Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Непростая сладкая жизнь
Три золотые пчелы и улей на фоне поля и неба – символ нашего края. Бортничество – добыча меда диких пчел – с давних времен было в числе главных видов деятельности местных жителей. Пчеловодство на Тамбовщине до сих пор является одним из брендов региона. Поговорить о том, как сегодня устроена работа пасеки, мы решили с доктором филологических наук, профессором, заслуженным работником высшей школы РФ, экс-директором педагогического института Мичуринского ГАУ Петром ГОНЧАРОВЫМ. Не удивляйтесь, наш собеседник "по совместительству" еще и пчеловод с 45-летним стажем.
Три золотые пчелы и улей на фоне поля и неба – символ нашего края. Бортничество – добыча меда диких пчел – с давних времен было в числе главных видов деятельности местных жителей. Пчеловодство на Тамбовщине до сих пор является одним из брендов региона. Поговорить о том, как сегодня устроена работа пасеки, мы решили с доктором филологических наук, профессором, заслуженным работником высшей школы РФ, экс-директором педагогического института Мичуринского ГАУ Петром ГОНЧАРОВЫМ. Не удивляйтесь, наш собеседник "по совместительству" еще и пчеловод с 45-летним стажем.
– Петр Андреевич, недавно мне попалась на глаза книга "Опыт пчеловодства", где вы значитесь в качестве одного из авторов. Вы филолог, профессор, человек среди литературоведов известный и заслуженный, и вдруг новый поворот...

– Мой случай не исключение. Я знаю несколько замечательных пчеловодов, работающих в нашем университете. Это доктор сельскохозяйственных наук Виктор Федорович Палфитов, кандидат сельхознаук Дмитрий Васильевич Акишин, наверняка есть и другие. Во ВНИИС долгое время трудится автор публикаций в журнале "Пчеловодство", научных монографий по пчеловодству доктор сельскохозяйственных наук Михаил Иванович Болдырев. Пчелами, кстати, занимался и Лев Толстой.

Для меня пчеловодство – дополнительный заработок. Современному преподавателю вуза сложно жить на одну зарплату. Ну и, конечно, пчеловодство – традиционный промысел в моем родном селе Терском Мичуринского района. Оно стоит на краю пойменного леса, заливных лугов и плодородных черноземных полей. Все это издавна изобиловало нектаром настолько, что козловские пчеловоды привозили сюда на лето своих пчел. До сей поры рядом с Польным Воронежем есть место, которое терские старожилы именуют Пчельником. А невдалеке от него – Горшечная – берег реки, где плели из лозы основы будущих ульев, а затем обмазывали их глиной. Пчеловодом был и мой отец, он передал мне основы этого полезного дела.

А что касается упомянутой книги, то замечу, что я автор семми книг о В. Шукшине, В. Астафьеве, С. Залыгине. А вот восьмую написал по пчеловодству.

– С какими трудностями сталкивается новоиспеченный пчеловод?

– Прежде всего, отсутствие базовых знаний. Нужно изучить основы, прочитать профессиональную литературу. Желательно, чтобы был человек, который будет подсказывать на первых порах. Самому начинать сложно. Слышал однажды в автобусе разговор: "Поставить, что ли, и нам ульи?" Поставить – просто, а вот развести, сохранить, добиться хорошего медосбора – сложно! Уверен, что те, кто решил заняться пасекой, должны обладать терпением, упорством, трудолюбием. Настоящим пчеловодом не может стать ни жадный, ни расточительный человек, и у того и у другого пчелы погибнут от голода. Жадный в погоне за прибылью забирает у них едва ли не весь мед, его пчелы погибают от голода. У расточительного – соседские пчелы из незакрытого как следует улья уносят безнадзорный мед, и результат оказывается таким же печальным.

Пчеловод не столько профессия, сколько образ жизни. Здесь, естественно, есть и свои ограничения. Например, алкоголь. Правда, вопреки предубеждению, к его запаху пчелы равнодушны, его уже в микродозах содержит пчелиная перга. Пасечники, как правило, не пьют, ибо даже небольшая доза алкоголя делает движения резкими, неверными, а вот это раздражает пчел. И курильщиков среди них немного: видимо, хватает дыма из постоянно работающего дымаря.

– О здоровье пчеловодов ходят легенды. Вы, например, часто простужаетесь?

– К сожалению, это лишь легенды. Простуда не главная хворь на белом свете, есть и другие. Но у меня она, действительно, случается редко...

– Как долго длится сезон на пасеке?

– С весны до осени. В страду работа там весь световой день. Это тяжелый физический труд. Основные наши инструменты – дымарь, стамеска, медогонка, ящик для переноса рамок и, конечно же, традиционная защищающая от укусов лица пчеловодная маска – шляпа с мелкой темной сеткой. Отдыхать от любимого дела получается только зимой...

– А стамеска зачем?

– Стамеской поддевают соторамки, отделяя их друг от друга и от стенок улья. Стамеска – древний инструмент пчеловода, когда-то с ее помощью открывали должею – вход в пчелиный улей, расширяли борть.


Сапеточный улей

– Готовясь к интервью, я прочитал: на Руси пчел держали только в колодах. И мед получали не с помощью медогонки, как сейчас, а вручную, прессованием. В этом случае в него попадали пыльца, перга, забрус (тонкие крышечки, которыми пчелы запечатывают ячейки сот), пчелиный яд...

– Пчел держали не только в колодах, но и в бортях, в ульях из соломы, в дуплянках-бездонках, в сплетенных из лозы и обмазанных глиной объемистых "горшках", в сапетках и т.п. Кстати, именно сапеточный улей из соломы вместе с тремя золотыми пчелами украшает герб Тамбовской области. Вероятно, забыв об этом, современные художники вместо звеньев соломенной сапетки изображают нечто, смахивающее больше на кирпичную башню! Действительно, мед, полученный прессованием, когда под гнет попадали не только соты с медом, но и не успевшие покинуть соты пчелы, соты с пергой, соты, содержащие прополис, какое-то количество пчелиного, трутневого расплода, а то и маточники, содержал в себе больше активных веществ, чем мед центробежный, полученный с помощью медогонки. Но такой мед и сейчас получить реально, правда, он окажется весьма дорогим, поскольку его получение окажется связанным с разрушением всего пчелиного гнезда. Кстати, внешний вид такого меда, содержащего все перечисленные компоненты, окажется весьма непрезентабельным, его и раньше называли "серым" медом.

– Как правильно выбрать место для пасеки?

– Тут есть свои секреты. Важно, чтобы неподалеку был ручей с проточной водой. У водоемов с большим зеркалом пасеку ставить опасно: в сильный ветер пчелы будут в нем тонуть. А чтобы предотвратить перегрев, ульи предпочтительно ставить в затененном (в середине дня) месте, среди невысоких деревьев, а лучше кустарников, ибо рой, привившийся на высоком дереве, оказывается часто потерянным для пчеловода. И не забудьте о соседях: пасека должна быть огорожена сплошным двухметровым забором или зеленой изгородью, чтобы пчелы не тревожили людей.

– В 70-х годах один из местных руководителей хозяйств Петр Полтинин создал в Мичуринском районе пчелосовхоз "Нектар", и к началу 90-х там насчитывалось 3,5 тыс. пчелосемей. И он уже тогда использовал так называемый метод передвижных пасек, помогающий увеличить медосбор до 40%...

– Советское товарное пчеловодство могло существовать за счет опеки и щедрой помощи государства. Бензин и дизельное топливо, необходимые для перевозки пасек, продуктов пчеловодства, в те времена стоили копейки по сравнению с рыночной и закупочной ценой меда. Ныне килограмм отличного меда перекупщики оценивают так же, как примерно 1,5 литра бензина.

Но моя пасека изначально стационарная, и мои пчелы (как и все мичуринцы, я тоже немножко селекционер) приносят достаточно нектара с тех медоносов, которые их окружают с весны до осени.

– Насколько медовый бизнес "медовый" в финансовом плане?

– Затраты изначально высокие: и транспортные расходы, и вощину, и инвентарь надо постоянно обновлять. Закупочная цена меда в этом году 75 рублей за килограмм, а розничная – 220–350 руб. за кг. Главную прибыль получает перекупщик-продавец, но не пасечник. А вот рисков у последнего хватает. Например, дождливое или холодное лето может подвести.

– Есть ли какая-то годовая цикличность в продуктивности пасек?

– Да, она связана с нектаропродуктивностью основных медоносов, с погодными условиями, климатическими изменениями. Если в текущем теплом сезоне имеется дефицит осадков, то в следующем году нектаровыделение липы будет минимальным.


Неправильный мед

– Мы до недавнего времени знали только два вида меда – липовый и гречишный. Сегодня в продаже десятки сортов – "кипарисовый", "эвкалиптовый", "кедровый"...

– Ваша ирония понятна и уместна. Хотя в Тамбовской области вы даже чисто липовый найдете с большим трудом – здесь мало больших по площади массивов этого медоноса. Нормы, существующие в пчеловодстве, позволяют относить мед, содержащий 30 и более процентов нектара с одного какого-либо медоноса, к монофлерным медам.

Если мед откачивать после окончания того или иного взятка (с садов, липы, подсолнечника, гречихи), а не весь в конце сезона, как делают некоторые, и у нас вполне возможно получение монофлерного: гречишного, эспарцетового, василькового и т.п. В нашей местности в одно время с липой цветет дягиль (дудник лесной). Мед, собранный с дягиля, смешивается с липовым нектаром, придавая выкачанному меду темный оттенок. Поэтому липовый мед в Тамбовской области по цвету темнее липового башкирского, алтайского. Мед, откачанный в конце сезона в Тамбовской области, правомерно относить к цветочным сортам, собранным с цветов разных медоносов.

Сегодня в продаже и целые ведра меда "с маточным молочком". Цена маточного молочка (естественного гормонального дорогостоящего продукта, которым пчелы вскармливают будущих пчелиных маток) такова, что если бы в предлагаемой к продаже емкости оно находилось в заявленной продавцом пропорции, то ее можно было бы поменять на одну из яхт Абрамовича. На маточном молочке озолотились китайцы, они собирают его на своих пасеках.

– В последние лет пять все чаще пишут о резком сокращении пчел в природе. Причем эта проблема общемировая...

– Да, эта ситуация ненадуманная. В основном пчелы погибают от болезней. Не дает покоя клещ Варроа Якобсони, который пришел в Центральную Россию еще в 1970-х годах. Бороться с ним все сложнее. Те лекарства, что помогали раньше, теперь не действуют. Кроме этого, у пчел снизился иммунитет. Еще в прошлом веке на Тамбовщину пчеловоды бесконтрольно завезли пчел других пород. В результате скрещивания появился тип пчелы, которая сегодня у нас обитает. Это насекомое с ослабленным иммунитетом. Необходимо возродить среднерусскую пчелу, которая хотя и агрессивна, но наиболее приспособлена к нашему климату. Пчелы гибнут и от отравления химическими препаратами, которыми обрабатываются поля.

– По данным одного регионального издания (оно ссылается на неофициальные данные тамбовских магазинов по реализации пчеловодного инвентаря), за последние 13 лет в регионе в 10 раз увеличились продажи антибиотиков, которыми лечат пчел...

– Мне сложно это комментировать. Но то, что пчелы с ослабленным иммунитетом уже не могут противостоять такой опасной для них болезни, как, например, гнилец, правда. Более того, используемые для борьбы с гнильцом некоторыми горе-пчеловодами в лошадиных дозах антибиотики частично попадают и в мед, и в другие продукты пчеловодства.

– Гибель пчел может существенно повлиять на будущий урожай, ведь для опыления всех энтомофильных культур (растения, опыляемые насекомыми. – Прим. ред.) Тамбовской области их будет недостаточно...

– Такой исход вполне реален. Поэтому государство, местные власти должны поощрять пчеловодов. В Чехии, по моим сведениям, действует правило: завел фермер хоть одну пчелосемью – получи за нее определенную плату. В США значительную часть доходов пчеловодов составляет оплата за проводимое пчелами опыление садов, энтомофильных растений.

– А как тамбовские пчеловоды чувствуют себя в сельхозотрасли в целом?

– Федерального законодательства в этом секторе до сих пор нет. Нормативные советские документы уже не действуют. Не отрегулированы правила, касающиеся розничной продажи. Пасеки необходимо ежегодно и серьезно обследовать. В столичных регионах есть подвижки: партию меда привозишь – контролирующие службы берут пробы, оформляют акт их отбора, отправляют в лабораторию. Без этого ничего не продашь.

– А в чем разница между плохим и хорошим медом?

– В ряде показателей: диастазное число, зольность, водность, характер и пропорции присутствующих пыльцевых зерен и другие параметры определяются при дорогостоящем лабораторном анализе. Рядовому покупателю должно быть ясно, что в сентябре – мае закристаллизованный мед – норма. Если зимой центробежный мед не содержит кристаллов, не стоит его покупать – значит, он прошел термообработку, которая уменьшает его целебные свойства.

И еще об особенностях определения качества: в США (один из крупнейших производителей меда в мире) главным параметром при определении его качества является его прозрачность. Но самым прозрачным вполне предсказуемо может оказаться мед, изготовленный пчелами из обычного тростникового сахара...

– Какой мед вы считаете самым вкусным?

– Хорош мед с пакленка (пакленок – кустарник из семейства кленовых, цветет в конце мая – начале июня, у нас его не различают с кленом татарским). Его нектар придает неповторимый вкус и аромат меду, собранному в мае. Здесь я вступаю в открытую полемику с уважаемым М.И. Болдыревым, который полагает, что "майский мед" является мифом. Наверно, для какой-то местности он действительно выдумка, а для нашей – реальность.

– В завершение разговора не могу не вернуться к вашей основной профессии. У Редьярда Киплинга есть замечательные строчки про "мохнатого шмеля и душистый хмель". А вы могли бы что-то столь же трогательное и образное вспомнить про пчел?

– Первое, что приходит на ум: "Еще прозрачные леса, как будто пухом зеленеют. Пчела за данью полевой летит из кельи восковой". Классика, Пушкин – превыше всего. У его учителя Жуковского пчелиному улью уподоблен поэт, его мечты и песни: "Чудесный улей твой – в душе твоей, поэт. Рой пчел – твои мечты, полям предела нет, а песни чистые – в ячейках сладость меда...".

А упоминавшийся ранее Лев Толстой обезматоченному улью уподобляет опустевшую перед приходом Наполеона Москву. Такой выразительный и яркий образ мог быть создан только классиком литературы и мастером пчеловодства! Так что пчелиная тема – это, действительно, не только сфера АПК, но и искусства...

Вадим ГРАНИТОВ,
Тамбовская область.

17 декабря 2018