Сельская жизнь. Официальный сайт
Новости Сельской Жизни
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать актуальную информацию от редакции газеты Сельская Жизнь.
Вместе к новым вершинам
Интервью с членом СФ от Курской области А.Н. Михайловым, давним автором и, что важно для редакции СЖ, многолетним подписчиком нашей газеты, мы записали в конце августа. Александр Николаевич принял главного редактора в своем кабинете на Новом Арбате в д. 19, где расположены офисы некоторых сенаторов. Рукопожатие крепкое, (чуть руку не свело), а энергии, жизнелюбия и оптимизма еще на 18 лет государевой службы. Столько мой собеседник отработал на должности губернатора Курской области. Пока шла беседа, позвонил знаменитый генерал, Герой России Владимир Шаманов, он возглавляет Комитет по обороне в Госдуме, потом не менее известный Александр Шохин президент РСПП, земляки, предприниматели. Сосредоточиться на разговоре было непросто... Публикуем содержательную часть нашего интервью.
Интервью с членом СФ от Курской области А.Н. Михайловым, давним автором и, что важно для редакции СЖ, многолетним подписчиком нашей газеты, мы записали в конце августа. Александр Николаевич принял главного редактора в своем кабинете на Новом Арбате в д. 19, где расположены офисы некоторых сенаторов. Рукопожатие крепкое, (чуть руку не свело), а энергии, жизнелюбия и оптимизма еще на 18 лет государевой службы. Столько мой собеседник отработал на должности губернатора Курской области. Пока шла беседа, позвонил знаменитый генерал, Герой России Владимир Шаманов, он возглавляет Комитет по обороне в Госдуме, потом не менее известный Александр Шохин президент РСПП, земляки, предприниматели. Сосредоточиться на разговоре было непросто... Публикуем содержательную часть нашего интервью.
– Александр Николаевич, совсем недавно закончилась Ваша первая весенняя сессия как члена Совета Федерации. Комитет по обороне и безопасности, где Вы работаете, мало связан напрямую с Курской областью. Не оторвались от проблем родного региона?

– Я хочу вот что сказать. Совет Федерации – это вторая палата парламента РФ. Верхняя, как ее называют, палата нашего парламента. Она отличается от Госдумы чем? В ней нет партийных фракций. Поэтому я лично, как и другие члены СФ, занимаемся больше практическими делами, то есть у нас больше, на мой взгляд, прагматики, пусть не обижаются на меня депутаты ГД, чем у них. Потому что у последних иногда уходит определенное время на политические споры и разборки. У нас же этого нет, поэтому:

Первое. Половина нашей работы – это законотворчество. Причем это ведь парламент. Он разделен по направлениям. Комитет – это определенное направление.

Второе. Здесь повторюсь, Валентина Ивановна Матвиенко, председатель СФ, абсолютно права, и я двумя руками ее поддерживаю. Все, кто работал в регионах (а она тоже была губернатором) хорошо знают регионную жизнь. Так вот, Матвиенко всегда говорит: "Совет Федерации – это Палата регионов". А это означает, что вторая наша составляющая – это регионная жизнь. То есть мы изучаем положение дел в регионах, которые представляем.

И наряду с текущими проблемами, которые регионы ставят перед нами (или мы сами их замечаем) мы еще работаем и с соответствующими отраслями РФ. Но причем в СФ Комитет наш называется "Комитет по обороне и безопасности". Если в ГД это разделено, то к нам выходят и Министерство обороны, и ФСБ, и Министерство внутренних дел, и другие силовые ведомства нашей страны. А там проблем, поверьте, очень даже много, и поэтому связь с регионной жизнью через это здесь прослеживается напрямую.

Я хотел бы особо подчеркнуть вторую составляющую. Понимаете, после того, как состоялся несчастный для всех нас так называемый Майдан в Киеве в 2014 году, мы в полной мере в Курской области, которую я представляю, ощутили, что мы приграничная область, хотя она такой была по 1991 год и ранее. Потому что у нас 292 км составляет граница с Украиной. Поэтому нынешнее мое положение или нахождение в Комитете по обороне и безопасности, так сказать, продолжает ту линию, которую мы вели, работая в регионе для того, чтобы граница оказалась безопасной для жителей прежде всего наших близлежащих районов к Украине. Да и вообще для страны. Мы вместе с федеральными ведомствами, начиная еще с того же 2014 года, самым активным образом работать по обеспечению безопасности наших границ.

Вот я, еще работая губернатором, а теперь нынешняя администрация (кстати, они продолжают эту работу; хорошо, что Старовойт и его коллеги продолжили ее и сегодня активно тоже ведут) – мы заложили фундамент того, чтобы эти 292 км границы были внятными и понятными. Знаете, за годы совместной жизни там все перепуталось. Люди не очень хорошо понимали, где начинается территория Украины, где наша завершается. Когда уже пришел Порошенко и его коллеги (не буду их перечислять), которые занимали соответствующие посты, они иногда даже нас провоцировали. Мы работали с Министерством обороны и другими федеральными службами делали все для того, чтобы укрепить эту приграничную полосу. Чтобы она была надежна.

– Там раздел земли был с советских времен или уже в постсоветском периоде? Были проведены землеотводы между хозяйствами, населенными пунктами?

– Мы одни из первых. Знаете, до самой приграничной черты были некие хозяйственнички, владевшие несколькими участками земли на нашей территории и которые, в принципе, может, сами того не желая, в определенной степени мешали пограничникам укрепить саму границу. Эту работу мы провели, практически на 99% завершив ее тогда. Сейчас, думаю, нынешняя администрация ее там заканчивает окончательно. И работа уже ведется по обустройству самой границы.

–Кстати, у нас есть демаркация границы с Украины?

– Там проводилась делимитация границы, то есть все-таки линейка была обозначена. И это теперь знают и наши, и украинцы. И наша область оказалась практически одной из первых в стране, которая эти вопросы сняла.

– Но у вас же нет населенного пункта, посередине которого прошла граница?

– Есть. Поселок Теткино Глушковского района.

– Значит, люди, являющиеся родственниками, живут по обе стороны границы? Режим общения, общая инфраструктура каким-то образом отрегулированы?

– Отрегулированы. С нашей стороны делается все для того, чтобы велось это цивилизованно, украинцы же иногда нарушают. Наша область приграничная, что сегодня, по профилю комитета, позволяет мне заниматься и этими проблемами. Мы, конечно, решили вопрос в рамках страны, тем не менее, Курская область на первом плане, поскольку непосредственно имеет границу теперь уже с достаточно агрессивными силами, управляемыми извне, а не с Украины.

Некоторые наши политики и политологи радовались, что пришел Зеленский. Я говорю, друзья, да это были два американских проекта. Один – Порошенко, второй – Зеленский. Победил бы Порошенко, американцы поаплодировали бы, а народ не принял, – и пришел Зеленский. Так, Зеленский из той же серии. Их второй олигарх, друг в кавычках, Порошенко. Но американцам наплевать, Порошенко это или тот, кто стоит за Зеленским. Главное для них – это тоже их ставленник. И сегодня практически ничего не изменилось. Ситуация остается напряженной. И надо думать над этим.

Я уже говорил про границу. Наша задача теперь укреплять ее присутствием там военных сил и т.д.

– То есть ваша работа в Комитете по обороне и безопасности продолжает ту, что Вы вели, будучи губернатором?

– Да. Губернаторам поручалось частое проведение приграничных совещаний со всеми силовыми структурами. Могу даже сказать так: лично я никогда не порывал связей со своими коллегами-хозяйственниками, работающими во всех отраслях. Свидетельство тому – недавняя моя встреча с 3–4 инвесторами, работающими в АПК. Пока там все не до конца отрегулировано, у них есть необходимость посоветоваться, как принять правильное решение, где чего сделать. И наши инвесторы, работающие в промышленности, тоже советуются. Я недавно был в Курске, где встречался с одним крупным предпринимателем. Смотрел, какие проблемы, что, где, чего и т.д. Так что связи не только не потеряны, они становятся нужнее.

И последнее. Еще раз подчеркну, коль мы Палата регионов, у нас есть хорошая возможность (в отличие даже от ГД), и я могу посещать комиссию, работающую по любым направлениям, и ставить там нужные вопросы. С нашим председателем Комитета АПК СФ А.П. Майоровым мы несколько раз советовались, и я брал даже вопросы, бывшие на тот момент. Дальше, у нас в СФ за правило приняты отчеты министров и даже вице-премьеров. За мою бытность у нас отчитывалась Т.А. Голикова и А.В. Гордеев. Я Гордееву задал соответствующий вопрос, касающийся Курской области. Из первых уст, из первых рук его получил и отреагировал. То есть я с этим никогда не порывал, мы не имеем права порывать, плюс социальные вопросы.

– Александр Николаевич, вы сказали, что здесь в Москве встречались с инвесторами, работающими сейчас в Курской области. Вчера мы узнали, что на Беляевском свинокомплексе (входит в "Агропромкомплектацию") вспышка АЧС и они готовятся к уничтожению большого поголовья. Сейчас идет спор между Россельхознадзором и регионами передаче в центр функции по ветеринарному контролю. С этой проблемой Вы сталкивались в области?

– Я сторонник сложения усилий. Пусть они не переталкивают друг на друга. Мы (я и такие же губернаторы, работавшие не один год, а по многу лет) всегда считали, что как раз регионная ветеринарная служба должна координировать свои усилия, а направлять должен Россельхознадзор, потому что у него больше полномочий и возможностей выйти на какие-то другие структуры в стране. Кто сейчас знает, откуда это там у них возникло. Предпосылок вроде не было... Может, это было из какой-то соседней области, Брянской или Воронежской... Кто знает...

– Нет, Новиков прямо сказал, что это ЛПХ, оттуда "ноги растут". И это причина неурегулированности в целом по стране контрольных функций.

– Считаю, что каждый должен нести свою меру ответственности. Знаете, как было хорошо по разным вопросам в советский период, когда работала "вертикаль"? А вот проблематика, о которой мы сейчас говорим, она того и заслуживает. Это не рядовой случай. Речь ведь идет о том, чтобы спасти поголовье и у предпринимателей, и у частных фермеров. Если это зафиксируют, то берется определенная по диаметру территория, на которой придется выбивать поголовье. Люди от этого обрадуются? Да, это беда. Поэтому направлять должен Россельхознадзор, а все регионные службы взаимодействовать с ним для оперативного решения вопросов. Потому что, как в советское время нам говорили в таких случаях, оттуда (сверху, из Москвы) не все заметишь, а заметил регион, но с чем-то, возможно, не справился, и ему быстро не смогли помочь. А у них есть выход на правительство, на другие структуры, на силовые в том числе, и они быстро могут кого-то поставить на место. Некоторые злоупотребляют этим, согласен. У нас был, к несчастью, случай при мне, но в другой части области, на границе с Украиной. Одна наша компания выбила 18 тыс. голов

– Именно из-за АЧС?

–Из-за АЧС, да. С Украины занесли, а каким образом? Работники иногда общаются с украинцами, там у них родственники и т.д. А потом пришел человек на работу – и пожалуйста! А у них, как выяснилось, в 5–7 км от нас в перелесках мертвые больные АЧС кабаны лежали по несколько месяцев.

– Реализация национальных приоритетов и национальных проектов стала настоящим испытанием для целого ряда субъектов. Как в Курской области идет этот процесс, в каких программах участвует регион?

– В Курской области утверждено 45 региональных проектов по выполнению федеральных программ, входящих в состав 10 из 12 нацпроектов (программ). Перечислять все не буду, но назову несколько важных цифр о ходе этой работы.

В целом на 2019 год финансирование всех уровней бюджета составляет почти 7,5 млрд. рублей по национальным проектам. По 43 из утвержденных 45 заключены безденежные соглашения с руководителями федеральных проектов. В системе "Электронный бюджет" по состоянию на 20 августа 36 региональных проектов утверждены. 38 из 45 утвержденных региональных включены в 16 государственных областных программ. Эта работа продолжается.

Хотелось бы чуть подробней сказать и о проблемах. Так при реализации ряда проектов возникают вопросы, связанные со сложностями, возникающими в процессе работы в подсистеме управления проектами государственной интегрированной информационной системы управления общественными финансами "Электронный бюджет" (ответственный – Минфин России) и заключающимися:

– в отсутствии окончательных версий паспортов некоторых федеральных проектов, в частности, федерального проекта "Федеральная активность";

– в утверждении планов мероприятий не по всем федеральным проектам (утверждение региональных проектов было осуществлено в таких случаях без плана мероприятий);

– в технических причинах: при синхронизации разделов паспортов региональных проектов с паспортами федеральных проектов происходит замещение данных регионального проекта с данными федерального (финансирование, показатели, срок реализации проекта, мероприятия и т.д.), данными других регионов. Неверно указаны единицы измерения показателей отдельных проектов, в то же время отсутствует возможность их редактирования на региональном уровне. Ряд мероприятий, которые вносились органами исполнительной власти самостоятельно в планы реализации региональных проектов, сбились при синхронизации с федеральными.

Поскольку это характерно для многих регионов Министерству финансов РФ необходимо, на мной взгляд и так считают многие специалисты, в кратчайшие сроки снять все вопросы, возникающие у регионов при реализации региональных проектов. Это даст результативность.

– Недавно прочитал сообщение о том, что область вошла в пятерку лучших регионов в ЦФО по реализации нацпроекта "Безопасные и качественные автомобильные дороги", обогнав ближайших соседей из Белгородской и Липецкой областей. Какое место в этой программе занимают сельские дороги?

– Когда администрация, которой я руководил, начинала свою работу, поверьте, практически все дороги у нас были разбиты. Имею в виду существовавшие в советский период дороги. Других дорог не было, не строились. И во многих достаточно крупных населенных пунктах, где числилось от 100 до 1000 жителей, дорог не было вообще. Я тогда переформатировал дорожную отрасль и поставил задачу: область должна развиваться по периметру, а не в одном только областном центре. Надо навести порядок. Там почему-то (при А.В. Руцком еще) дважды отремонтировали одну только улицу Ленина. Сделав ревизию и проанализировав все, выяснили, что с ремонта была украдена достаточно значительная, по тем временам, сумма – 35 млн. рублей. По этой улице можно было ездить, остальные же дороги в центре были разбиты, а к селам и вовсе нельзя было доехать. Рытвины и ухабы...

Дороги мы планировали всегда делать из расчета 50 на 50 (по расходам). И все села, особенно которые тогда были важны для экономики области (это начальный этап для экономического подъема области после 90-х; г-н Руцкой основательно положил ее "на лопатки") должны были быть соединены дорогами с твердым покрытием с федеральными и областными трассами. И к 2010 году мы практически это сделали. Мы не гнались за шиком-блеском, не делали 4-полосные дороги, но 2-полосные имелись практически во всех селах, насчитывавших от 100 до 1000 жителей. И село ожило, начало эффективно работать.

Далее, уже работая с Министерством сельского хозяйства, с Правительством РФ в рамках программы "Социальное развитие сельских территорий" мы планировали это и все шло по назначению именно в сельские районы. Даже, честно сказать, иногда жители города Курска обижались на меня. По их мнению, город должен был блистать. Я сказал, нет, друзья, область должна развиваться по всему периметру. Это аксиома.

– Гармонично.

– Да, я в прошлой беседе говорил вам, думаю, сейчас можно и в интервью это отразить. Одним из показателей того, что по социально устойчивому развитию сельских территорий решались вопросы, в том числе и вопросы дорог, являются результаты сельхозпереписи. Смотрите, в Курской области в 2006 году в сельской местности проживало 35% от общего количества жителей. В 2016-м – 34,9%. Почти то же количество жителей, за 10 лет сельское население не уменьшилось. А это значит, что для людей были созданы нормальные условия. Надо это сохранить! Не зря наши предки говорили: "Пока живо село – жива держава".

– И в том числе, видимо, и на селе создавались рабочие места, которых в соседних областях не было?

– Да, в том числе и рабочие места, совершенно верно. Я знаю. Мы, Белгородская, Воронежская (когда там работал Гордеев), Орловская, Тамбовская (Бетин), Липецкая (Королев) области всегда дружили, работали по соседству, друг с другом обменивались опытом, друг у друга его перенимали и т.д. И не в обиду будет сказано, но что касается сельских дорог, то кроме 3-х шикарных федеральных и областных, у Белгородской области сельские дороги хуже, чем в Курской. И они приезжали к нам учиться. Присылали свои делегации, были делегации из Калуги, Калининграда и т.д.

– Если говорить про нацпроект "Экология", возвращаюсь к вашим крупным инвесторам в АПК. Экологический конфликт "Мираторга", связанный со строительством очередного объекта, свинокомплекса, кажется, или птицефабрики. Он все же надуманный или реальный?

– Он не первый и не последний, который реализован. Взять проект той же "Агропромкомплектации". Они вложили в развитие АПК Курской области примерно 36 млрд. рублей. Это крупное предприятие в Линце (там проходил сейчас семинар, на котором присутствовал Д.А. Медведев; оно стоит 8 млрд. рублей), это молочный комплекс, это еще целый ряд предприятий, это элеваторы в районном центре Конышовка недалеко от линецкого предприятия, это еще и несколько свинокомплексов (по-моему, их 8), также расположенных недалеко от центра переработки в селе Линец. Это такие же свинокомплексы, как и у "Мираторга". Считаю, что касается проектов и их размещения по расстояниям и т.д., "Мираторг" делал все в соответствии с правилами. Конечно, это, видимо, проделки его соперников и конкурентов. Что делать, мы сегодня живем в условиях рыночной экономики. Думаю, кто-то изобрел просто фабулу, как его подкузьмить. Давайте так, если взять все целиком, проект стоит около 90 млрд. рублей. Гигантские вложения в сельское хозяйство! Даже не в промышленность. Промышленники вот гордятся, но при мне наиболее крупный проект, кроме атомной станции (это отдельная тема) – металлурги сделали хороший проект где-то порядка на 18 млрд. рублей. А тут 90 млрд.!

– Это весь объем по Курской области, или по стране?

– По Курской области. Кому-то это не понравилось, мне кажется так. Вот про Рыльский район могу сказать (по другим не готов, потому что это после меня уже было): санаторий Марьино. Нельзя строить свинокомплекс. Хорошо, по санитарным нормам, по-моему, он должен быть на 1,5 км от объекта, а ушел, бедный, на 6 км от этого санатория. Сколько еще ему надо уходить? Куда, на Украину, что ли? Ко мне на прием приходили даже его противники и доказывали, что если будет ветер со стороны свинокомплекса, то будет запах. Я говорю, подождите, санаторий Марьино находится в сельском поселке. Когда он был организован, в те советские времена в каждом домохозяйстве держали и коров, и коз, и свиней в том числе. И ничего, санаторий от этого не скорчился. Да, есть норма такая-то, так он ушел даже на 4 нормы дальше. Почему к нему опять вопросы-то?

Так что, думаю, это все-таки проделки конкурентов, провоцирующие население. А что предлагают взамен? Давайте я не буду сейчас обострять эту тему. Не хочется нанести вред региону.

16 сентября 2019