолению.
На научной сессии отделения сельхознаук РАН с докладом выступил председатель комитета Госдумы по аграрным вопросам, академик Владимир Кашин, в котором поднял самые острые проблемы развития агропрома, задачи законодателей и науки по их преодолению.
На текущем переломном этапе очень многое зависит от каждого из нас, и в первую очередь – эффективность реализации большого количества документов стратегического планирования. Посмотрите, на сегодняшний день у нас есть Госпрограмма развития сельского хозяйства, Федеральная научно-техническая программа развития сельского хозяйства, госпрограмма развития науки и технологий, а теперь и Национальный проект "Наука", есть проект Госпрограммы "Научно-технологическое развитие РФ", другие программные документы, утвержденные во исполнение майского указа президента России.

Раньше было проще. Был президент академии, который со своей командой определял цели и задачи, было финансирование, все НИИ предметно занимались решением поставленных перед ними задач, создавая сорта, разрабатывая технологии, занимаясь проблемами переработки, экономики отрасли и т.д.

В сложившейся же ситуации важно не растеряться и найти научную составляющую во всех госпрограммах и стратегиях, чтобы ничего не было упущено.

При этом сегодня мы должны уделить самое пристальное внимание поставленным Президентом РФ национальным целям и стратегическим задачам развития России на период до 2024 года, и в частности – задаче обеспечить увеличение годового объема экспорта сельхозпродукции до 45 млрд. долларов США. По сути, поставлена задача – нарастить этот показатель более чем в два раза! Совершить столь мощный рывок без ущерба для внутреннего рынка сельхозпродукции является задачей в высшей степени амбициозной, требующей мобилизации всего агропрома и сельхознауки в первую очередь. На финансовое обеспечение этого направления в бюджете на 2019–2021 годы уже заложены неплохие деньги.

Правильно говорят, что в сельском хозяйстве, по сравнению с общим развалом, можно увидеть позитивные сдвиги. Справедливо говорят и о том, что Россия лидирует на мировом рынке зерна, мы все видим хороший рост производства сахарной свеклы, ряда других технических культур. Но на текущем этапе, к сожалению, похвастаться больше нечем.

Энерговооруженность сельского хозяйства хромает так же, как и технологическая составляющая. Усугубляют ситуацию проблемы в кадровом обеспечении отрасли.

В сентябре текущего года на площадке Госдумы состоялся отчет министра сельского хозяйства Д.Н. Патрушева по вопросу о реализации Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства (ФНТП). В рамках проведенного анализа мы вскрыли большой пласт проблем, требующих научно обоснованного подхода к своему решению. Программа, по сути, проваливается, и если ничего не предпринять, то через 2–3 года это станет очевидным и возникнет много вопросов об эффективности расходования бюджетных средств.

В целом вопрос эффективности расходов, будь то на развитие АПК, или науки, очень важен. На этом направлении у нас не должно быть осечек! Освоение средств должно давать отдачу, чтобы не повторилась история, как на первом этапе с топинамбуром (земляная груша. Программа "Картофель и топинамбур" реализовывалась под эгидой Союзного государства России и Беларуси в 2014–17 годы с бюджетом свыше 3-х млрд. рублей. Все эти средства оказались откровенно разворованными, хотя ФСБ и завело уголовное дело, имитируя борьбу с коррупцией. – Прим. ред.).

В этой связи по каждой программе, где мы с вами имеем задачи, целевые показатели, соответствующее финансирование, мы должны отрабатывать на все 100%!

На что еще сегодня важно обратить внимание? На научное обеспечение повышения эффективности производства сельхозпродукции.

Если взглянуть на эффективность трудовых ресурсов в сельском хозяйстве, то мы находимся далеко позади передовых экономик. Так, в России один работник АПК производит продукции на 8 тыс. долларов, а в той же Германии – на 28 тыс. долларов, в Китае – на 3 тыс. долларов.

Тормозит наращивание производства важнейших видов сельхозпродукции низкая эффективность большинства хозяйств в раскрытии генетического потенциала используемых сортов и пород сельхозкультур и животных.

При этом особого внимания требуют вопросы наращивания производства говядины и молока.

На сегодняшний день производство молока находится на уровне 31 млн. тонн, а товарное производство находится на уровне 15,6 млн. тонн. В этой связи в балансе ресурсов молока существенная доля отходит импорту.

Что касается красного мяса, то из прежних 4,3 млн. тонн мы производим лишь 1,6 млн. тонн. И при этом правительство строит планы по наращиванию экспорта мяса говядины! В этой связи мы должны определить целевые показатели валового производства указанной продукции, определиться и с продуктивностью, и с поголовьем, и с перспективной инфраструктурой, целевыми объемами заготовки кормов и т.д. Пора это сделать, и слово научного сообщества в этой работе должно быть решающим!

Именно поэтому мы позитивно встретили то, что 31 октября Президент РФ по итогам рабочей поездки в Ставропольский край утвердил перечень поручений, уделяющий в том числе внимание существенному расширению ФНТП подпрограммами по развитию генетического потенциала КРС, а также селекции и семеноводства масличных и овощных культур.

Мы убеждены, что аналогичный подход должен быть использован также в развитии садоводства и производства плодовой продукции. Ведь из тех 14,7 млн. тонн плодов, которые мы должны производить исходя из продовольственной корзины, мы производим лишь 2,8 млн. тонн, а в товарных хозяйствах лишь 0,7 млн. тонн. Из этих цифр видно, насколько мы должны нарастить площади многолетних насаждений, сколько закладывать новых садов и т.д.

Нельзя упустить из виду также эффективность использования ресурсов, и в первую очередь земельных, которая не выдерживает критики.

Россия является третьей после США и Индии страной в мире по площади пашни. При этом за последние годы площадь земель сельхозназначения в структуре земельного фонда сократилась с 637,7 в 1990 году до 383 млн. га. То есть почти половину сельхозземель уже растащили по другим категориям. Не лучше дела обстоят и с сельхозугодьями – на 1 января 2018 года их площадь составила порядка 198 млн. га, что почти на 25 млн. га меньше чем в 1990 году. Площадь пашни за 25 лет также сократилась со 132,3 млн. га до 115,1 млн. га.

За последние 25 лет мы потеряли, только по официальной статистике, 38 млн. га посевов. В действительности же земель, выведенных из севооборота, у нас уже более 41,5 млн. га. И это при том, что по целевому назначению не используется уже 56 млн. га, или 14,5%, земель сельхозназначения.

Много проблем у нас и с кадастровым учетом – он осуществлен лишь в отношении примерно 15% земельных участков из состава земель сельхозназначения. Во многих регионах не завершена процедура установления границ сельских поселений, земель лесного фонда и земель особо охраняемых природных территорий, что не позволяет корректно отграничить земли сельхозназначения.

Особое внимание мы уделяем охране земельных и почвенных ресурсов. Из оставшихся у нас 197,7 млн. га сельхозугодий значительная часть подвержена активным процессам деградации - зарастает бурьяном, кустарником, мелколесьем. Площадь оврагов на пашне уже превысила 1 млн. га, а их ежегодный прирост достигает 20 тыс. км. Доля кислых почв, на фоне резкого сокращения объемов известкования, за 26 лет увеличилась с 30 до 45%. Переувлажнению и заболачиванию подвержено 7% пашни, а еще 3% – вторичному засолению (в южных регионах доля таких земель достигает 50%). Беда не обошла стороной даже тучные черноземы.

Объемы внесения минеральных удобрений сокращены в 5 раз, органических удобрений – в 6 раз, известкование сократилось в 23 раза.

Если говорить о мелиорации, то мы видим, какое количество мелиорируемых земель в России, и какое мы по этому показателю занимаем место в списке стран – участников ВТО и ведущих экономических держав, таких как США, Англия, Индия, Китай. Наши 7,8% мелиорируемой пашни на их фоне выглядят удручающе.

Есть распоряжение Правительства РФ от 8 ноября 2018 года № 2413-р, утвердившее план мероприятий по совершенствования правового регулирования земельных отношений. В рамках этого плана предстоит разработка стратегии развития мелиорации земель сельхозназначения до 2025 года и на период до 2030 года. Обеспечить эффективность мер по развитию мелиорации – это в первую очередь и наша задача.

Также важно отметить, что названный план мероприятий не обходит стороной вопросы учета качества земель сельхозназначения, их паспортизации и мониторинга, создания эффективной системы землеустройства, важным шагом к чему является подготовка новой редакции федерального закона о землеустройстве.

Кстати, вопросы законодательного регулирования оборота земель сельхозназначения нам удалось вернуть в наш комитет! Мы получили возможность более эффективно подходить к законодательному регулированию этого важнейшего вопроса.


Переход к цифровому хозяйству

Этот блок вопросов непосредственно связан с первым, дополняет его. При этом, на наш взгляд, цифровое сельское хозяйство имеет значительный потенциал, что подтверждается научными трудами многих из присутствующих здесь в зале академиков.

Плюс ко всему, мы своими глазами в рамках выездных заседаний комитета увидели, что наше сельское хозяйство в этом плане имеет уникальные прорывные вещи!

У нас также есть технологическая модель. Осталось решить вопросы производства. Тем более майским указом Президента РФ поставлена задача к 2024 году обеспечить увеличение внутренних затрат на развитие цифровой экономики за счет всех источников и не менее чем в три раза по сравнению с 2017 годом. Необходимо также решить задачу преобразования приоритетных отраслей экономики и социальной сферы, включая сельское хозяйство, посредством внедрения цифровых технологий и платформенных решений.

В настоящее время уровень цифровизации сельского хозяйства крайне невелик. По данным Росстата, в 2017 году уровень инвестиций в цифровизацию агропрома составил 3,6 млрд. рублей или 0,5% от всех ИКТ-инвестиций во все отрасли хозяйства, что является самым низким показателям среди отраслей экономики.

Техническая составляющая позволяет широко внедрить в производство как новые подходы к организации производства, так и те, что были известны ранее, но с новой эффективностью. Это никуда не пропало, наоборот, является нашей большой наработкой. Вместе с тем, с использованием цифровых технологий работает всего 1% наших сельхозпредприятий. К ним мы должны подтягивать и остальных.


Научное обеспечение развития сельских территорий

Развал нашего села и деревни – особая боль. Эти территории требуют повышенного внимания государства, поскольку независимость нашей страны, ее безопасность, территориальная целостность без села практически невозможны. Там кроется наша идентичность, наши культурные, языковые традиции.

Мы все сделали для того, чтобы доказательно показать, что надо остановить разрушение села. Мы должны создавать каждый год новые производственные центры, новые деревни, села, аулы, станицы. Мы провели большие парламентские слушания по этому вопросу, показали, в том числе на совете законодателей и в личных беседах, все наши программные подходы первым руководителям страны, и увидели их поддержку. Мы смогли дать отпор тем, кто обнулил в бюджете программу устойчивого развития сельских территорий, и сегодня есть поручение Президента РФ о разработке и утверждении до 1 июня 2019 года Госпрограммы развития сельских территорий, которую впоследствие мы видим в статусе национального проекта.

Срок очень сжатый, но с учетом накопленного опыта, при активном участии научного сообщества, мы сможем эффективно разобрать эту проблему до основания. Предстоит сделать многое: определить реальную, а не среднестатистическую потребность в дорогах, жилье, больницах, детских садах и школах, сколько мы должны возобновить сельских населенных пунктов, а главное, согласовать и увязать комплекс перспективных мер развития села со всеми госпрограммами, решающими вопросы социально-экономического развития РФ. Другими словами, система стратегического планирования развития сельских территорий должна стать действительно системой, а не набором разобщенных мероприятий и разрозненных программных документов.

Я для вас специально скажу, что в текущем году бюджет тратит на социально-экономическое развитие страны 7,6 трлн. рублей. На селе проживает 38 млн. человек, что соответствует 26% населения. По логике вещей, не говоря даже о сложности деревенской жизни, минимум 1,9 трлн. рублей нужно тратить на развитие сельских территорий. А нам, к несчастью и сожалению, рисуют в бюджете на программу устойчивого развития сельских территорий 16–17 млрд. рублей. Остальное находится в 20 отраслевых госпрограммах.

Понятно всем, что проще строить больницу в городе или дорогу на очередной кольцевой, чем делать это в дальних наших деревнях. Но делать это нужно. Люди там живут не второго сорта.

Вопросы развития сельских территорий важны и с точки зрения кадрового обеспечения отрасли.


Экономические модели доходности

Государство активно регулирует рынки нефти и нефтепродуктов, лекарственных средств, но от регулирования рынка сельхозпродукции в части важнейших видов продовольствия почему-то, отказывается. При этом в структуре розничной цены на продовольствие доля сельхозпроизводителя оценивается на уровне 8–12%?

Цена на пшеницу только сейчас вернулась на уровень 2016 года, а цены на хлеб и другое производимое из зерна продовольствие лишь растут – батона хлеба дешевле 30 рублей в магазине не найти! Реальность такова, что за прошлый рекордный по урожаю год наши крестьяне потеряли более 120 млрд. рублей. При этом мы, к сожалению, так и не увидели жестких оценок сложившейся ситуации со стороны научного сообщества. А они должны быть!

В законодательном плане мы поддержали наших переработчиков принятием закона о запрете возврата товаров, не реализованных до определенного срока. Убежден, что и Совет Федерации поддержит данный закон и после подписания Президентом РФ он вступит в силу. Но это только первый шаг на пути к обеспечению должной доходности в АПК.

Мы поддержали законами и научные организации. Так, законодательную поддержку получили учебные и опытные хозяйства, они стали равноправными получателями господдержки. Финансирование аграрных вузов увеличено с прежних 28–40 тыс. рублей до 100–130 тыс. руб. на каждого студента (но при этом основные средства отдавали Тимирязевской академии и, в ущерб другим отраслевым вузам. – Прим. ред.).

У нас есть законопроект об установлении ставки 10% НДС на продукцию садоводства, подготавливаются законопроекты об охране почв, о землеустройстве, о семеноводстве, о племенном животноводстве и ряд других, работа над которыми требует самого непосредственного участия научного сообщества.

Также важной составляющей законодательной деятельности является бюджет. Хочу вам доложить о том, что в текущем году нам удалось добиться выделения на цели развития АПК не менее 296 млрд. рублей. Более того, бюджет программы развития сельского хозяйства на 2019 год составит 304 млрд. рублей!

При этом борьба за должное финансирование развития АПК будет продолжена. Мы выстроили модели, каким образом нам существенно увеличить расходы федерального бюджета на несвязанную поддержку в растениеводстве, поддержку на литр молока, всего, что связано с инфраструктурой, на цели устойчивого развития сельских территорий и др. И в этой работе нам нужна ваша поддержка.

Наша задача – эффективно выстроить работу научных организаций в соответствии с поставленными перед отраслью целями. И в этом желаю нам всем удачи!

26 ноября 2018