Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Очевидное – невероятное
Две фразы в свое время стали крылатыми: "Не верь глазам своим!" и "Хватит кошмарить бизнес". Оба этих емких изречения не потеряли актуальности до наших дней. Первая фраза принадлежит вымышленному литератору Козьме Пруткову, вторую приписывают премьеру страны Дмитрию Медведеву.
Две фразы в свое время стали крылатыми: "Не верь глазам своим!" и "Хватит кошмарить бизнес". Оба этих емких изречения не потеряли актуальности до наших дней. Первая фраза принадлежит вымышленному литератору Козьме Пруткову, вторую приписывают премьеру страны Дмитрию Медведеву.
Кошмарят, еще как кошмарят бизнес, дорогие наши читатели! Надеюсь, в ближайшие дни вы узнаете о том, как несколько банков Краснодарского края почти целый год водили за нос крепкое и финансово устойчивое сельхозпредприятие и только через семь месяцев обещаний и оформления сотен бумаг... отказали в кредите! Представить себе это невозможно, если на всех углах тысячи объявлений о предоставлении кредитов без залога, по двум документам. А там – и землю, и сельхозтехнику в залог даже брать не хотели. Во дела!

Не менее "кошмарное" дело ныне происходит в станице Ленинградской, где вполне обычной плановой проверке подверглось известное на Кубани и также вполне успешное и устойчивое предприятие – СПК "Умань 200" – субъект малого предпринимательства. Плановое – это когда с предупреждением, с соблюдением строгого протокола, по букве закона и даже по "запятой". Проводил проверку орган чрезвычайно серьезный, федеральный. То есть такой, выше которого только Генпрокурор РФ. Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор). А конкретно – провел выездную проверку государственный инспектор межрегионального отдела по надзору за опасными производственными объектами нефтепродуктообеспечения, нефтеперерабатывающей промышленности и общепромышленного надзора Ф.А. Кулигин.

Было это 15 июля 2019 года, а уже 1 августа руководителю СПК "Умань 200" был вручен протокол № 169/34-08 об административном правонарушении. Вручение столь строгого карающего документа состоялось ровно в 10 ч. 30 мин. по московскому времени. Все по правилам, секунда в секунду! На титульном листке сверху – герб Российской Федерации, под двуглавым орлом – полное название службы с указанием адресов: Северо-Кавказское управление (Краснодар, Ставропольская, д. 4), межрегиональный отдел (станица Брюховецкая, Привокзальная, д. 2). Именно последнее ведомство и представляет госинспектор.

С первой же страницы документа и до стр. 7 – друг за другом, в строгом порядке перечислены аж два десятка административных правонарушений, одно другого жестче, сокрушительнее. Вопиющие безобразия, одним словом! Читаешь – мороз по коже! Как это – в самой станице с населением под 40 тысяч человек развернуто и действует не просто пожаро-, а взрывопожароопасное предприятие! Высочайший уровень угрозы! Риск взрыва в любую минуту! Там хоть одно нарушение допусти – и взлетит станица к чертям собачьим! А тут – двадцать нарушений в списке! И станица, скорее всего, ничего и не знает, что под боком жилых массивов, в непосредственной близости к бензозаправке действует такой опаснейший объект, а его руководство, считай, наплевало на все требования закона и всех предписаний по пожарной и взрывопожарной безопасности. Какое глумление над законом! Какое вопиющее беззаконие!

Но, чтобы и дальше не распалять читательские эмоции и вызывать законный гнев станичников, сразу скажем: проверке подверглась мельница, которая восемь лет вообще не работает, а в актах проверки указан еще и комбикормовый цех (или завод), которого нет и в помине, это или плод воображения проверяющего, или случайная описка в тексте.

Вот и не знаешь, собственно, с чего начать: с перечня грубейших, почти что криминальных нарушений требований взрыво-пожарной безопасности, которые перечислены в протоколе, или с увиденного собственными глазами. Начнем с последнего, дабы дать читателю представление – о чем, собственно, идет речь.

Итак, станица Ленинградская, улица Дальняя, д. 11. Это – юридический (и фактический тоже) адрес СПК "Умань 200", где на его же территории и расположена мельница, ставшая главным объектом проверки. Вместе с председателем СПК Анатолием Горбачевым и главным бухгалтером Анной Горбачевой и руководителем базового адвокатского образования района Сергеем Филимоновым направляемся на действующий, как указано в п. 8 протокола, объект. Что интересно, на момент визита на мельницу нас, журналистов, даже не предупредили, на какой именно объект, работающий или законсервированный, мы идем, так что дорогой мы как-то недоумеваем, почему под высоким навесом территории такая тишина и пустота, не слышен гул работающего оборудования, не снуют туда-сюда люди, не подъезжают на своем транспорте заказчики, не видно грузчиков с мешками муки. Ни снабженцев, ни фермеров, ни мельников, ни учетчиков, ни оптовых перекупщиков – ни-ко-го. И это в самый пик продажи зерна. Тишина на территории, пустота в цехе, совершенно пустом, где возле дальней стены сиротливо высится остов мукомольного агрегата.

Возможно, это уже по итогам проверки хозяева срочно остановили производство? А нас тут водят за нос? Обходим машину со всех сторон, пытаясь узреть хоть зернышко, хоть щепоть муки. Нет, ни пылинки на линии, ни следа муки на полу! И это – взрывопожароопасное предприятие?! Этот пустой, из блоков сложенный, со стенами чуть не в метр склад (иначе не скажешь!) чем-то там опасен? Если даже рубильник вырублен, а включена всего одна лампочка Ильича? Вот точно – на эту лампочку объект и опасен!

Вообще непонятно, как протокол с 20 грубейшими административными правонарушениями может быть применен к пустому складу? Хотя стоп... Улица Дальняя, 11, – это адрес взрывопожароопасного объекта. Так, может быть, есть еще на территории какие-то предприятия, которые воистину опасны для станицы? Как раз Анатолий Фотьевич открывает огромный засов с замком на соседнем помещении. Устремляемся туда. Что такое? Ничего... Еще одно складообразное и совершенно пустое пространство! Здесь вообще ничего нет. Но когда-то, это в году 2011-м, как объясняет председатель СПК, именно сюда заезжали машины, груженные зерном, по шнекам, установленным в стене, зерно перетекало на мельничный агрегат. Таково требование производства: сырье и готовая продукция должны находиться в разных цехах. Но сейчас все тихо, все пустынно.

– Мы давно уже бросили это дело, – рассказывает Анатолий Фотьевич. – Зерна в любом случае своего хватает, у нас земли тысяча гектаров, но мука ныне в магазинах продается по более низкой цене, чем себестоимость нашей. Когда подсчитали, сами удивились. Оказалось, что наша мельница требует начисления зарплаты и всех отчислений с нее на 10 человек, а покупная мука соответствует зарплатам всего трех работников. Есть разница? Есть, конечно. Кто ж будет работать себе в убыток? Поэтому линию восемь лет тому назад и остановили. А что касается комбикормового предприятия, о котором тоже идет речь в отчетах проверки, так у нас его отродясь не было. Куда нам еще и этим заниматься? Итак освоили глубокую переработку зерна, у нас есть смежное предприятие, которым руководит мой сын Эдуард Горбачев. Десятки наименований выпечки, кондитерской продукции, всеми любимый "уманский хлеб" – все это реализуется не только в станице Ленинградской, а отправляется и далеко за пределы района. Такая востребованность объясняется просто: используем качественную кубанскую муку, печем без добавок, без разрыхлителей, без усилителей вкуса. Никакой "химии"!

Возвращаемся в контору, чтобы окончательно убедиться, что протокол административных правонарушений выписан именно по этому объекту. И собственно, внимательнее с документом ознакомиться.

Итак, тот злополучный пункт 8 протокола № 169/34-08 гласит: "Здания и сооружения, цех по производству муки ЭКСПЛУАТИРУЮТСЯ при отсутствии проектной документации, данных о сроках эксплуатации, чем нарушено..." далее на весь абзац статьи, пункты, подпункты законов РФ. То есть, проверяющий госинспектор увидел то, что мы, совершенно посторонние люди, а с нами и руководство хозяйства, и представитель юридической службы, никоим образом увидеть не смогли.

Вот оно – ключевое слово, из которого и вытекают затем все административные правонарушения. Цепляемся и мы, журналисты, именно за это "эксплуатируется". Как нам доподлинно установить, что весь мукомольный цех не вчера, не после проверки остановили, все чистенько тут прибрали, вымели, тряпочками протерли да и прессу потом пригласили?

– Можно и по документам проверить, что цех давным-давно не работает. – вмешивается в наш диспут Анатолий Фотьевич. – Давайте за все последние десять лет проверим расход электроэнергии.

Поднимаем ведомости электропотребления за последние годы. Вот ведомости за 2019 год, в среднем ежемесячно за оплату электроэнергии по адресу ул. Дальняя, 11 поступило в ейский филиал ТНС ЭНЕРГО по 6–7 тыс. руб. ну, чуть больше, чем в обычной квартире, где пользуются часто и телевизором, и утюгом, и кондиционером, и компьютером, и стиралкой и мультиваркой. Уж и не знаю, сколько тонн муки можно было бы намолоть при таких оборотах электросчетчика.

Но вернемся к документу. Итак, исходя из точки А в точку В, мы должны хоть как-то в своих мозгах уразуметь, идет речь о действующем предприятии или... вообще ни о чем речь не идет. В принципе и идти-то не может, раз цех стоит, оборудование законсервировано, никакого штата мельников и учетчиков в помине не существует. Однако, читаем.

"Не проведена аттестация по вопросам промышленной безопасности Горбачеву Анатолию Фотьевичу..."

"Положение о порядке учета и расследования причин аварий и инцидентов на ОПО (особо пожароопасном объекте) СПК "Умань 200" отсутствует..."

"Отсутствует штатное расписание...". Кстати, этого мало! Еще одно нарушение "Не обеспечена укомплектованность штата работников цеха..." То есть, проверяющий узрел, что не только работники есть, но их еще и мало!

"План мероприятий по локализации и ликвидации последствий аварий... отсутствует". "Отсутствуют резервы финансовых средств и материальных ресурсов для локализации и ликвидации последствий аварий"...

"Отсутствуют документы, подтверждающие ввод в эксплуатацию объекта..."

И далее, и далее – на шести листках! Да, о комбикормовом производстве тоже – черным по белому! "Не обеспечена безопасность производственных процессов при эксплуатации цеха по производству кормовых смесей". Уж и не знаю, что имел в виду автор протокола?!

Кстати, СПК "Умань 200" – это обычный сельскохозяйственный кооператив, который занимается растениеводством. Сейчас все думы руководства о том, как без потерь убрать подсолнечник, как своевременно приготовить поля к озимому севу, как удобрения внести, отсеяться...

Как же получилось так, что бьют сейчас сельхозпредприятие – невесть за что и бьют? Конечно, всякая проверка выявляет хоть какие нарушения – на то она и проверка. Но чтоб так – все с ног на голову перевернуть, выдать "ожидаемое" за действительное?

– Налицо и некорректная трактовка терминов. Предприятие СПК "Умань 200" загодя до проверки заказало экспертизу в краснодарской организации ООО "Южпожтехбезопасность" на определение категории "пожароопасность" и "взрывопожаробезопасность", – рассказывает руководитель базового адвокатского образования, кандидат юридических наук Сергей Александрович Филимонов. – Эксперты дали техническое заключение, в котором определили, что мельница СПК "Умань 200" никак не относится к самой рискованной категории взрывопожароопасных объектов".

– Техническое заключение в ходе проверки передано госинспектору, но по пунктам протокола даже не видно, чтобы он с этим документом ознакомился, – добавляет председатель хозяйства А.Ф. Горбачев. – Именно поэтому я и не стал ставить свою подпись под протоколом, так как в корне не согласен с претензиями, что выставлены по мельничной линии, которая не работает.

На чаше весов два мнения: мельница работает и при ее эксплуатации выявлено столько нарушений или мельница не работает и нарушений в принципе быть не может. Кроме, пожалуй, что одного: сама по себе, простаивая в пустом огромном помещении она может покрываться пылью. Да-да, обычной кухонно-сарайной пылью. Откуда эта пыль только берется? Наверное, сама производит себя. Сколько лет, сколько десятилетий, сколько веков должно пройти, чтобы эта самая "живородящая" пыль произвела пыли столько, чтобы вся эта мельница, весь этот каменный склад взорвались?! А что – не пригласить бы экспертизу – пусть подсчитают!



P.S. На 6 сентября этого года руководство СПК "Умань 200" приглашено "на ковер" в Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору в г. Краснодар. Высокая комиссия будет разбирать грубейшие нарушения эксплуатации мельницы. Обязательно поучаствуем. Водевиль продолжается. И как тут не вспомнить Козьму Пруткова с его замечательным перлом: "Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе". От, блин, не то совсем. Там другое есть. "Только в госслужбе познаешь истину". Точнее не скажешь!

Елена ГЛУШЕНКО,
Краснодарский край.
Фото автора.

9 сентября 2019