Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Настоящий полковник
В феврале, в канун Дня защитника Отечества президент России Владимир Путин подписал указ о присвоении высокого воинского звания Героя России человеку самой мирной профессии – директору Недюревской птицефабрики Александровского района Владимирской области Владимиру Ковтуну. Награда нашла героя. Хотя чего его было искать 30 с лишним лет! Адреса своего он не скрывал, а о подвиге его знали очень многие, в том числе и в высоких воинских кругах.
В феврале, в канун Дня защитника Отечества президент России Владимир Путин подписал указ о присвоении высокого воинского звания Героя России человеку самой мирной профессии – директору Недюревской птицефабрики Александровского района Владимирской области Владимиру Ковтуну. Награда нашла героя. Хотя чего его было искать 30 с лишним лет! Адреса своего он не скрывал, а о подвиге его знали очень многие, в том числе и в высоких воинских кругах.

"Золотую звезду" Героя России президент вручил Владимиру Ковтуну лично. Так на высокой и торжественной ноте завершилась история, в счастливый конец которой уже мало кто верил. А начало ей было положено в Афганистане, где Владимир Ковтун служил в группе "ограниченного контингента войск" для оказания "интернациональной помощи" правительству Афганистана. Численность "ограниченного контингента" превышала в ту пору 100 тыс. человек. Война едва ли не с самого начала велась партизанскими методами. "Духи" чувствовали себя в горах как дома, нашим же приходилось туго. Кроме того моджахедам помогали американцы. В частности, они поставляли вооруженным формированиям переносные зенитно-ракетные комплексы "Стингер". Это было супероружие: из 10 пусков 9 попадали в цель.

Наша авиация несла большие потери. Дело в том, что наши самолеты и вертолеты летали на предельно низких высотах, как называли сами летчики, на "предельно преступных высотах" – 15–20 метров от земли. Казалось, так безопаснее. Но "Стингеры" сбивали их на раз. Надо срочно было разузнать, что это за "первое интеллектуальное супероружие", как рекламировали его американцы. А для этого добыть хоть один экземпляр. Задача, разумеется, не из простых. Поэтому Москва поставила 40-й армии в Афганистане задачу: добыть "Стингер" в рабочем состоянии как можно скорее и во что бы то ни стало. Те, кто выполнит это задание, будут представлены к званию Героя Советского Союза. Слово – закон.

Операция по захвату "Стингера" стала одной из наиболее ярких спецопераций за годы афганской войны. А ее героем в числе других стал Владимир Ковтун. 5 января 1987 года группа спецназовцев ГРУ под руководством майора Евгения Сергеева, в составе которой был старший лейтенант Владимир Ковтун, вступила в бой с моджахедами в Мельтанайском ущелье под Кандагаром. "Духи" выпустили по группе два пуска. Сначала думали, что из гранатометов, оказалось – "Стингеры". Определил Евгений Сергеев, после этого дал команду командиру вертолета Андрею Соболеву "подсаживаться". Бой на земле был жесткий, стреляли друг в друга почти в упор. И все-таки "духи" дрогнули, а один из них вырвался из боя и стал уходить по руслу ручья. Владимир Ковтун увидел, что в руках у беглеца чемодан и труба.

Догнать его не удавалось, передвигался "дух" по горам со скоростью гепарда: вот-вот уйдет. Пришлось стрелять. Уложил его Ковтун с помощью автомата Калашникова с расстояния 200 метров. Задача тоже была непростая, но Ковтуну оказалась по плечу, ведь он мастер спорта по стрельбе. Трофей Ковтуна оказался богатым: в чемоданчике лежали инструкции к "Стингеру", а в "трубе" сам грозный ПЗРК. Потом руками наших конструкторов на основе "Стингера" был создан еще более совершенный комплекс. Кроме того, советское правительство использовало добытый ПЗРК и соответствующие документы как доказательство вмешательства США во внутренние дела Афганистана.

Все четверо участников операции были представлены к званию Героев. Владимир Ковтун – в их числе. Никто из них высокой награды так и не получил. Досталась она, по слухам, некоему генералу из верхов, который афганского пороха даже не нюхал. Владимир Ковтун получил орден Красной звезды. Через несколько лет, когда афганское братство стало бороться за справедливость, одному из четверки все-таки решили дать звание Героя. Владимир Ковтун отказался от него в пользу майора Евгения Сергеева. Поступок, конечно, благородный, но ведь воинскому начальству надо было учесть, что именно Ковтун достал моджахеда со "Стингером". Нет, ребята, все не так...

Однако после Афгана Владимира Павловича занимали совсем другие проблемы. Семь пулевых ранений, три тяжелых контузии, горечь от потери многих боевых товарищей отбили всякую охоту к военной карьере. И хотя Ковтун окончит военную академию, станет полковником, все-таки однажды скажет себе "стоп". И в 40 лет герой, воин, орденоносец, полковник ГРУ напишет рапорт об увольнении. И окажется на распутье. Что делать, где применить свои силы и знания, куда податься? И сделает неожиданный для себя самого и многочисленных своих друзей вывод – обосноваться на земле, стать мирным сельским жителем, тружеником и творцом. "Хлеб наш насущный даждь нам днесь". Во всем промысел Божий.

Выбор был тоже неожиданным. Не обольстительное Подмосковье, не кормная черноземная нива, не теплые южные края, а, по сути, "медвежий угол" – деревня Недюревка Александровского района Владимирской области. Места здесь хоть и глуховатые, но красоты необычайной. Леса, перелески, речушки, покрытые изумрудной травой склоны. А задумал Ковтун организовать здесь, в 10 км от Александрова, птицефабрику, но не бройлерную: пускаться в бой с "ножками Буша", заполонившими тогда страну, ему не хотелось – отвоевался. Остановился в своем выборе на производстве яиц. Дело, конечно, куда хлопотнее, но и нужнее.

Можно долго рассказывать о том, как почти на пустом месте появлялись первые корпуса, кормоцех, склады, хранилища. Стоит просто сказать, что делалось все это с умом и с большим размахом. И скоро на российский рынок стала поступать отечественная продукция с маркировкой "Деревня Недюревка", ЗАО птицефабрика "Александровская". Сказать, что многим она пришлась по вкусу – значит, ничего не сказать. Упаковки яиц стали нарасхват, за ними стали приезжать не только из Владимирской округи, но и из Москвы. Посыпались оптовые заказы от различных организаций. Секрет простой: на корм несушкам идут такие деликатесы, как мелкий ракушечник, приготовленные по особой рецептуре комбикорма, сушеные цветки бархатцев и прочее. Весь рацион для каждой группы кур рассчитывается на компьютере. Поэтому и вкус у яиц специфический. А спрос сам за себя говорит.

Все на птицефабрике организовано так, что руки не касаются продукции – весь процесс механизирован и автоматизирован. Работников на предприятии немного, но каждый владеет несколькими специальностями. Да и сам Владимир Павлович на все руки мастер – он и инженер, и механик, да и зоотехнику не уступит. И это от его привычки до всего допытываться самому, все держать под контролем, искать и внедрять что-то новое.

Сегодня весь процесс производства яиц доведен до совершенства. Но Ковтуну этого мало. Задумал он наладить безотходное производство – организовать производство натуральных удобрений, чтобы предприятие работало без отходов и увеличивало прибыль. Технику и лицензии закупили в Японии. С их помощью процесс производства удобрений из куриного помета довели до совершенства. Но русской смекалке и здесь нашлось место: кое-что в японской технологии изменили, что-то добавили – и качество удобрений повысилось в разы. Когда в Недюревку приехал японец, глава фирмы, его изумлению не было предела. "И как мы сами до этого додуматься не могли?" – изумлялся он. Из Недюревки восточный гость увозил все секреты новой технологии, причем совершенно бесплатно. Теперь на птицефабрику люди едут не только за яйцами: влет, особенно в посевной сезон, идут мешки с удобрениями – от желающих отбоя нет.

Все сложилось у Владимира Ковтуна. И мирная жизнь действительно удалась. Рядом жена заботливая, работящая Светлана, во всем ему помощница. Выросли дочки, есть первый внук. А все-таки прошлое нет-нет да царапает. Афган никого не отпускает. Многих его однополчан уже нет в живых, не стало Евгения Сергеева. Реже встречаться стали. Но никто из афганцев не забыл подвиг Ковтуна.

Стали искать документы о присвоении Владимиру Павловичу звания Героя, но они где-то "затерялись". Вскоре поиск переместился из армейских штабов на страницы печатных изданий, в Интернет, на телеэкраны. В борьбу за справедливость вступили многие журналисты. Летом 2015 года в защиту Ковтуна выступила и газета "Сельская жизнь". Никак не участвовал в этой борьбе только сам полковник ГРУ в отставке Владимир Павлович Ковтун. И вот через 32 года справедливость восторжествовала.

Известие о своем награждении Владимир Ковтун встретил спокойно. И ответственное слово его было коротким: "Рад служить Родине. Родина у нас одна". Настоящий полковник!

* * *

Нечасто бывает, когда в эфир к известному телеведущему Владимиру Соловьеву, да еще в передачу "Москва. Кремль. Путин", приглашают простого труженика сельской нивы. Но тут случай особый. Директор птицефабрики "Недюревка" Владимир Ковтун удостоился высокого звания Героя России. И пришел он в телестудию по горячим следам, вскоре после того, как награду ему вручил Владимир Путин:

Предлагаем вам выдержки из этой телевизионной передачи. И первый вопрос Владимира Соловьева был такой.

– Что вам президент сказал?

– Он тепло посмотрел мне в глаза.

– То есть так и не общались?

– Нет, не общались, но, глядя в глаза президенту, видел какой это сильный человек. Это – раз. И начинаешь понимать, почему его уважают во всем мире. Это – два.

– За что Звезду дали?

– В Указе написано: "За мужество и героизм при выполнении специальных операций".

– Это я читал. А что тогда произошло?

– Это, как всегда, его величество случай. В тот день я должен был выходить со своей группой. Сергеев был заместителем командира отряда по боевой подготовке и всегда лично меня сопровождал на боевые выходы, высаживал. Почему? Потому что я собирался в тот район, откуда процентов на 70–80 можно было не выйти с группой. И мы полетели посмотреть этот сложный район. В первом вертолете летел он, я, трое бойцов-разведчиков Василия Чебоксарова. Во втором вертолете летел Василий Чебоксаров сам, командир группы специальной первой роты, переводчик его, офицер Валера Антонюк и тоже где-то два-три бойца. То есть это был вылет присмотреть место для моей высадки.

– А тогда как раз пошел перелом боевых действий. Тогда появились "Стингеры", и они начали сбивать нашу летательную технику. Там вертолетов потеряли много...

– Вы знаете, Владимир Рудольфович, я не скажу, что пошел перелом. Потому что все равно мы летали на предельно малых высотах – как летчики называли: "предельно преступная высота" – 15–20 метров от земли. Но они и сбивали, особенно афганские вертолеты, с афганскими летчиками...

– По вам они стреляли?

– По нам было выпущено два пуска. Но потом нам летчики сказали – сначала подумали, что стреляют из гранатометов. Оказывается, сделали пуски из ПЗРК (переносного зенитно-ракетного комплекса. – Ред.).

– Но повезло, что афганцы были еще плохо обучены и не подняли антенку?

– В принципе, они были обучены. У них не было времени на подготовку, потому что для подготовки ПЗРК к пуску необходимо время для включения аккумулятора – тот должен был раскрутить головку самонаведения и в течение 40 секунд, до минуты произвести пуск. Тогда ракета уверенно идет в цель. Здесь у них просто не было времени, им не повезло.

– Он же (моджахед. – Ред.) уходить стал...

– Один из боя вырвался и...

– Он уходил с чемоданом...

– Он был с чемоданом и трубой. Мы догнали, попросили все отдать. Он отдал.

– Ну, это – вежливая версия. А правда – сначала догнала пуля. С какого расстояния производили выстрел?

– Метров с двухсот.

– Из какого оружия?

– АКС (автомат Калашникова складной. – Ред.), из родного автомата.

– Двести метров из АКС, с одного выстрела?

– Ну, выстрел был не один. Но мы умеем стрелять...

– С вашими физическими параметрами... Красавец: высокий рост, широкие плечи. Вы же – идеальная мишень. Ведь не случайно семь пулевых ранений.

– Очевидно, да. (Смеется.)

– Владимир Павлович, страшно было?

– Не боится только дурак. Это можно назвать даже не страхом, а волнением, естественным. Но когда уже группа высаживается – а мы высаживались и до ста километров от расположения, – уже начинает работать трезвый разум: как делать, что делать. Тем более когда у нас появились вертолеты – нам придали эскадрилью: четыре "восьмерки" и четыре МИ-24. У нас уже был определенный боевой опыт, и местное душманье вздрогнуло вообще. Мы их начали щипать очень хорошо.

– Что самое тяжелое в такой работе?

– Самое тяжелое – возвращаться с потерями. А самое приятное – это когда даешь результат и у тебя даже ни одного раненого нет. За два с лишним года я, к сожалению, потерял двух человек в группе. Первый погиб рязанский мальчишка – Саша Борисов. Второй – Валера Палец, из Ровно мальчик. В принципе, вся группа была ранена-перебита, но жива.

– А сколько врагов не вернулось домой?

– Группой мы уничтожили более трехсот.

Ольга АКУЛОВА,
Александровский район,
Владимирская область.

25 марта 2019